Режиссер Яна Тумина поставила в БТК спектакль по «Принцу и Нищему» Марка Твена — исповедальные истории о трудностях подросткового возраста и болезненном переживании аутсайдерства. Героями спектакля «Тетрадь Тома Кенти» становятся эмо и панки, а в основу пьесы также легли дневники реальных подростков.

tk1

Пока зрители рассаживаются, на сцену (она формальная - действие разворачивается в фойе театра) один за другим выходят герои-подростки. Кто-то фотографирует себя на айфон в разных ракурсах, кто-то пишет на стене «Я здесь был», кто-то готовится вскрывать себе вены. Новый спектакль Яны Туминой буквально создан для неформального пространства: тут полно неожиданных визуальных и шумовых эффектов, интонаций разной степени напряженности. «Тетрадь Тома Кенти» — исповедь вступающего во взрослый мир человека, уязвленного и пока только пытающегося осознать свое «я».

Каково это — быть другим, проживать чужую жизнь, прятать свое истинное лицо — пытаются ответить самые разные люди. С разным цветом кожи, разрезом глаз, социальным положением. Работая с реальными дневниками современных подростков, Тумина призывала юных актеров увидеть за каждым криком о помощи образ: перед нами театр теней и горловое пение, суицидальные игры со стеклом и веревками, трогательные перестукивания детских ботиночек в придуманном спальном мешке.  Персонажи сменяют друг друга со скоростью света: одного не принимают родители, другого — сверстники, третий сам себе непонятен. У всех свои способы уродовать свое тело и уйти из жизни, и каждый одинаково выброшен на обочину социума.

9Oek6xu5Cxo

Помимо этого, как принято в любой страшной сказке (а ведь именно в мир сказочный, игровой сбегают отчаявшиеся дети под надрывную песню «Show must go on»), мы сталкиваемся с рассказчиком, великим и ужасным. Его образ многослоен, навеян мрачноватыми бертоновскими фантазиями и одновременно атмосферой неблагополучных кварталов Лондона XIV века. Он то Джек-Повелитель, то злобный Джокер с зашитым ртом: шагает на ходулях, скрипит и зловещим голосом сообщает о творящемся вокруг беспределе, а в финале и вовсе взлетает огромной, накачанной воздухом бумажной куклой под потолок.

Порой градус пафоса зашкаливает, например, когда внимание публики с трюков и фокусов вновь переключают на проблемы переходного возраста и заламывают руки под избитую фоновую музыку. Тумина признается, что спектакль адресован в первую очередь родителям, хотя самыми внимательными и благодарными зрителями могли бы стать в данном случае как раз подростки, успевшие прочувствовать всю несостоятельность и равнодушие взрослых. Ограничение по возрасту, однако, не позволит им приобщиться к инфернальному действу. А зря, ведь когда тебе тринадцать-четырнадцать, особенно остро ощущаешь потребность доказать, что «мир непрост, совсем непрост». И когда вдруг твоим союзником становится не просто взрослый человек, а внимательный театральный режиссер, можно смело утверждать: в жизни вот-вот начнется новый этап.

Трагический манифест «Тетрадь Тома Кенти».

Большой Театр Кукол.

По мотивам романа Марка Твена «Принц и нищий».

Руководители проекта Яна Тумина и Александр Балсанов.

Режиссер Яна Тумина, художник-консультант Эмиль Капелюш.