Пространство Rizzordi Art Foundation расположено на действующей фабрике. От остальных петербургских арт-пространств его отличает еще и то, что здесь нет ни резидентов, ни субарендаторов. Главное для Rizzordi - это выставочная деятельность и популяризация актуального искусства.

 

rizzordi1

 

 

Где это

Местоположение пространства является его достоинством, и, одновременно, недостатком. Район будто бы созданный для организации целых кварталов творческих кластеров и различного рода культурных институций, находится на отшибе: оказаться здесь случайно, просто проходя мимо, практически не возможно. Добраться до огромного кирпичного здания, расположенного по адресу Курляндская улица, 49, можно с Невского проспекта на 22 автобусе или от станции метро «Нарвская» практически на любом виде транспорта. Пешая прогулка от метро до Rizzordi займет 15 – 20 минут.

rizzordi2

 

Что было

Шестиэтажное здание солодовни, в котором расположены выставочные площади Rizzordi - это один из ярчайших примеров кирпичной промышленной архитектуры второй половины 19 века. Огромное сооружение, выстроенное по проекту архитектора Эммануила Юргенса в 1875–1876 гг., занимает целый квартал и относится к комплексу зданий некогда крупнейшего в России Калинкинского пивоваренного завода, который в советские годы получил название Степана Разина. Здесь располагались кладовые, ледники, погреба для хранения сырья, а теперь на одном из этажей раскинулось выставочное пространство. Любопытно, что в остальном здание до сих пор сохранило свое функциональное назначение и до сих пор является солодовней, правда, здешний солод теперь используют не для пива, а для производства кваса.

rizzordi3

 

Что стало

Культурный благотворительный фонд и одноименная выставочная площадка Rizzordi Art Foundation выросли из художественной галереи, организаторы которой в определенный момент решили заняться более масштабными проектами в сфере современного искусства. В 2009 году на одном из этажей действующей солодовни завершился ремонт, и состоялось первое мероприятие. Учредителям фонда показалось логичным начать работу нового пространства, расположенного на территории промышленного предприятия, с граффити. В итоге Международный фестиваль уличного искусства объединил не только художников-графитчиков, но и музыкантов, танцоров, а также авторов, работающих в жанре инсталляции.

С тех пор и до настоящего времени Rizzordi Art Foundation представляет из себя не только благотворительный фонд, деятельность которого направлена на поддержку художников и продвижение современного искусства, но и одноименное лофт-пространство площадью 4 тысячи квадратных метров. Размеры этой площадки позволяют проводить на ней масштабные выставки и объединять под одной крышей работы многочисленных авторов. С 2009 года здесь уже реализовано немало заметных проектов. На групповой экспозиции Expression Beyond, которая объединила выполненные исключительно в черно-белой палитре работы всемирно известных художников, был представлены знаменитые зеркальные кубы австро-хорватской дизайнерской группы Numen/For Use.

Помимо организации масштабных, в том числе и международных, выставочных проектов фонд Rizzordi Art Foundation активно участвует в программах таких городских фестивалей, как «Ночь музеев» или «Ночь актуального искусства». В рамках последней на площадке лофта по принципу арт-ярмарки была организована выставка Total Contemporary, объединившая десять петербургских художественных галерей.

rizzordi4

 

Резиденты

Отличительная черта Rizzordi это то, что на этой площадке количество субарендаторов сведено к минимуму. Не случайно учредители этого лофта обозначают расположенные на их территории книжный магазин Lebigmag и кафе, которое работает от случая к случаю, не резидентами, а сателлитами. Этажом выше выставочного пространства расположено несколько художественных мастерских, но, как уверяют учредители Rizzordi, называть условия, согласно которым художники могут тут работать, коммерческими никак нельзя.

Финансовая основа существования лофта – это фандрайзинг, когда инвестиции привлекаются под конкретный проект или фестиваль.

rizzordi6

 

Что будет

Планы учредителей Rizzordi условно можно разделить на две части. Первая связана с развитием самого пространства, вторая – с его художественным наполнением и будущими проектами. Сейчас в выставочный зал ведет хоть и широкая, но довольно обветшалая лестница. В будущем появится еще и, как его называет руководители лофта, «премиальный вход». Также они намерены осваивать пространство крыши, с которой открывается невероятный вид на город.

