Все события церемонии вручения девятой премии в области современного искусства и комментарии победителей — в репортаже ART1.

    Репертуар «Кабаре безумного Пьеро» варьируется от Александра Вертинского и аргентинского танго до Аркадия Северного и Курта Вайля. На «Инновации» «Кабаре» исполняли стихи Андрея Родионова Репертуар «Кабаре безумного Пьеро» варьируется от Александра Вертинского и аргентинского танго до Аркадия Северного и Курта Вайля. На «Инновации» «Кабаре» исполняли стихи Андрея Родионова

Церемония награждения лауреатов премии «Инновация» прошла 9 апреля в девятый раз и впервые — в Музее Москвы, который недавно переместили из здания храма Иоанна Богослова на Новой площади в Провиантские склады на Зубовском бульваре. Поначалу были споры, стоит ли давать краеведческому музею такие огромные площади, которые больше подходят для музея современного искусства. Но судя по тому, что новым директором Музея Москвы стала экс-руководитель центра дизайна Artplay Алина Сапрыкина, скучными краеведческими экспозициями работа институции ограничиваться не будет.

Для церемонии оборудовали зал с красно-кирпичными стенами, разделенный на три части арочными анфиладами: смонтировали сцену, освещение, зрительный зал и даже балконы, расположив их в арочных проемах. Ставил церемонию, как и прежде, режиссер Андрей Сильвестров, сценическое оформление разработал один из основателей Московского музея дизайна Степан Лукьянов и художница Антонина Баевер. Пускать видео по старинке на один экран в то время, когда большая часть аудитории привыкла следить за событиями через несколько порталов одновременно — айфон, айпад, персональный компьютер и так далее, — было бы неблагоразумно. Поэтому сделали два: две видеодорожки проецировались одновременно на квадратный и овальный экраны. Квадратный формат экрана — это, конечно, «Инстаграм», а овал — условное лицо, этакая маска. Вел церемонию Сергей Чонишвили, вернее — его голос, записанный заранее, и видеопроекция на овальном экране, изображавшая только рот и ровную щеточку усов ведущего.

view

Кроме велюрового баритона и усов Чонишвили, в роли конферансье выступала пара из «Кабаре безумного Пьеро». Они исполняли стихи Андрея Родионова, написанные специально по случаю, под оркестровый аккомпанемент. Каждый куплет был этаким шуточным реверансом в сторону институтов: кураторства, художественного производства, регионального искусства, арт-критики, работу которых и поощряет премия «Инновация».

Получить премию «За творческий вклад в развитие современного искусства» за Владислава Мамышева-Монро вышла его мама Нина Ивановна. Артемий Троицкий, вышедший вручить ей награду, сравнил Мамышева-Монро с Синди Шерман, сказав, что американка «просто гримировалась и переодевалась», а Мамышев-Монро перевоплощался, «и все это было мучительно».

artemiy troitskiy, nina mamisheva Артемий Троицкий и Нина Мамышева

Награду «За поддержку современного искусства в России» получил Шалва Бреус, учредивший культурный фонд «Артхроника» и премию Кандинского. Номинация, в которой премировали Бреуса, — единственная, не предполагающая денежного приза. Бреус справедливо заметил: очевидно, в России, чтобы получить премию в области современного искусства, нужно учредить премию в области современного искусства. Выдать награду Шалве Бреусу вышла новый заместитель министра Мединского Елена Миловзорова, которая вмонтировала в свою речь словосочетание «семиотика современного искусства». Публика не оценила, как и притаившийся где-то в полумраке активист, начавший параллельно речи Миловзоровй скандировать «Слава России, героям слава!». Этим активистом был арт-анархист Денис Мустафин, известный серией стикеров, расклеенных в метро: «Постановления правительства. Поправки в федеральные законы. Изменения в Конституцию» с телефоном приемной президента РФ.

Лучшим кураторским проектом ушедшего года по праву стала выставка «Реконструкция» Елены Селиной — двухчастный проект, состоявшийся на площадке культурного центра «Екатерина». В «Реконструкции» команда Селиной воссоздала знаковые выставочные проекты с 1990 по 2000 годы, имевшие место в московских галереях, многие из которых уже почили, как, например, Obscuri Viri, галерея в Трехпрудном переулке или «Первая галерея». Двухтомный каталог «Реконструкции», номинированный на «Инновацию» как лучшая работа в области искусствознания, стал без преувеличения настоящим учебником по современному московскому искусству.

На эту награду также претендовали Дмитрий Гутов, курировавший собственную выставку «Удивляться нечему», Екатерина Дёготь и Дэвид Рифф с масштабным проектом Первой Бергенской триеннале современного искусства, Второй международный фестиваль активистского искусства «Медиаудар» и выставка Алексея Масляева «Завтра воды не будет» о мимолетных впечатлениях, вдохновленная в том числе и примером галереи в Трехпрудном переулке — художественного сквота, существовавшего в 1991—93 годах.

Группировка «ЗИП» Группировка «ЗИП»

Награду в номинации «Региональный проект» получила краснодарская группировка молодых художников «ЗИП», существующая на базе самопровозглашенного Краснодарского центра современного искусства. Премировать художников под неодобрительный гул вышел Семен Михайловский, намедни назначенный комиссаром российского павильона на Венецианской архитектурной биеннале. Восемь молодых подвижников из Краснодара много кричали в микрофон, радостно шумели и обещали на полученные деньги — 400 тысяч рублей — создать фонд, чтобы «все художники могли получать зарплату». Фотографии с отчетной выставки группировки «ЗИП», на которых художница Капустян в целует капусту в засаженном поле, а Василий Субботин торжественно лижет полотно «Любительница абсента» Пабло Пикассо, а потом ждет, когда в холст впитается слюна,  напоминают и о стихийности перформансов Новых тупых, и о художественных опытах «Первой галереи» в Москве. Выставка «ЗИПов» «Утопический скелет» открылась через день после церемонии вручения «Инновации» в XL-галерее.

