Перед концертом Tesla Boy ART1 пообщался с Антоном Севидовым — о гастрольных тяготах, родном Минске и темных мотивах в музыке.

севидов

Для начала - чего стоит ждать на новом концерте в Петербурге?

Пятьдесят на пятьдесят. Материал был видоизменен. Если ты помнишь, к примеру, выступления Depeche Mode, они со второй половины 1980-х брали известные уже вещи и под концерты их переделывали, получались такие живые ремиксы, которые никогда не выходили - сделаны они из тех же кубиков, но с перестановками. Получается, что старые песни, которые невозможно уже играть в сотый раз, они звучат свежее. Начинаем мы с песни «Minsk 2», и она перестроена, там есть паузы и вступление, которых нет на записи. К питерскому концерту мы позавчера сделали опрос во «Вконтакте», чтобы узнать, какие песни хотят услышать из тех, что мы не играли в последнее время. И там добавились три старые песни.

То есть вы готовите каждое живое выступление чуть ли не отдельно.

Это, видимо, так проявляется моя любовь к джазу, импровизационной музыке. На концерте могут рождаться вещи, которые не придумаешь дома, специально. Первое время в группе музыканты косились на меня: что еще выкинет Антон Севидов, что он сыграет, что придется им делать в этот момент. Но мы с самых первых выступлений привносим элементы импровизции. Сыгранность - это хорошо. Но у нас всегда есть достаточно пространства для импровизации.

Одна из отправных точек для меня в восприятии группы Tesla Boy - это твое выступление на передаче «Утренняя звезда» в 1992 году. Нечасто доводится видеть такую предысторию успешной группы. Получается, что ты с детства был не только одаренным музыкально, но и развитым. Кто тебя подтолкнул и направил в сторону музыки? Родители? Откуда вообще в 1992 году взялся этот подросток на передаче?

Думаю, да, это из семьи. Я вообще из спортивной семьи. Дедушка - футбольный тренер, папа играл в хоккей. Дядя тоже футболист. Но они все были большими меломанами.

Они привозили пластинки, когда ты рос в Минске?

История такая, что по папиной линии все москали. Но папа уехал с родителями в Минск в 1962 году, потому что дедушке Петр Машеров предложил тренировать команду «Динамо - Минск». И до конца 1960-х папа жил там, там пошел в институт, и его первая жена оттуда, и вторая жена, моя мама - тоже оттуда. Таким образом вся семья связана с Минском, Белоруссией. Я родился еще в Минске, но сразу же родители уже окончательно переехали в Москву. Дед постоянно ездил за границу, потому что команда играла в Еврокубке, и привозил пластинки. Все джинсы везли, а он — стопки пластинок. У меня почти все те винилы до сих пор дома лежат.

В моей семье все были очень музыкальны. Помню дедушкин шкаф, где стояли винилы, на печатной машинке был сделан каталог, все очень аккуратно. Бережно с пластинками обращались, этому придавалось большое значение. Музыка была - соул, джаз, фанк, просто какая-то эстрада американская типа Элвиса Прэсли, Фрэнка Синатры или Нэт Кинг Коула. И с детства все это падало на мои еще неокрепишие уши, попадало куда-то в сердце. Потом совершенно случайно - никто не думал, что я стану заниматься музыкой - но в нашу обычную школу пришла женщина, которая выбирала детей для хора.

На тот момент я вообще занимался теннисом. Родители думали, что я буду теннисистом. Я ходил на стадион «Динамо» по три-четыре раза в неделю на тренировки. Надо, конечно, сказать спасибо родителям: они почувствовали, что мне не очень интересно заниматься спортом. И я сделал выбор в пользу музыки.

Кроме того, у папы еще было много друзей-музыкантов. Например, папин друг Валера Дайнеко, который поет «Беловежскую пущу» в «Песнярах». И он адский фанат Стиви Уандера. Когда он приходил в гости, то мы до утра слушали пластинки и он пел все это. Так постепенно и пошло: я поступил в Гнесинку, стал заниматься джазовым фортепиано.

Играете ли в Минске концерты? И как тебе сегодняшний Минск, который является удивительной машиной времени, отправляя нас в город нашего детства?

Я маленьким часто там бывал, и я его очень люблю. После Москвы это как, не знаю, спа-релакс-реабилитационный центр. Спокойно, чисто, люди все спокойные, открытые, нет агрессии. Понятно, что все это ощущения приезжего человека, и жить там - другое дело. Минчане жалуются на скуку и однообразие.

