Австрийская художница Ева Шлегель на протяжении своей карьеры неоднократно обращалась к теме полета. Герои ее работ устремляются в небо, где-то парят, а зрителю остается лишь завидовать - или следовать их примеру. Недавно Ева Шлегель привезла в Россию свою инсталляцию «No Man’s Heaven» («Небеса необетованные»). Московский Мультимедиа Арт музей показывает ее в рамках Фотобиеннале в пространстве Фонда культуры «Екатерина». ART1 расспросил художницу о проекте и о том, как важно иметь крылья за спиной.

 

Почему вам захотелось воплотить идею полетов?

Расскажу одну историю. Мне нравится работать с разными медиа, экспериментировать с фотографией, видео. И однажды меня пригласили сделать выставку для музея. В подобных проектах всегда есть доля риска. Вдруг людям не понравится твоя работа? Вдруг они скажут: «О, как ужасно!» Но приходится идти на этот риск, если хочешь чего-то достичь. Так вот, полет физический и ментальный, когда твоя фантазия устремляется куда-то, во многом похожи. И то, и другое состояние всегда сопряжены с риском падения, провала. Но, вместе с тем, полет это еще и возможность парить - в небе ли, в духовных сферах. Этот образ мне очень нравится. Мне также была интересна идея пересечения границ, когда ты выходишь из обычного пространства и открываешь для себя что-то неизведанное.

Как по-вашему, человек вообще должен обладать способностью к полету? Понятно, что он столетиями к этому стремился, но все же природой в него такой талант не заложен.

Ну, конечно же. Пусть человек и твердо стоит ногами на земле, он должен стремиться к чему-то большему. Надеюсь, мои работы смогут подвигнуть кого-то на такой риск. Пусть это будет, ну, не знаю, просто что-то новое - необходимо стремиться к чему-то большему в жизни.

В вашей инсталляции все находится в движении. Крутятся пропеллеры, на них постоянно меняется картинка. Кажется, еще чуть-чуть - и сам полетишь. Как появилась идея создать такой «perpetuum mobile»?

Этот проект я начала еще 20 лет назад. На камеру Super 8 снимала пропеллеры, на которые проецировалось изображение. Собственно, сами пропеллеры символизируют бесконечное движение: они вращаются так быстро, что нам не видно лопастей.

 

 

«No Man’s Heaven», помимо прочего, это ведь еще и столкновение мужского и женского начал?

Да, мне всегда казалось, что полеты - прерогатива сильного пола. Даже среди космонавтов мужчин больше, чем женщин. В своей работе я эту несправедливость устраняю, и предоставляю равное пространство и мужчине, и женщине. Знаете, меня привлекает образ Чудо-Женщины - такой сильной, выносливой героини. Может, в России эти проблемы не столь актуальны, но в Европе женщины всегда получали меньшую зарплату, всегда существовали профессии, куда женщин не принимали. Я бы хотела, чтобы у них было столько же прав, сколько и у мужчин.

Но вы ведь также предлагаете отказаться и от физических условностей: не так важна телесная оболочка, когда разум воспаряет в небеса.

Действительно, мне это важно. Нужно осваивать новые территории, новые идеи. Преодолевать физическое, одним словом.

Один из важных элементов выставки - рассказы космонавтов об их опыте пребывания в космосе. Жутковато их читать: они слегка панические.

Ну, это на самом деле, естественно. Они как раз рассказывают о том, как преодолевали свой страх, неуверенность оттого, что оказались «посреди пустоты». Европейское космическое агентство ежегодно приглашает художников для обмена опытом: мы общаемся, может, из этого тоже что-то выйдет.

 

 

Два ваших проекта на Венецианской биеннале были, так или иначе, связаны с полетом и преодолением пространства. В 1995 году вы участвовали в проекте, который фактически перемещал зрителя в другую реальность. А в 2011-м, будучи комиссаром Австрийского павильона, с художником Мариусом Шинквальдом создали историю о том, что чувствует и как ведет себя человек, помещенный в неудобную для себя среду и вынужденный постоянно с ней взаимодействовать.  Так что же преодолевает сам художник?

Вообще-то, все зависит от конкретного человека. Главное - познать себя, и это действительно рискованное предприятие. Я, конечно, не призываю никого действовать бездумно, все-таки лучше соблюдать баланс. Что касается меня, то главным побудительным мотивом остается движение вперед. Время от времени я, конечно, думаю, что неплохо было бы найти работу, сидеть каждый день в офисе с 9 до 5, получать зарплату и спокойно жить. Но я же понимаю, что это не для меня. Для любого художника жизненно необходимо быть в постоянном поиске. Иногда, конечно, можно посидеть в жюри и заработать денег, но не это главное. Важно все время переосмыслять свой опыт, происходящее с тобой, находить новые идеи. Это не так-то просто: надо искать темы, всматриваться в них, решать, что ценно - по проторенным путям идти неинтересно.