Сергей Якунин, Петр Перевезенцев «Герой нашего времени». Центральная библиотека имени Лермонтова, 21 марта — 12 апреля 2014

01_jakunin

Проект двух московских художников в Библиотеке имени Лермонтова назван «тотальной инсталляцией». Это звучит радикально для консервативного учреждения культуры, какими были и остаются большинство отечественных библиотек, однако признанный жанр современного искусства распространился широко и даже успел стать старомодным. Большие инсталляции все чаще критикуются сейчас за подмену настоящих идей зрелищностью и внешней эффектностью, которая маскирует отсутствие художественной проблематики, а «тотальность» зачастую выражена только размерами.

Сергея Якунина и Петра Перевезенцева, которые известны прежде всего работами в жанре «книги художника», выручает библиотечный контекст и главный повод — тема 200-летнего лермонтовского юбилея. Создавая свои произведения, оба художника имеют дело с бумагой, но материалом их творчества правильнее считать саму литературу, которой с помощью бумаги придается новая художественная форма.

02_jakunin

Две большие скульптуры из бумаги сделаны на каркасе из веток Сергеем Якуниным: один демон расправляет крылья у подножия парадной лестницы и пытается отделиться от стены, в другой фигуре сразу узнается «Демон сидящий». Много метров крафт-бумаги потрачено на Кавказские горы, они устроены как военная палатка или шатер, куда можно и нужно пробираться. Внутри не только темно и тесно - сообщающиеся каморки наполнены объектами, также там есть механический привод, благодаря которому «изгнанник рая» в виде небольшого самолетика будет махать крылами над вершинами рукотворного Кавказа. В пещере-кабинете поэта лежат несколько книг, каждая — плод кропотливой работы Якунина. В его исполнении черновики Лермонтова выглядят так: две книги с нарисованными на картоне пистолетами и рыцарскими мотивами, третья — по-видимому, эротическая любовная лирика, - дамские кружева и чулки, растянутые на потертых металлических рамках. Наполнены внутренности горы и другими занимательными придумками, частям уделено столько же внимания, сколько и общему, если не больше.

Как раз здесь - слабая сторона инсталляции, которая легко дробится и поэтому распадается. Для художника-книжника все равноценно, и конечной формальной ценностью остается сама бумага, он чувствует и понимает ее возможности. Нельзя сказать, что у Якунина нет привычки работать с масштабом - кроме занятий книгой, он известен как сценограф и художник кино. Но в библиотеке он берет за основу очень хорошо знакомую ему архитектуру книги и строит все, отталкиваясь от этого модуля. В результате получается эффектная декорация, всего-навсего большая (и временная) оболочка, внутри которой демонстрируются книжные работы. В этом смысле сделанная им инсталляция экстенсивна.

Точно так же в арифметической прогрессии собирает объекты Петр Перевезенцев. Его «Лермонтовский проспект» расположен на оставшемся пространстве по периметру зала и в целом хорошо дополняет центральный объект своей музейной интонацией. Вдоль условно вытянутой панорамы сгруппированы различные артефакты, созданные художником: карты таро, наброски и рукописи, привлекающие старой фактурой вещи без определенного назначения. Раскладывая из этих предметов пасьянс, Перевезенцев играет с идеей мемориальной экспозиции музея-квартиры: часть предметов подписана, часть нет, под первым пунктом стоит вопрос «Поддается ли классификации мир Лермонтовского проспекта?». Превращение Лермонтова в персонажа в работах художника кажется избыточным, но почему бы не приписать еще несколько рукописей или эскизов классику русской литературы?

Открывая выставку, Сергей Якунин попросил зрителей аккуратнее наступать сапогами на отроги Кавказских гор - на крафт-бумаге можно поскользнуться. Это могло стать злободневной метафорой, если бы показанная работа не была такой игрушечной, увлекательной и наглядной. Подобный игровой момент существует в восприятии любой тотальной инсталляции, некоторые даже построены на нем целиком - как, например, проекты для детей работающего в Финляндии Александра Райхштейна. Думается, и Сергей Якунин, и Петр Перевезенцев также относятся к авторам, успешно и профессионально использующим все внешние формы контемпорари-арт. Не обязательно подходить ко всем произведениям сразу с глобальной меркой большого «искусства последних проблем» - можно просто дать им изъясняться собственной негромкой речью, попытаться расслышать ее и понять их обаяние.