Зато группа Tesla Boy приезжает!

Да, мы раза три там уже играли, в последний раз как раз 22 марта.

Возвращаясь к «Утренней звезде» - чем был обусловлен выбор композиции, ты же там «Summertime» поешь?

В ролике на YouTube я пою «Summertime». Но есть запись еще трех песен - «Georgia On My Mind» Рэя Чарльза, «Isn’t She Lovely» Стиви Уандера и еще я пел знаменитый блюз, который пела Билли Холидэй - «God Bless The Child».

Ты сам отобрал все эти вещи? Вот сейчас дети, которые идут на шоу «Голос: дети» окружены педагогами, родителями, и надо сказать, что успех на кастинге сильно зависит от материала.

Здесь мы плотно общались с папой и мамой, обсуждали, выбирали. Я помню были сомнения - может, эту песню, или вот эту? Но мы это сделали втроем с родителями. Редакторского контроля не было, и вокалом я на тот момент не занимался ни с кем.

Я не совсем помню, как это шоу было устроено? Там были туры? Ты появлялся в этой передаче не раз?

Там была система «навылет». 1/32, 1/16, 1/4, полуфинал, финал. Я дошел до финала.

Победил?

Нет, в финале я проиграл группе из Иркутска, Jazz Baby.

А что сейчас делает группа Jazz Baby?

Куда-то они все пропали. Там было два мальчика, две девочки. Кстати, очень хорошо пели, правда. Помню, у меня начинался период гормональной перестройки, и казалось, что в той группе была одна длинноногая девочка одна, хотя не помню, как ее зовут.

Как ты пережил период мутации? В YouTube мы слышим, как поет просто такой колокольчик, и с такими тонами, которых, конечно больше у тебя нет.

Недаром в Италии кастрировали бедных певцов, чтобы они сохранили дискант. Да, дискант - это дискант. У меня этот период прошел довольно безболезненно, голос медленно сползал вниз года полтора. Сейчас у меня основной голос - баритональный, хотя могу петь фальцетом. Кстати, последний концерт на суперфинале «Утренней звезды», я помню, что я пел, но уже не очень управлял связками, голос плавал, потерялась легкость - начиналась мутация.

Вот на детском «Голосе», который сейчас идет на Первом, мы видим детей, которые - за исключением тех, кто занимается в фолк-кружках - хотят петь как Бейонсе или Рианна, со всеми присущими мелизмами. Это окей, если поется джазовая классика, но на русском материале это звучит весьма нелепо. Как считаешь, какая из этого последует тенденция? И как бы ты сам вел ребенка, окажись ты роли наставника на таком шоу?

Я могу сказать вообще в целом про детей, про новые поколения. Я поражаюсь, насколько это другие люди, какие у них другие мозги, другое все. Один американский психолог сказал, что я скорее учусь у своего сына, нежели учу его. Многие намного круче, чем наше поколение.

Меня удивила история одной моей знакомой, она успешный человек, психолог. И ее сын, которому 11 лет, очень умно отвечает на вопрос «Чем ты хочешь заниматься в жизни?». У меня самого есть цель, я за минуту наверное смогу объяснить, в чем она заключается. Но для людей это часто обескураживающий вопрос. И вот этот ребенок 11 лет сказал, что он хочет сказать коучем, психологом, который занимается развитием личности. «А зачем?» - спросили его. «Понимаешь, в мире очень много несчастных людей, и я знаю, как им помочь и сделать их счастливыми». Не задумываясь сказал об этом! Нам надо больше доверять этим детям, молодым дарованиям. Их надо поддерживать во всех начинаниях, и не надо ограничивать в намерениях. Вот мы, взрослые, сейчас заняты ситуацией с Украиной и Россией, муссируем темы государственности, истории, а для них этих проблем не существует, потому что они уже - граждане мира. Купил билет - летишь на Бали или в Амстердам. Я даже не знаю, чему таких детей можно научить. Скорее, наше наставничество тут будет во вред.

А я правильно заметил, что ты фактически единственный музыкально образованный человек во всей плеяде заметных российских групп, которые поют по-английски?

Скажем так: я единственный, кто не скрывает.

Я внимательно послушал альбом «The Universe Made of Darkness». Гармонически очень зрелая и взвешенная музыка. Продакшн блестящий, но весьма удивительно вот что: я ожидал развлекательной танцевальной музыки, а на деле, если вслушаться, пластинка полна мрачных тонов, пронизана ощущением тревоги, как, извини, на хорошем отходняке. Это помимо воли?