Что же касается творческих планов, то в этом году большая их часть связана с проведением в Петербурге 10-й «Манифесты». Стоит также добавить, что в мае в Rizzordi Art Foundation пройдет выставка современного британского искусства English Breakfast.

rizzordi6

 

Прямая речь

Анна Шумилова, президент Rizzordi Art Foundation:

«Сооружение, в котором мы находимся - один из красивейших примеров промышленной, фабричной архитектуры. Здесь всегда располагалась солодовня, и сейчас тут не пивоваренный завод, а производство кваса. Специфический запах чувствуется до сих пор, но он не раздражает. Мы – единственная площадка в городе, которая работает на действующем производстве.

Обладающий огромным потенциалом район, к сожалению, выпадает из культурной жизни города. Надеюсь, что, в том числе, и благодаря нам, он будет жить новой, очень насыщенной и интересной жизнью. В будущем эта часть города вполне может оказаться неким новым молодежным, культурным центром. Многое зависит от заинтересованности инвесторов.

После того, как мы нашли это помещение, мы стали советоваться с профессионалами, приглашали архитекторов, объявляли конкурс проектов оформления пространства. Правда, в итоге был избран компромиссный вариант. Дело в том, что архитекторы предлагали полностью все изменить, а нам хотелось сохранить пространство таким, каким оно было до нашего появления. Изменения коснулись только внутреннего зонирования. Работа была проделана громадная. Нам пришлось вырезать огромные железные дуги, которыми было перетянуто все пространство, открыть кирпичную кладку, вывезти невероятное количество строительного мусора – чуть ли не 30 КАМАЗов.

Нам повезло с собственниками . Переговоры шли легко, и, как ни странно, владельцы солодовни, которая тут функционирует, очень быстро прониклись нашими идеями. К тому же, то помещение, которое было нам предложено, пустовало и не приносило им никакой прибыли. Мы не стали кластером в классическом петербургском ключе, когда все площади поделены между разными арендаторами. Благодаря этому нам удалось сохранить идейное и пространственное единство.

Наши задачи не должны ограничиваться продажей произведений, наша цель – показ разных, в том числе масштабных проектов, что не под силу небольшим коммерческим институциям. Но все же мы выросли из галереи и по-прежнему занимаемся продажей работ и привлечением коллекционеров, но это не основная наша деятельность. Еще одно наше принципиальное отличие от других - мы периодически даем возможность не просто выставляться, а работать прямо на нашей площадке.

Что касается взаимоотношений с городом, то я считаю основной своей задачей – развитие культуры. Тут было бы идеально идти по пути Берлина, власти которого прекрасно понимают, что городское развитие происходит в первую очередь за счет поддержания культурной жизни. Что касается нас, то нам никакая поддержка не оказывается. Взаимодействие с городскими властями ограничивается участием нашей площадки в «Ночи музеев». Хотелось бы большего.

Оценить ситуацию с независимыми городскими арт-пространствами, мне довольно сложно. Когда даешь количественную оценку – всегда появляется мера условности. Если сравнивать с Берлином, на который мы при создании нашего лофта отчасти ориентировались, или, допустим, с Нью-Йорком, то у нас просто ничего нет, но отталкиваться нужно не от западных примеров, где культура лофтов формировалась чуть ли не с начала XX века. Если сравнивать нынешнюю ситуацию в Петербурге с тем, что было тут десять или двадцать лет назад, то сразу становится ясно, что определенный микромир подобных пространств у нас уже сложился. Правда, о формировании некой культуры освоения промышленных объектов говорить, конечно, рано. Все заняли свои ниши. Медленное развитие подобных пространств - это не проблема Петербурга, это проблема всего российского законодательства. Конечно, печально, что многие творческие инициативы загибаются, и город теряет хорошие площадки, как, например, «Четверть», однако, проблема намного шире, чем случай с «Четвертью», и ее надо решать.

Наша мера успеха – это коммуникация на международном арт-рынке. Нам важно, кто нам пишет, кто о нас знает, куда нас приглашают и кого приглашаем мы. В связи с тем, что мы, по сути, занимаемся выставочной деятельностью в чистом виде, и никаких бонусов для наших посетителей в виде, скажем, магазина модной одежды, у нас нет, то нам приходится много работать для того, чтобы интерес к современному искусству был массовым».