Активный член группировки «ЗИП» Татьяна Стадниченко рассказала, что значит быть независимым институтом современного искусства в Краснодаре:

«Этот проект длился около трех лет, над ним работало очень много людей. У нас есть восемь активных художников, которые сегодня присутствовали на сцене, и есть много художников, которые просто делают выставки, но не заботятся о том, чтобы поддерживать сам проект, саму институцию. Каждый художник в нашей организации исполняет свои функции: кто-то отвечает за выставочную деятельность, кто-то — за сбор архивной информации, кто-то — за приглашение художников, а еще кто-то — за резиденцию. Я отвечаю за сбор информации, публикацию каталогов и международные контакты, то есть высылаю приглашения на выставки за рубеж. Последний раз у нас были художники из Норвегии.

В Москве современное искусство понятно всем, в Краснодаре — никому: нет отдачи, интереса, много критики. Делать современное искусство в Краснодаре — как асфальт грести массажной щеткой.

У нас нелегальный институт, который работает как официальный: приглашает художников, ведет лекции. У нас есть сайт, проходят выставки, есть художники, но нет никакой официальной документации. Иначе как самоорганизацией это назвать нельзя».

ekaterina bobrinskaya, tamaz manasherov Учредитель фонда «U-Art: ты и искусство» Тамаз Манашеров вручает приз за книгу Екатерины Бобринской "Чужие?" редактору Екатерине Алленовой

Британский куратор Дэвид Эллиотт вручил награду за лучшую работу по искусствознанию Дмитрию Булатову, автору книги «Эволюция от кутюр: искусство в эпоху постбиологии». Книга также номинировалась на премию Курехина, где в этом году жюри отказалось вручать награды в номинации «Текст об искусстве». Этот выбор жюри оказался непредсказуемым: многие ожидали, что приз  возьмет книга Екатерины Бобринской «Чужие?», рассматривающая неофициальное искусство под новой оптикой. Работа Бобринской в свою очередь получила специальный приз от культурно-благотворительного фонда «U-Art: Ты и искусство».

Прежде, чем Саша Пирогова взяла награду Французского института и приз в номинации «Новая генерация», Stella Art Foundation премировала Софью Гаврилову и Алексея Корси за инсталляцию «Кому принадлежит тень от зонтика или Don't Even Thing of Touching My Parasol» — работу «о торговле воздухом в условиях теневой экономики».

Саша Пирогова Саша Пирогова

Студентка Школы фотографии и мультимедиа имени Родченко Саша Пирогова получила сразу две награды за 10-минутное видео «Библимлен» (здесь можно посмотреть отрывок), в котором художница, используя элементы современной хореографии, моделировала непривычные ситуации в самом обыкновенном и знакомом контексте — в библиотеке. Саша коротко рассказала о разнице между движением и танцем, своих художественных ориентирах и «Библимлене»:

«Изначально Российская библиотека собиралась праздновать юбилей и нашла нашу школу (Школу Родченко, — прим. ред.), чтобы сделать совместную выставку. Видимо, из студентов только мне одной удалось найти большой интерес в этом проекте. Я начала снимать маленькие истории, которые потом мой мастер Кирилл Преображенский посоветовал мне объединить в единое путешествие.

Я занимаюсь движением уже давно. Сказать “танцем” будет очень громко. В целом воспринимаю пространство через движение. И нашла такую прекрасную комбинацию как движение и видео, которую и использовала в своей работе.

Чем танец отличается от движения? Это примерно как кино и видео-арт. Сейчас между танцем и движением очень тонкая грань, поэтому я очень аккуратно говорю “движение”. Это очень большая область, спорная на данный момент: что танец, а что — нет.

Я ориентируюсь скорее на танцевальных художников, чем на видео-артистов. Мне очень нравятся работы Александра Экмана — молодого хореографа, который работает с NDT, Жерома Беля — он как раз занимается не танцевальным театром, очень приближенным к тому, чего я хотела бы добиться».

Юрий Альберт и Марина Лошак Юрий Альберт и Марина Лошак

Приз за произведение визуального искусства из рук Марины Лошак получили куратор Екатерина Деготь и художник Юрий Альберт за проект «Что этим хотел сказать художник?», состоявшийся в ММСИ на Гоголевском. Это ретроспективная выставка-процесс, включавшая симпозиумы, экскурсии и круглые столы, изменялась по ходу своей работы: вначале на стенах музея не было ни одной работы Юрия Альберта — только их описания, созданные посторонними людьми и как бы интерпретировавшие собой, что же этим хотел сказать художник. По ходу выставки описания заменяли на оригинальные работы. Впервые в истории премии приз, на который традиционно номинируется художник или коллектив художников, получил и куратор. «Инновацию 2013» дали ретроспективной выставке — звучит, может, и странно, но если разобраться, то выставка Деготь и Альберта работает с актуальным в здешнем художественном мире конфликтом между институтом современного искусства и зрителем.

Фотографии предоставлены Art PR