С одной стороны, это развлекательная и танцевальная музыка, да. Но я живой человек и переживаю весь спектр эмоций. Ты правильно сказал - это как будто раннее утро, и тебя отпускает, и ты погружаешься то в состояние, когда что-то уже закончилось, а новое еще не началось. Находишься в подвешенном состоянии. Меня беспокоит много разных вещей. Думаю, это откроется в будущих работах. Вот в альбоме нашей старой группы «Неонавт» было много не сказать депрессивных, но темных и тягучих моментов.

А тексты важны для Tesla Boy? Ты говорил о том, что долго тренировался укладывать русские тексты в мелодию для группы «Неонавт», слушая классиков русского рока. А у Tesla Boy слова неброские, возможно, отсюда идет это ощущение отстраненности всего альбома в целом. Только слово «girl» режет слух, такое частое слово у тебя.

Видимо, песня «Machete» дает о себе знать. Слово «girl» есть еще в «Invisible»: Invisible girl и Girl with a knife. Мелодия не работает, пока нет текста - именно поэтому я всегда писал все припевы сразу. Так было и в «Electric Lady», и в «Spirit of The Night». Приходила идея, сразу с фразой, сразу с хуком, к ней лепилось уже все основное.

Песня Machete - вообще глубоко психологическая, про девушку, которая поднимает актуальную проблему подростков, живущих с разведенными родителями. Как правило, девочка остается с мамой, отец уходит к молодой жене, при этом отец становится предателем, но девочка все равно его любит, потому что папа - это главный мужчина в жизни. И когда она встречает ребят, у нее ничего не клеится. Она сразу начинает включать негативный фильтр. И видит в парне человека, который ее предаст. Это я заманиваю тебя послушать, о чем же я все-таки пою.

Обязательно переслушаю! Если вернуться к твоему пути. Есть какие-то впечатления от обучения в училище Гнесиных? Как там складывалось?

У меня очень хорошие воспоминания об Ордынке. Ценность в том, что я познакомился там с кучей разных музыкантов. Я поступил, когда мне было 14, они были все постарше. Хотя большая часть предметов мне не особо что-то дала, как я сейчас понимаю.

Какой самый нелюбимый предмет был?

Нелюбимого не помню. Но помню, что было трудно - музыкальная литература. Она была у нас очень жесткая. Надо было прослушать совершенно сатанинское количество музыки, например Вагнера - слушаешь часами только увертюру, включая диалоги на немецком, просто взрывается мозг. И надо было запоминать все это, а потом слушать ролик из разных кусков и сдавать отгадайку, когда тебе нужно ответить, что это играет, любой кусок любой симфонии или квартета.

Я на дипломе в училище играл финал Первого концерта Рахманинова. Это недосягаемая для меня высота, которую я взял, и не думаю, что когда-то снова возьму - нет такой необходимости просто.

После училища и до «Неонавта» у меня была в 15 лет первая группа «Лимонная кислота», Citric Acid - мы ездили по джазовым фестивалям. «Неонавт» был неуспешным и нереализованным в каком-то смысле проектом, поэтому я дополнительно занимался саунд-продакшном, делал аранжировки, в частности, для группы «Би-2».

Тебе, как «царю хипстеров», их новая песня «Хипстер» нравится?

Есть такой прием - дилэй, мне кажется, ребятам надо его выключить. Такую песню надо было выпускать ну года три назад. Даже песня о 1990-х сейчас воспринималась бы лучше, «Мужчина в красном пиджаке». Насколько я помню, они всегда пытались быть очень модными и очень следили за музыкальными трендами. Теперь же я удивлен этой попыткой вернуться к саунду «Брата-2», но того глубокого ощущения безысходности, которое было на альбоме тех времен, в новой вещи нет.

А ты продолжил бы работу аранжировщика, саунд-продюсера?

В этом есть кайф. Возможно, когда я буду совсем старым. Сидишь дома у себя на студии, тебе никуда не надо ездить - это не гастрольная жизнь в шестью перелетами в неделю, как у нас бывает иногда.

Я сейчас довольно много по дружбе помогаю Сереже Мезенцеву, который DJ Огурец. Он известен по проектам «Реутов-ТВ» и «Письмошная». Серега, надо сказать, режиссировал наш клип «Dream Machine». Для меня был это новый опыт - я был продюсером на этом клипе.

