18 мая (6 мая по старому стилю) 1800 года окончился земной путь Александра Васильевича Суворова (1729/1730–1800) — одного из основоположников русского военного искусства, полководца, не потерпевшего ни одного поражения в своей долгой военной карьере.

Граф Суворов-Рымникский. 1800 г. Репродукция с живописного портрета И.-Г. Шмидта, сделанного с натуры в Праге. Граф Суворов-Рымникский. 1800 г. Репродукция с живописного портрета И.-Г. Шмидта, сделанного с натуры в Праге.

9 мая 2014 года — в День Победы — были подведены итоги мультимедийного конкурса «Имя Победы», целью которого был выбор «общенародным голосованием» полководца, который внес наибольший вклад в историю военной славы России. Победителем, среди 100 полководцев, предложенных для открытого голосования недавно учрежденным «Российским военно-историческим обществом», предсказуемо стал Суворов. Организованный конкурс встраивается в тренд по государственному «воспитанию патриотизма». Полагаем, на фоне множества сомнительных инициатив этот конкурс относится к числу наиболее внятных, несмотря даже на то, что в ряду отобранных организаторами претендентов на национальный символ наблюдается фантасмагорическое соседство Вещего Олега и адмирала Колчака, Ивана Грозного и Александра Лебедя, Троцкого и Каппеля… Вообще, список имен заслуживает отдельного анализа; в частности, отметим, что наряду с легендами прошлых веков в нем есть и фигуры новейшей истории, в том числе персоны, занимающие государственные посты.

Нижеследующий текст мы посвящаем Суворову — чей гений долго и трудно шел к признанию. Почти четверть века ушло у него на выслугу первого генеральского звания (генерал-майор). Еще четверть века потребовалось на то, чтобы удостоиться высшего генеральского чина (генерал-фельдмаршал). Царедворцем и фаворитом Суворов никогда не был. «Меч Павлов, щит царей Европы, Князь Славы… Веков явленье чуда!.. Се, Суворов, ты!..» — восторженные строки Державина в какой-то степени передают тот «символический капитал», который российская власть присваивает вот уже более двух столетий, вспоминая и канонизируя великого полководца[1]. Но, напомним, даже похороны Суворова в эти майские дни 1800 года стали актом общественной фронды по отношению к самодержцу (официальных объявлений о смерти и похоронах Суворова не было). Далее — бессмертие. Вспомним, что этому предшествовало.

Михаил Микешин, Иван Шредер, Виктор Гартман.  Фрагмент фриза памятника «1000-летие России» в Великом Новгороде. 1862. На этом памятнике фигура Суворова находится в составе 36 военных деятелей и среди 128 самых выдающихся личностей в российской истории, — выбранных 150 лет назад. За спиной Суворова фельдмаршал П. А. Румянцев и генерал-фельдмаршалы М. Б. Барклай де Толли и М. И. Кутузов. Михаил Микешин, Иван Шредер, Виктор Гартман.
Фрагмент фриза памятника «1000-летие России» в Великом Новгороде. 1862.
На этом памятнике фигура Суворова находится в составе 36 военных деятелей
и среди 128 самых выдающихся личностей в российской истории, — выбранных 150 лет назад.
За спиной Суворова фельдмаршал П. А. Румянцев и генерал-фельдмаршалы М. Б. Барклай де Толли и М. И. Кутузов.

Начав службу в 1748-м, в 1762-м Суворов произведен в чин полковника и назначен командиром далекого Астраханского пехотного полка. Первые его военные победы относятся к чуть более раннему времени, 1759–1761 годам, сражениям Семилетней войны (1756–1763).

В 1763–1769 годах он командовал Суздальским пехотным полком в Новой Ладоге, где составил «Полковое учреждение» — правила по воспитанию солдат, внутренней службе и боевой подготовке войск.

Весной 1769 года — уже в чине бригадира — направляется в Польшу на войну с Барской конфедерацией (1769–1772), где его действия повлияли на исход кампании и привели к первому разделу Польши.

1 января 1770 года, прослужив уже 22 года, возведен в первый генеральский чин (генерал-майора).

