Не так давно в Париже под патронажем Минкульта Франции и мэрии Парижа прошел Фестиваль графического искусства (La Fête du graphisme). Это был большой праздник, на котором собрались дизайнеры со всего мира, проводились выставки и конференции. Была проведена плакатная акция «Празднуем Париж» (Célébrer Paris) — сорока дизайнерам со всего мира предложили сделать плакаты, посвященные Парижу.

2014_05_17_Gulitov 3

Я обрисовал надпись контуром вспышки и сам удивился, что в таком разнофактурном сочетании капли шрифта стали салютом, а буквы стали двигаться. Чего я, собственно, и хотел. Плакаты были выставлены по всему городу в лайтбоксах на автобусных остановках и на специальных стендах на Елисейских Полях. Кроме этой плакатной акции, я участвовал в большой выставке плаката «Париж приглашает мир» (Paris invite le monde). От России были приглашены «Остенгруппе» и я. Каждый участник представил для экспозиции три плаката, отобранные заранее арт-комитетом фестиваля во главе с Мишелем Буве.

2014_05_17_Gulitov 1

Шрифт «Каллиграфическая» был частью моей дипломной работы в Харьковском худпроме. Но тогда я сделал только кириллические буквы. Все остальное (латиницу, цифры, знаки препинания) я разработал позднее, в 1995 году. Этот шрифт более инициальный, чем другие разработанные мной гарнитуры, может, поэтому реже используется в моих проектах. Однако, на мой взгляд, он не менее уличный, чем остальные. Дело в том, что в этом шрифте я попытался проследить, как влияет скорость письма на графему буквы, на ее пластику и в итоге на ее форму. Такая практика быстрого письма характерна для уличных граффити. В шрифте «Каллиграфическая» было использовано парадоксальное сочетание материала и инструмента. Я много экспериментировал с разными инструментами и материалами, но именно это сочетание ограничило время и заставило писать очень быстро. С одной стороны, классический инструмент — гусиное перо, с другой — чернила на основе спирта, предназначенные для заправки фломастеров. С такими чернилами сложно работать, поскольку они моментально растекаются при первом касании пером бумаги. Чтобы преодолеть подобное сопротивление материала, необходимо писать как можно быстрее. На скорости я смог контролировать растекание чернил, а также регулировать длину, ширину штриха и наплывы. Но помимо этих достижений появились «ошибки», которые возникают при спешке, а именно ошибки графемного порядка (смещение штрихов, пропущенные и лишние элементы, повторения движений). Именно эти ошибки и скорость стали основой пластической идеи этой гарнитуры. Таким образом, в этом шрифте соединились пластика классической каллиграфии и свобода уличного леттеринга.

Педагогическими экспериментами занимаюсь постоянно, и в ВАШГД, и на выездных мастер-классах, а также в своей школе в Крыму, в Херсонесе. Сейчас у меня, например, годовой экспериментальный кириллический курс в ВАШГД. Думаю, что преподавательская практика дает многое. Прежде всего — возможность экспериментировать.

Подготовка публикации: Митя Харшак

2014_05_17_Gulitov 4

Впервые опубликовано в журнален «Проектор» № 1(26) 2014