Одна из лучших российских фолк-исполнительниц Инна Желанная выпускает новый мини-альбом «Изворот», а осенью обещает первый за долгое время лонгплей. ART1 беседует с певицей и представляет свежую песню — «Старый муж».

InnaZhelannaya-4_photo-Olympia Orlova_800

Почему вы приняли решение выпустить новый материал на виниле? Это стало настолько востребованным сейчас?

Винил возвращается, становится модным. Но мы подумали, что это все-таки по-прежнему тема для эстетов, если можно так выразиться, поэтому решили отобрать для него наиболее интересные с музыкальной точки зрения композиции. Кроме того, хотелось включить в виниловую пластинку песни, по максимуму насыщенные акустическими инструментами. В EP «Изворот» войдут шесть песен, больше невозможно вместить без потери качества. Винил станет своего рода «миньоном», предваряющим выход полновесного двойного CD.

Что будет из себя представлять сам альбом?

Мы решили собрать в альбом все песни из нашей программы, которые еще никогда нигде не издавались — Смоленской, Белгородской, Могилевской, Полесской, Курской, Брянской и других областей России, Украины, Белоруссии. И не поверите, их набралось на два альбома. Мы решили все же сделать один, но двойной, потому что наша публика любит разные песни,  и что-то выпустить, а что-то отложить до следующих изданий было бы несправедливо. Тем более, что хочется двигаться вперед, надо закрывать «старые долги» и делать новые песни, новые программы, новые альбомы. В записи приняли наши давние друзья: скрипачи Тина Манышева (Валентина Манышева, солистка группы Tinavie - прим.ред.) и Геннадий Лаврентьев, на маримбе играет Лев Слепнер, саксофонист Руслан Колин, великий электронный музыкант Аркадий Марто, молодой тувинский певец из группы «Хуун-Хуур-Ту» Радик Тюлюш.

 

 

Как вы с Радиком познакомились?

На одном из концертов «Хуун-Хуур-Ту». Но, знаете, в музыкальной среде все, в принципе, друг друга заочно знают. Так что можно просто брать телефон и звонить. Если даже лично мы с кем-то незнакомы, так вот и отличный повод познакомиться — поиграть вместе.

Откуда в репертуаре появилась песня «Старый муж»?

Из Смоленской области. Разбирая свои многотонные архивы, я остановила выбор на этой песне, она показалась мне очень заманчивой с этими “семерочками” (Размер 7/8 — прим.ред.). Сразу представилось, как можно ее сделать в нашем ключе, и она как-то сразу получилась. Бывает, не складывается, не «женится» песня с аранжировкой, как ни крути, что ни делай — не выходит, лежит годами заготовка и ждет своего часа. А тут все сложилось сразу — и песня зажила.

 

 

Вы продолжаете следить за электроникой? Помнится, вы говорили, что любите Infected Mushroom, а в «Старом муже» слышно влияние драм-н-бейса. Что вас зацепило в последнее время из такой музыки?

Нет, не слежу. Последний альбом транс-дуэта Younger Brother «Vaccine» — очень понравился! Но это было давно. Сейчас в моем плейлисте сплошной Ник Бертш (Швейцарский неоклассический пианист и композитор — прим. ред.).

Я ловлю себя на том, что не очень слежу за текстами ваших песен - сосредотачиваюсь на сложносочиненных аранжировках. Думаю, что я не один такой. Вам не обидно, что из-за музыки от слушателя ускользает содержание песен, нарратив?

Я тоже не очень слежу за текстами наших песен. Мне вообще кажется, что значения слова в музыке сильно преувеличено, переоценено. Мы занимаемся музыкой — и музыка на первом месте. Но, при всем этом, люди знают слова, подпевают на концертах. Я не вижу проблемы. Не могу согласиться насчет сложных аранжировок: у нас в песнях чаще всего присутствуют один-два аккорда, гармония практически не меняется, буквально в половине вещей примитивнейшая попсовая прямая бочка. Что же тут сложного? Наверное, если сравнивать с мэйнстримовыми российскими коллективами, наша музыка кажется сложной для восприятия — но только тем, кто слушает мэйнстрим. Наша публика, возможно, более подкована музыкально.

