Знаменитые издания Культур-Лиги и филиалов Еврейского наркомпроса давно стали предметом собирательства и составляют наиболее редкую и труднодоступную часть наследия Эль Лисицкого. Конструктивистская книжная и журнальная графика Лисицкого не так редка даже сегодня. Второй период, двадцатые годы, — прошел под знаком конструктивизма. Третий полностью связан с 1930-ми, когда Лисицкий уходит от «рисования» и типографики предшествующих периодов и полностью сосредотачивается на фотомонтаже. Именно тогда он создает свои монументальные работы в книге — шедевры дизайна и шедевры пропаганды. Типологически они относятся к фотокниге.

2014_05_18_Industria Lissitzky 4

Еще в 1990-е сталинская фотокнига не привлекала антикваров, что говорить о семидесятых-восьмидесятых, когда эти насквозь идеологизированные официальные издания старались не брать на комиссию.

Мой короткий очерк посвящен одному из таких книжных памятников, самому объемному и сложному изданию Лисицкого — «Индустрия социализма. Тяжелая промышленность к VII Всесоюзному Съезду Советов», напечатанному в 1935 году. Пропагандистские альбомы первой половины 1930-х годов были изданы к двум важнейшим событиям в СССР — XVII съезду партии 1934 года, который в советской истории получил название «съезд победителей» (также известен как «съезд расстрелянных», так как большинство его делегатов было репрессировано в годы Большого террора): «Пафос освоения», «Массы вождю», «Передовики социалистического земледелия»; к VII съезду Советов 1935 г.: «Индустрия социализма», «Качественная сталь», «О железнодорожном транспорте СССР».

2014_05_18_Industria Lissitzky 1

«Об этой замечательной книге можно сказать, что она построена, ибо по внешнему оформлению она является монументальным документом нашей эпохи. <…> “Индустрия социализма” не похожа на обычные иллюстративно-эпические отчеты, выпуск которых нередко приурочивается к съездам всесоюзного значения. <…> “Индустрия социализма” — прежде всего значительный творческий труд, изложенный выразительнейшим языком фотографического искусства. <…> Она построена в исключительно короткий срок. <…> Каждая глава альбома — самостоятельная глава, выхваченная прямо из нашей живой действительности…» — так писали в журнале «Советское фото» о книге в год ее выхода.

Все в ней, начиная с образа обложки, говорит о триумфе советской промышленности. Обложка из сине-фиолетовой кожи с алюминиевым барельефом — название книги, фотография А. Скурихина «Строители Кузнецка: машинист Мария Ротова и горновой Федор Попов» (1930); абрис рельефа — скругленной металлической рамки с заклепками — напоминает рисунок иллюминатора самолета или окна в дверце машины. Этот вариант обложки из особой, подарочной части тиража встречается, как и воспроизводится, крайне редко. В основном же тираже обложка из ткани, но также с вариантами, напечатана синей или красной краской.

Книга состоит из семи тетрадей, каждая из которых посвящена отдельной теме. Названия звучат как лозунги: «Новое лицо СССР», «Большевики разбудили естественные богатства страны», «Машиностроение — ключ реконструкции», «Вперед и выше!», «Мужика — на трактор, СССР — на автомобиль», «…Это живые люди, это мы с вами…», «Тяжелая индустрия СССР (карты)». Рисунок обложек тетрадей — барельеф, печать серебряной и бронзовой краской, названия — красной. Авторы барельефов В.М. Новожилов, П.И. Таёжный. Напомню, что скульптор Петр Таёжный был автором барельефа профильного портрета Сталина в печально известной книге «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина» (1934), да и многих других портретов русских и советских писателей и политических деятелей, украшавших переплеты тех лет.

2014_05_18_Industria Lissitzky 3

Фотографии и фотомонтажи в «Индустрии социализма» даны навылет, часть страниц представляют собой отдельные тетради — вертикальные и горизонтальные полосы (по площади — половина или треть от основной страницы), гармошки, тетради-буклеты. Изобразительный материал — фотографии, фотомонтажи, графика, схемы, карты, репродукции живописи. Темы и разделы в тетрадях выделены цветом: сепия, синий, зеленый, черный; некоторые развороты полностью поверх изображения запечатаны прозрачной охрой, что придает страницам ощущение лакированной, твердой, небумажной поверхности. Семь тетрадей помещены в коробку. На листах, прикрывающих клапан, которые также служат дополнительными форзацами-крышками, даны портреты Ленина и Сталина. В раскрытом виде они образуют разворот, на котором вожди смотрят друг на друга.