С 1773 по 1791 годы неизменно участвует во всех победоносных войнах с Турцией. Суворовские победы под Кинбурном, Фокшанами, Рымником и взятие считавшегося неприступным Измаила ошеломили Европу. В конце 1786 года был произведен в генерал-аншефы.

С 1794 года, уже на седьмом десятке, начинается самый славный период биографии Суворова, получившего наконец возможность в полной мере реализовать свой полководческий гений. Весной этого года он направляется в Польшу и, пройдя ее с боями, уже 24 октября (4 ноября) после взятия варшавского укрепленного предместья фактически завершает войну, положившую конец польской государственности. За эту победу он произведен Екатериной Второй в генерал-фельдмаршалы — высшее воинское звание в России.

В следующем году им написана знаменитая «Наука побеждать». В феврале 1797 года — буквально через три месяца после воцарения Павла Первого — Суворов отставлен от службы (без права ношения мундира!), а затем выслан под надзор властей в свое село Кончанское Новгородской губернии. Павловская опала генерал-фельдмаршала продлится почти два года. Семидесятилетний старик готовится уйти в монастырь, однако 9 февраля 1799 года он неожиданно восстановлен на службе и — по настоянию Англии и Австрии — назначен главнокомандующим союзной армией в Италии, призванной противостоять успехам французской армии, возглавляемой молодым генералом Наполеоном Бонапартом. 14 марта русский полководец прибывает в Вену, где его ждет поистине ослепительный прием при Дворе — все надежды союзники возлагают только на него. 4 апреля Суворов прибывает в Верону — главную квартиру русского экспедиционного корпуса. Начинается череда кровопролитных сражений и побед над войсками революционной Франции. Ровно через 4 месяца Итальянская кампания была триумфально завершена. Однако затем последовал спровоцированный ревнивыми союзниками тяжелейший альпийский поход в Швейцарии, по завершении которого, в октябре, император Павел даровал Суворову редкостное отличие — звание генералиссимуса. До кончины полководца оставалось всего полгода…

04 1799 КРУКШЕНК Исаак Крукшенк. Генерал Суворов конвоирует французскую Директорию в Россию!! Офорт. 16 мая 1799.

Суворов стал фигурой мифологической еще при жизни, что нашло отражение не только во всевозможных слухах и анекдотах, но и, конечно же, в его иконографии. Особый интерес представляют английские сатирические гравюры с изображением полководца — уникальные документы эпохи, в которых отразились многовековые стереотипы восприятия России и русских. Рассмотрим сегодня один из таких карикатурных сюжетов, появившийся ровно 215 лет назад.

Начало павловского правления никак не отразилось в британской сатирической гравюре. Однако с момента вступления России во Вторую антифранцузскую коалицию и назначения Александра Васильевича Суворова командующим на итальянский театр военных действий, лондонские карикатуристы мгновенно активизировались. Рассматриваемый лист под названием «Генерал Суворов конвоирует французскую Директорию в Россию!!» был отпечатан в Лондоне 16 мая 1799 года, его автор — выдающийся карикатурист эпохи Исаак Крукшенк (1764–1811). Итальянская кампания идет еще лишь около месяца, но британцы уже предвкушают ее финал: лист представляет в унизительном виде Директорию — верховный орган исполнительной власти Франции вплоть до наполеоновского переворота 18 брюмера (9 ноября 1799 года), который принято считать концом Французской революции.

05 1799 КРУКШЕНК фрагментСуворов изображен приземистым усатым толстяком в комично трансформированной гусарской экипировке, с огромной саблей и четырьмя пистолетами за поясом, — их рукоятки имитируют человеческие кости. На шапке брутальная кокарда с черепом и костями, они же повторяются и на перевязи. Такая эмблема действительно использовалась некоторыми родами войск, в частности и в союзной России австрийской армии. Впервые кокарда «Мертвая голова» появилась в середине XVIII века у прусских гусар (Totenkopfhusaren), для которых серебряные череп и кости символизировали мистическое единство войны и смерти на поле битвы. На нашей же карикатуре они, очевидно, призваны подчеркнуть кровожадность Суворова. Художник добивается комического эффекта не только гиперболизируя элементы одеяния и вооружения русского фельдмаршала, но и каламбурно обыгрывая фамилию полководца в названии гравюры: General Swarrow. Вслед за Крукшенком кличка «Генерал Глотка (Пожиратель)» станет устойчивым прозвищем Суворова в Британии: Suwarrow / Swarrow / Swallow.