Расскажите о кампании по сбору средств на пластинку в интернете. Быстро ли удалось их собрать, жизнеспособная ли это схема?

Мы сели в студию задолго до того, как запустили проект на Planeta.ru. Позже списались с «Планетой», выработали совместно план действий и объявили о сборе средств. В студии мы все снимали на фото и видео, монтировали ролики-отчеты, добавляли в продажу на «Планете» новые акции — билеты на текущие концерты, например, или посещение студии. В общем, всячески старались заинтересовать людей. Начать проект по сбору средств мы долго не решались, на первый беглый взгляд находя в этом некий элемент «побирательства». Побираться не хотелось. Но вопрос назрел — накопилось огромное количество материала, с которым надо было что-то делать. И предложение пришло само. Вернее, это поначалу не было конкретным предложением, это был вопрос от наших друзей, создавших портал Planeta.ru — не хотим ли мы прибегнуть к поддержке наших поклонников? Я вникла в суть системы глубже и поняла, что это, коротко говоря, система предпродажи продукта на этапе его изготовления, и это единственный возможный для нас вариант.

 

 

Я слышал, что вы преподаете вокал. Кроме технических моментов — постановки голоса и так далее — о чем стоит подумать начинающим исполнителям перед выходом на сцену?

На мой взгляд, нет никаких универсальных руководств, все очень индивидуально. Кто-то сидит в гримерке в тишине и глубокой сосредоточенности, кто-то общается с гостями, кто-то разыгрывается на своем инструменте, кто-то чатится в фейсбуках до последнего. Одни относятся к выходу на сцену крайне серьезно, как к священному ритуалу, а другие легко и без особых мистических настроений, просто как к работе. И то, и другое абсолютно нормально. Я, признаться, не умею справляться с волнением. И не верьте, если вам скажут, что артисты со стажем уже не волнуются, это неправда. Причем, это настолько непредсказуемо, что подстраховаться невозможно. Волнение может придти, а может не придти, может накатить прямо с утра в день концерта и на весь день, а может охватить внезапно прямо на сцене. И что с этим делать, как бороться — мне неведомо. Остается только идти по плану, делать свое дело, сосредоточиться на том, какая сейчас будет песня или, например, какой номер надо нажать на процессоре. Переключить свое внимание на что-то конструктивное.

В 2004 году распалась ваша предыдущая группа Farlanders. Вы поддерживаете отношения с музыкантами, с которыми раньше играли? Может быть думали о совместном концерте?

Из того состава мы работаем вместе только с басистом Сергеем Калачевым. И с Сергеем Старостиным частенько пересекаемся на фестивалях, порой даже устраиваем по старой памяти совместные выступления — но небольшие, один-два номера из старенького. Бывает, видимся с Вовой Жарко, одним из любимейших барабанщиков из тех, с кем мне довелось поработать в Farlanders. С остальными не общаюсь и не вижусь.

Александр Чепарухин, с которым вы в 90-е очень плотно сотрудничали, сейчас практически стал одним из локомотивов Pussy Riot. Вас политика как-то трогает? Присоединение Крыма, например?

Мне очень жаль, что с Сашей произошли такие разительные метаморфозы. Уверена, было бы больше пользы, если бы он продолжал, как прежде, заниматься продвижением российских артистов на Запад и привозом зарубежных великих мастеров сюда. Это был своего рода «культурный обмен» в котором он разбирается лучше всего и, пожалуй, лучше всех. Но, в конце концов, это его право заниматься тем, что ему на сегодняшний день близко и важно. За политикой я сейчас слежу, как никогда. По Крыму — не разделяю ни сожалений, ни восторгов. Считаю, что все это большая игра «сильных мира» на большие деньги, и рассчитывать, что в этой игре кто-то реально думает и заботится о простых гражданах — например, о русских людях на Украине — по меньшей мере, наивно. Как и наивно полагать, что простые граждане Украины сделали эту «революцию».

 

 

Фото: Олимпия Орлова