В прошлом году у вас было около 100 концертов как в России, так и в Мексике и США. И хотя вы не входите даже в двадцатку популярных групп России, это совершенно уникальный успех для наших музыкантов.

Знаешь, когда ты находишься посреди Техаса, в американском туре, когда концерты были практически каждый день, а передвигаться приходилось - это я сейчас жалуюсь - на минивэне, а жрать приходилось буквально на бензоколонках, - так вот, знаешь, я ехал и я ныл. Господи, как тяжело! Как я хочу спать! А сейчас еще этот гребаный концерт, куда мы там едем - в Остин или Даллас, уже не понимаю. А потом я будто вернулся в детство, в 12-15 лет. Ведь скажи тому парню, что ты будешь ехать по Америке, между своими концертами, ну ты же наверное был бы рад, это же, наверное, то, чего ты хотел. Смешанное ощущение усталости и невообразимого счастья.

Воспринимают ли всю вот эту волну - Pompeya, On-the-Go, Tesla Boy - как российскую музыку за рубежом?

Думаю, воспринимают как просто музыку. Глобальную. Обычно слушатели удивляются. Это не работает таким образом: так, давайте посмотрим, что там в России интересного? О! Есть такие-то группы. У нас долгое время за границей фанаты были в основном в Мексике. Не в России, не в Европе, а именно там, в Мексике.

Как считаешь, какова роль удачи в твоей жизни? Была группа «Неонавт», и тебе приходится постоянно рассказывать журналистам, что это за проект — никто не помнит. При том что у «Неонавта» был контракт с Universal, «Нашествие» и все такое.

Это тонкий вопрос. Я думаю, что правы те, кто говорит о годах упорной работы. Но ты не можешь передвинуть небесные тела. Думаю, тут «делай, что должно, и будь, что будет». Сидеть на месте и говорить, что судьба не сложилась - глупо, с другой стороны - делать и считать, что Грэмми обеспечен — тоже не выход.

В ходе нашей беседы ты много говорил о психологии. Проходил ли ты сам психотерапию?

Да. Моих родителей очень рано не стало, я их очень любил. Я проходил курс психоанализа достаточно долго. С этого, собственно, все началось. Книги, которые подбрасывают мои близкие друзья, я читаю на эту тему. Одна из них «Ментальные ловушки», которую написал Андрэ Кукла. И я помню, был впечатлен книгой Ирвина Ялома «Жизнь без страха смерти», в которой он описывает работу с безнадежными раковыми больными и описывает эффект изменения сознания. Фраза «чтобы излечить свою душу, мне пришлось заболеть раком» меня в свое время сильно пробрала, и я книгу многим друзьям рекомендовал, правда не все готовы ее читать и даже думать на эту тему. Проще не думать, что все, что они видят вокруг исчезнет, потому что они умрут. А страх этого глубоко сидит и мешает жить.

Не считаешь ли ты, что в свое время немного ошибся с выбором концепции для группы Tesla Boy? Нет ли ощущения, что ты уже немного вырос из этого словосочетания?

Она перестанет работать, когда это перестанет быть кому-то нужным.

И каковы твои взаимоотношения с Николой Теслой - не выходит ли он с тобой на сеансы связи?

Он удивительным образом действительно возникал в моей жизни. В детстве я мечтал «вот буду я в Нью-Йорке!», городе моей мечты, и вот я в Нью-Йорке, и узнаю, что Тесла умер прямо на Манхэттене в отеле - мне так это было странно! Потом я узнал, что мой прапрадед по папиной линии был сербом - и Тесла тоже серб. Кстати, нас любят в Сербии, и выступление на фестивале Exit было одним из самых потрясающих. Так что мы связаны, но я не могу раскрывать всех секретов.

Назови своих любимых певцов.

Брайан Ферри один из любимейших певцов, люблю Моррисси. Из соул-певцов люблю Марвина Гея. Мне нравится, как Дэвид Сильвиан поет.

Отлично. Ты звучишь на альбоме уже почти как зрелый Брайан Ферри. Завершим нашу беседу разговором о пресловутой седине. Расстраивает?

Когда я сомневаюсь в своем внешнем виде, то всегда спрашиваю какую-нибудь подругу. И как-то ляпнул одной, что вот, мол, появились седые волосы, надо закрашивать. Она такая: «Ты чего, дурак? Не трогай!». Многие подозревают, что я крашу волосы в седой, но года через два я уже кажется буду полностью седым, тогда поговорим. Папа был полностью седым в моем возрасте, так что это генетическое.

Клуб «А2», 28 марта, 20.00