Дмитрий Солнцев «Новая аналитика». Галерея «Мастер», 3 — 17 апреля 2014.

2014_04_02_Solnzev 1

В начале ХХ века русское искусство, не скованное глубокой европейской традицией, находилось на острие поисков в области художественной формы. Кубофутуристы 1910-х годов пытались представить становление вещей во времени - «четвертом измерении», одновременно разлагая их на составляющие структуры и выявляя «прибавочные элементы». Эти процессы в искусстве были параллельны развитию точных наук, лингвистики, машинной индустрии, открытию ценности экзотического, примитивного и первобытного творчества.

Процессы, подобные тем, что радикально обновили облик цивилизации в начале века, можно было наблюдать и в его конце — 1980-90-е годы. Произошла очередная техническая революция - вторжение в обыденную жизнь дигитальных, генных и прочих новейших технологий, используемых для глобального моделирования. Одновременно, геологические сдвиги происходят в массовой культуре, информационных технологиях, антропологии, психиатрии и т.д. Для искусства Дмитрия Солнцева, чье становление как художника пришлось на рубеж восьмидесятых и девяностых, характерны черты этой удивительной эпохи динамичных перемен, которая еще только начинает изучаться искусствоведами. В творчестве Солнцева потребность нового осмысления и конструирования мира воплотилась, с одной стороны, в анализе и разложении художественного языка, а с другой, наоборот - в синтезе и сращивании, казалось бы, несоизмеримых вещей, подобно тому, как диджеи той эпохи «сводили» самые немыслимые музыкальные стили.

Формально произведения Солнцева, которые условно разделяются на несколько взаимовлияющих циклов, можно отнести к роду палимпсестов - текстов и изображений, стертых и вновь нанесенных один поверх другого, и звучащих одновременно в многоголосном хорале. В одном произведении среднего формата у художника можно найти слои коллажа из старых газет, тонировку акрилом, абстрактные письмена в стиле граффити, фигуративную живопись, шелкографическую печать и прорисовки масленой пастелью. В произведении сосуществуют элементы различных жанров (портрета, жанровой сцены, натюрморта, плаката и т.д.) и стилей - абстракционизма и поп-арта, экспрессионизма и сюрреализма, комикса и граффитизма, транавангарда и компьютерной графики... Таким образом образуется гипертекст, ассоциирующийся с пространством интернета - новая версия аналитического искусства, с современных позиций препарирующего художественный образ.

Brawny IV

В этом искусстве мы видим постепенное формирование нового типа художника, в котором проявляются одновременно местная традиция и выраженные интернациональные черты: Дмитрий прекрасно ориентируется в международном контексте своих опытов. Также, в этом искусстве стирается граница между внешним и внутренним - они постоянно меняются местами. С одной стороны, это сокровенное искусство, в котором художник всерьез занят самонаблюдением, контролем над состояниями, выслеживанием чудес и знамений (отметим, что это первая выставка Солнцева более чем за 20 лет работы). Но тот же автор - ироничный игрок, увлекающий в роскошную красоту молодежного фэнтези и устраивающий ловушки для тех, кто ищет определений и названий. Здесь конструктивность и декоративность сочетаются с импровизационным началом, продуманность - с легким дыханием, а орнаментализм и медитативное «автоматическое письмо» каллиграфа, превращающегося в «кисть Божью» - с интеллектуализмом, пропущенной «через голову» аналитикой.

Интеллектуально и формально изысканная живопись Солнцева часто апеллирует к наслаждению, которое приносит музыкальное, ритмическое и композиционное начало. Текст у него не умер, но превратился в орнамент. В этом проявляется принципиальная направленность его искусства в сторону переднего края современного творчества, в целом потерявшего идеологические и конструктивные основания и ведущего авангардные бои в области фактур, интонаций колорита, оттенков звучания - там, где новое, вызревающее чувство жизни еще не покрылось красотой и не закостенело в нарративе и идеологии.

В ситуации неопределенности и вялости, в котором сейчас пребывает современное отечественное искусство, для Дмитрия Солнцева, очевидно, не существует проблем: он ловит волну, с гребня которой ему открываются манящие перспективы и вызывающие азарт задачи, сил для решения которых ему не занимать.