Показательна и другая эмблема на его правом плече, изображающая хищную птицу, терзающую младенца, с головы которого свалился фригийский колпак, символ свободы. Надпись Warsaw проясняет эту аллегорию: карикатурист отсылает к событиям пятилетней давности, когда вся Европа была поражена молниеносным разгромом польской революции, осуществленным Суворовым фактически всего за 40 дней; финальным сражением тогда стал кровавый штурм варшавского предместья Праги (4 ноября 1794), вслед за которым последовала капитуляция польской столицы.

Как мы видим, русский вояка невозмутимо курит трубку и ведет на веревке всех пятерых французских Директоров. Все они изображены с удавками на шеях, молитвенно сложившими руки. Красные мантии и синие камзолы, кружевные воротники и шляпы с перьями — элементы реального парадного одеяния членов Директории.

Отметим, что процессия двигается слева направо — то есть на восток, в Россию, как и указано в названии листа. В отличие от своих пленников, Суворов показан в очень «утепленном» виде: на нем меховые шапка, плащ, мундир, сапоги, рукавицы. Таким образом, подспудно подключается расхожее представление о России как о ледяной северной державе.

Этот офорт положил начало целой серии карикатур на Суворова во второй половине 1799 года, отмеченной всеевропейским бумом гравюр с изображением полководца. Мода же на Суворова в Англии была невероятной: предприимчивые издатели выбрасывали на рынок не только его вымышленные портреты, но даже портреты Джорджа Вашингтона с подписью «граф Суворов» — и мгновенно сбывали тиражи, настолько велик был спрос.

Непосредственным поводом для появления рассмотренной нами карикатуры стали, по-видимому, апрельские поражения французских войск в Италии: Суворов разбил противника на реке Адда и при селении Кассано, а 28 апреля русско-австрийские союзники вошли в Милан. Англичане, враждуя с революционной Францией, с замиранием сердца ждали появления легендарного русского генерала в Париже, чтобы тот положил конец республиканской смуте. Предвкушению этого так и не состоявшегося события было посвящено сразу несколько ярких карикатур 1799 года [2], впрочем, это уже отдельные сюжеты.

Могила Суворова в Александро-Невской лавре. Считается, что автором эпитафии является Г. Р. Державин. По другой версии, надпись на плите — автоэпитафия. Могила Суворова в Александро-Невской лавре.
Считается, что автором эпитафии является Г. Р. Державин. По другой версии, надпись на плите — автоэпитафия.


[1] Собственно, это было очевидно еще современникам; так, Г. Р. Державин, издавая в начале 1800 году свою очередную оду в честь Суворова, снабдил ее эпиграфом: «Великий дух чтит похвалы достоинством, ревнуя к подобным; малая душа, не видя их в себе, помрачается завистию. Ты, Павел! Равняешься солнцу в Суворове; уделяя ему свой блеск, великолепнее сияешь». Этот амбивалентный эпиграф, верноподданнический по форме и фрондерский по сути, вызвал неудовольствие монарха. Напомним, что Державин был не просто пиитом, а сенатором…

[2] Некоторые из них подробно проанализированы в нашей книге «Вызов императора Павла, или Первый миф XIX столетия. [C приложением Каталога антипавловских карикатур]» (СПб.: Издательство Европейского университета, 2011).

О карикатурах западных художников XVIII - XIX на русских государственных и политических деятелей читайте также:

Василий Успенский "Монарх на выданье"

Андрей Россомахин, Василий Успенский, Денис Хрусталев "Верхом на императрице, или Эротика политики"

Андрей Россмахин "Визуализация политики, или Случай Александра I"

Андрей Россомахин, Василий Успенский "Ужин победителей, или Сожрать Бонапарта"

Василий Успенский "Спорт, смех и политика"