Широкий спектр приемов затрудняет поиск различий в тиражах. Попытаемся выделить главные. В обычном экземпляре портреты напечатаны на бумаге, в особом — на тонких пластинах коричневого плексигласа, приклеенного к листам. Форзацы и клапан в особых экземплярах — серый и красный шелк; в обычных — ткань. Диаграммы в основной части тиража напечатаны на кальках; в подарочном — на прозрачной пленке. Печать фотографий и рисунков в простом варианте — на папиросной бумаге, в «кожаном» — на пленках. Еще одно отличие, которое бросается в глаза, если сравнивать два варианта издания, — это сюжет «работница у туалетного столика» в шестой тетради. Он выделяется из общей производственной стилистики всей подборки камерностью и индивидуальностью образа женщины, рассматривающей себя в зеркале, нарушает галерею портретов людей-машин, «портретов производства». В коллажный прием оформления полосы с традиционным фотомонтажом и частичной обтравкой рисунка включена вырубка. Она сделана по абрису спины сидящей на венском стуле женщины. В обычном тираже с оборота листа подклеен кусок ситца (в тираже имеет разный рисунок), так что сама вырубка как бы заполнена тканью. В особом ткань наклеена на следующей странице поверх фотографии цеха меланжевого комбината в Иванове. И последнее отличие: обычный тираж напечатан на простой тонкой бумаге, особый — на плотной мелованной.

2014_05_18_Industria Lissitzky 2

«Индустрия социализма» издана как подборка журналов (тетради в мягкой обложке), она не только напоминает «СССР на стройке», но и повторяет его тематически, включает уже опубликованные фотографии. Рассматривая журнал, мы можем «расшифровать» некоторые сюжеты. Так, например, в начале четвертой тетради «Вперед и выше!» монтаж, составленный из двух снимков — электричка и легендарный агитсамолет «Максим Горький». Ту же самую загородную электричку, только под чистым подмосковным небом, мы видим в «СССР на стройке» (№ 8, 1932). Сталин встречает челюскинцев и летчиков-героев на фоне Красной площади — этот фотомонтаж пришел в «Индустрию социализма» из десятого номера журнала, посвященного «челюскинской эпопее», оформленного Эль и Эс Лисицкими в 1934 году. Пятую тетрадь «Мужика — на трактор, СССР — на автомобиль» открывает мистический фотомонтаж — трактор «ЧТЗ Сталинец» и тощая лошадка на втором плане, олицетворяющая не столько отсталость крестьянства, сколько его смерть с приходом железного коня, созданного на Челябинском тракторном заводе.

Трактор и тракторист в этом фрагменте сняты фронтально. В журнале «СССР на стройке» (№ 8, 1933), посвященном открытию Челябинского тракторного завода (ЧТЗ), тот же сюжет с трактористом, размахивающим кепкой, но снимок сделан с другой точки. Основной материал для этой «фотосессии» весной 1933 года был подготовлен спецкором Союзфото Федором Кисловым. Похожие визуальные метафоры — борьба старого (лошадь с телегой) и нового (краны и экскаваторы) — Лисицкий дает в своей известной фотофреске в номере «СССР на стройке», посвященном Днепрострою (№10, 1932).

Лисицкий активно вводит в «Индустрию социализма» фотомонтажный прием, возвышая его до эпической формы фотофрески. Первая тетрадь «Новое лицо СССР» начинается с популярного в те годы монтажа ленинградца Михаила Разулевича со сталинским слоганом «Реальность нашей программы — это живые люди, это мы с вами…». В конце тетради — фотомонтаж с морскими корабельными орудиями, амфибиями, танками, штурмующими бруствер, армадой самолетов в ночном небе на фоне индустриального пейзажа — фантастическое панно, видимо, призванное устрашить Запад. Четвертую тетрадь завершает сюжет, связанный с ФЭДом (советской «лейкой»), — фотолюбитель-великан с камерой в руках на фоне доменных печей. Отмечу, что монументальный язык фотофрески к середине тридцатых уже не был востребован. В «Индустрии социализма» эти фотомонтажи прозвучали мощным завершающим аккордом.

