Лучший спектакль для детей найден! По версии жюри Одиннадцатого фестиваля «Арлекин» им оказался спектакль «Снежная королева» Красноярского ТЮЗа в постановке молодого режиссера Романа Феодори. В Красноярск уехала не только серебряная статуэтка, но и деньги на постановку следующего детского спектакля, а также призы сценографу Даниилу Ахмедову, актрисе Наталья Розановой (Герда) и композитору Евгении Терёхиной.

tkd_7033

Большая часть остальных наград (включая приз Ирине Латынниковой за режиссуру и Сергею Синицыну за главную мужскую роль) тоже оказалась в Сибири, а именно в Театре для детей и молодежи г. Кемерово, который представил на фестивале обезоруживающе простую камерную историю «Что случилось с крокодилом». Специально найти два столь несхожих по своему сценическому языку и масштабу спектаклей, наверное, невозможно, а значит, нет нужды говорить и об одной тенденции в театре для детей. Здесь, как и во взрослом театре, позволительно все, лишь бы достигало главной цели – пробуждать фантазию и умение думать в новом направлении.

Сворачивая, а то и просто комкая цветную бумагу, молодые актеры и актрисы кемеровского театра создавали на длинном, засыпанном песком, столе «Африку», по которой передвигались бумажные змеи, верблюды и жирафы. Казалось, многообразие появлявшихся существ и возможностей игры с ними удивляло самих актеров: случайно испустив крик, актриса вдруг изумленно замирала, а коллеги уже навешивали ей уши из папиросной бумаги и сворачивали из кофты длинный хобот. Игры в духе фильмов «Кикуджиро» или «Дура» могли бы продолжаться бесконечно, если бы внезапно не обнаружился магистральный сюжет о крокодилах (сердитые лица в обрамлении надвинутых на брови капюшонов) и их детенышах (в шариках бумаги оказались зеленые оригами-крокодилы). Вот незадача – в одном яйце оказался не крокодил, а желтый птенчик. Но «папе»-крокодилу все равно нужно о нем заботиться – ловить ускользающего червяка, которого тут же, не с первого раза попадая в нужный размер, изготавливают из бумаги соседи по столу, а в финале даже взмыть вверх. В этой форме спектакля для самых маленьких (при этом трогающего и взрослые сердца), давно освоенной на Западе и только-только появляющейся у нас, пополам детской игры и театра. Но именно подобный минимализм и могут себе позволить лишь самый изобретательный режиссер и самые лучшие актеры. Это остро ощущается, когда на расстоянии вытянутой руки от зрителей буквально из ничего рождается подлинное театральное чудо.

"Что случилось с крокодилом" "Что случилось с крокодилом"

Все режиссеры знают, что именно так понимали специфику театра Питер Брук и Ежи Гротовский, но, увы, мало кто из них готов прибегнуть к «пустому пространству» и «бедному театру» для детской аудитории. Почему-то многие из постановщиков (к счастью, их творчество обычно не добирается до фестиваля) всерьез считают, что дети любят громкую музыку, кричащие наряды и визгливые голоса, а дети нынешние – еще и эстетику компьютерных игр. Так, по сомнительному пути сращивания «стрелялок» и театральных подмостков пошли создатели нашумевшего в Петербурге спектакля-фэнтези «Элион.Version 2.0» в Кукольном театре сказки у Московских ворот. Однако поражающие воображение костюмы, созданные Филиппом Игнатьевым (они оказались отмечены призом «Арлекина»), которые были бы хороши и уместны в цирковом шоу или блокбастере, не только не скрасили плохо написанную историю о спасении мира от некромантов, но лишь усилили ощущение агрессивности этого трехчасового, насыщенного метанием мин и гранат, действа. Тут уж не до собственных фантазий.

В свою очередь молодому литовскому режиссеру Каролине Жерните (премия Дирекции фестиваля и приз зрительских симпатий «Глазами детей») удалось убедить зрителей в том, что украинская ночь – это действительно «Божественная ночь! Очаровательная ночь!», и вовсе не прибегая к визуальности. Спектакль «Майская ночь»  Московского театра кукол прежде всего адресован незрячим зрителям: именно им уготованы восемь кресел на сценической площадке, прямо среди актеров.

Майская ночь08 "Майская ночь".

Режиссер объяснила свой выбор целевой аудитории желанием сделать так, чтобы спектакль буквально не мог обойтись без зрителя. А работа в театре для незрячих (Каролина Жерните поставила три спектакля такого рода в разных городах) убедила: именно такие, особенные зрители – наиболее чуткие и открытые одновременно. В «Майской ночи» зрители-участники месят тесто, а потом пробуют пирожки на вкус, по их плечам пробираются куколки, изображающие героев, они держат ветки цветущих майских деревьев и вдыхают запах погасшей свечи. Но главное – и незрячие зрители на сцене, и обычные в зале погружаются в музыкальную партитуру, которую искусно и озорно в режиме реального времени ткут актеры. Уход головы сопровождается бряканьем камешков в котелке – так под его ногами шуршит на дорожке гравий. Рвется с цепи лающий пёс, колышется таинственный пруд, скрипит отворяемое Ганной окно – для всех этих шумов находится свой эквивалент, находится именно здесь и сейчас, на территории театра. По завершении спектакля один из маленьких зрителей – зрячий, но участвовавший в спектакле с завязанными глазами, заявил, что «обычно в театре все видишь, но ничего не чувствуешь, а в этом спектакле ничего не видишь, но все чувствуешь». Вот уж действительно, главного глазами не увидишь.

Читайте также:

Юлия Клейман "Из Красноярска с любовью и спецэффектами"

Сергей Самойленко "Торжество любви"

Нина Асташкина «Паззл складывается у тебя внутри»