В альбоме приняли участие ведущие советские фотографы и фоторепортеры: Семен Альперин, Макс Альперт, Владимир Грюнталь, Дмитрий Дебабов, Георгий Зельма, Роман Кармен, Николай Кулешов, Елеазар Лангман, Г. Пастернак, Николай Петров, Георгий Петрусов, Михаил Прехнер, Анатолий Скурихин, Всеволод Чекризов, Виктор Чемко, Аркадий Шайхет, Давид Шулькин; газеты и журналы: «Правда», «СССР на стройке», «За индустриализацию», «Строим»; издательство ИЗОГИЗ, агентство Союзфото, архивы предприятий тяжелой промышленности. Имена фотографов указаны в конце книги, некоторые снимки подписаны. Фотографический материал прерывается портретами ударников производства: литографии художников М. Медведева, Федора Слуцкого, Петра Староносова; репродукциями акварельной и масляной живописи Константина Богаевского, Николая Денисовского, Василия Костяницына, Петра Котова, Кукрыниксов, Евгения Львова, Федора Модорова, Виктора Перельмана, Василия Рождественского, Василия Сварога и др.

2014_05_18_Industria Lissitzky 6

Кроме журнального приема, в альбоме использованы многие приемы документального фильма. «Индустрия социализма» и есть серия, сборник документальных фильмов. Родство фотоглаза и киноглаза здесь очевидно. Лисицкий уже в первом выпуске говорит зрителю, что это документальный фильм — вырубка киноэкрана, сквозь который виден унылый пейзаж старой, отсталой России. В шестой тетради он повторяет этот прием: в пяти первых листах в верхнем углу прямоугольник со скругленными углами в форме киноэкрана. На экране слева — портрет Сталина, справа — Ленина. При перелистывании страниц один портрет превращается в фигуру, а другой нависает над головами зрителей в кинозале. Временная характеристика книжной конструкции обогатилась динамикой листания и визуальными превращениями изображения за счет смотрения через вырубленную «экранную» рамку, которая, как в видоискателе, может менять панораму.

И еще одна интересная деталь — в листе с названием «Металлурги у товарищей Сталина, Молотова и Орджоникидзе» (второй выпуск) текст в центре полосы набран обтеканием и образует профильный портрет Сталина. Он смотрится белым силуэтом на темном фоне наборной полосы. Типографские эксперименты в портретном жанре проводились с начала 1920-х годов. В рисовании портретов Ленина и Сталина виделся особый религиозный ритуал (не стоит сравнивать с ковровыми картинами народных мастеров Средней Азии). Набрать биографию вождя как портретное изображение (литографированный плакат «Биография Владимира Ленина. Издание Фронтовой Комиссии по борьбе с последствиями голода при Р.В.С. Запфронта», неизвестный художник, 1922), или написать от руки «Портрет, выступающий на фоне текста первых 6 глав Конституции РСФСР», как это сделал академик Смоликов, или создать по известной фотографии Ильича в кепке «шрифтовую мозаику» (см. журнал «30 дней», № 4, 1930) — для этого требовалась особая вера в святость вождя! Наборные иконы, или фигурная типографика, как более приземленно называлось такое творчество, — пример такой веры, а типограф, фигурно набирающий биографию или текст «Капитала» Маркса, приобщался к святости подобно переписчикам Библии в догутенберговское время.

2014_05_18_Industria Lissitzky 7

В книге использованы все возможные для того времени способы печати и материалы: бумага, картон, калька, пленка, ткань, металл, оргстекло. В выходных данных указаны девять московских типографий, принявших участие в производстве. Издание «Индустрии социализма» и есть успех советской тяжелой и полиграфической промышленности. Ее печатала не только вся Москва, но и вся страна!

В настоящий момент один из экземпляров «Индустрии социализма» выставлен на продажу в США за $28 000. Два года тому назад его стоимость доходила до $35 000. В 2008 году на Christie’s в Нью-Йорке в комплекте с оригинальной фотографией обложки (фото А. Скурихина) экземпляр был продан за рекордную для советского («русского») издания стоимость $79 000. Годом раньше на том же Christie’s в Лондоне альбом без футляра (немаловажный дефект!) ушел за £2400. Как считают западные библиофилы, оптимальная цена на эту подборку составляет $20 000. Отдельные части «Индустрии социализма» периодически возникают в отечественной библиофильской продаже. Стоимость этих разрозненных тетрадей совсем невысока, и в качестве сувенира от Лисицкого они вполне доступны. По ним даже можно представить фотомонтажную «кухню» мастера и сложную конструкцию фотокниги, однако масштаба издания они не передают.

2014_05_18_Industria Lissitzky 5

Впервые опубликовано в журнале "Антиква" № 1(3) 2014