Второй виток орбитальной программы СССР. На смену космической станции «Салют» должна прийти станция «Мир». Разработки НПО «Энергия» открывают невиданные доселе перспективы по строительству и многолетней эксплуатации орбитальной станции нового поколения. Работы в космической области подталкивают к большому комплексу исследований в различных сферах — от материаловедения до робототехники и от психофизиологии до дизайна. Задействованы лучшие специалисты, носители уникального опыта и знаний.

1 Н.Г. Якуничев. Универсальный инструментальный конструктор. Рабочие насадки. Перспективное предложение. 1989 год

 

ЭПОХА

Ленинград конца 1970-х — это концентрация мозгов и технологий. В городе располагаются десятки научно-исследовательских и образовательных институтов, каждый из которых — ведущий в своей сфере. В научно-исследовательском секторе (НИС) и научно-исследовательских экспериментальных мастерских (НИЭМ) ЛВХПУ им. В.И. Мухиной сконцентрированы носители ключевой компетенции в области дизайна. Тогда, более тридцати лет назад, в НИСе и НИЭМе «Мухи» дизайнеры всех направлений работали над космическими темами.

В 1977 году специально под реализацию космических программ в Мухинском училище был организован НИС. Работал он до 1992 года, когда одновременно с саморазрушением страны рухнули амбициозные космические планы и впечатляющие дизайн-программы.

«Техническая эстетика» — журнал, издававшийся ВНИИТЭ, много и подробно рассказывал о теоретических изысканиях в сфере дизайна обитаемого космического полета. Много публиковалось материалов и о созданных в «Мухе» сериях космических инструментов. Глупо было бы повторяться или пересказывать. Интересующийся исследователь прочтет всю информацию в первоисточнике. Предлагаю взглянуть на космические дизайн-проекты не только как на необходимые и утилитарные продукты инженерного дизайна. Я предлагаю взглянуть на эти инструменты как на фактор расширения возможностей человека, как на продукт эволюции.

 

МАСШТАБ

Писатели-фантасты в период увлечения темой космоса и инопланетных цивилизаций часто задавались как раз именно этими вопросами. Каковы будущие этические проблемы взаимоотношений человека и внеземной цивилизации? Вершина ли эволюции человек? И вообще, подвластны ли человеку, как биологической единице, космические масштабы?

Готовя очередную публикацию, наткнулся на статью, где очень наглядно демонстрировались сомасштабность космических пространств и объектов. Если представить себе Солнце размером с яблоко, то ближайшая звезда Альфа Центавра (примерно такого же диаметра — десять сантиметров) расположится на расстоянии 2780 километров. В этом масштабе планета Земля — песчинка диаметром примерно в один миллиметр — будет располагаться в десяти метрах от яблока. То есть на вашем столе лежит песчинка Земля, а ближайшая возможно обитаемая планета — такая же песчинка в районе Кавказских Минеральных Вод!

Немыслимый для промышленного дизайна масштаб один к миллиону уменьшает диаметр планеты Земля до размера немногим менее тринадцати метров. Самые высокие Гималайские вершины, на покорение которых у человечества ушли тысячи лет и тысячи человеческих жизней, на таком глобусе становятся всего лишь небольшими шероховатостями высотой девять миллиметров. Глубочайшая Марианская впадина — царапина чуть глубже сантиметра. И человечество очень мало знает о том, что происходит под слоем воды средней толщиной всего 5 миллиметров на этом глобусе размером с четырехэтажный дом. Орбитальная станция летит в пространстве над этим глобусом на высоте около сорока сантиметров над поверхностью, ее размер составляет сотые доли миллиметра. Внутри — вершина эволюции.

5 Ю.В. Лариошин. Инструментальный экзокомбайн на левую руку. Перспективное предложение. Дипломный проект. 1984—1985 годы

 

ЭВОЛЮЦИЯ

Жажда познания и инстинкт самосохранения — прокрустово ложе, в которое мы с переменным успехом пытаемся втиснуться. Человек вырывается из знакомого тепличного мира планеты в бескрайнюю среду без времени, пространства, эмоций, этики и эстетики.

Человек жить в подобных условиях не может в принципе. Солнечная радиация, ультрафиолетовое облучение, перепады температуры на солнце и в тени, невесомость, гробовая тишина, вакуум, электромагнитное воздействие, нарушение биологических ритмов, сенсорный голод, космическая ностальгия и еще бог знает что! Кроме того, и организм в этой ситуации начинает уничтожать сам себя. Микрогравитация, кровь приливает в мозг, содержимое желудка рвется наружу, начинают постепенно атрофироваться мышцы. Организм необходимо защищать, а разуму — давать пищу.

Радиацию и электромагнитное излучение на орбите частично отсекает сама Земля. Эволюция научила нас адаптироваться ко всему, мы заселили острова и горы, ледяные и песчаные пустыни. И к тошноте и к распухшей голове организм привыкает. Физические нагрузки, регулярные и достаточно интенсивные, заставляют мышцы чувствовать себя необходимыми даже в невесомости.

Тончайшая оболочка корпуса орбитальной станции — практически фольга, но она сдерживает внутри нечто похожее по составу и давлению на земную атмосферу. Системы охлаждения корпуса и подогрева воздуха регулируют температуру до приемлемой.

С тишиной помогают справиться музыка и сеансы радиосвязи. Визуальный голод как-то лечат иллюминатор и телевизионные передачи. Научно-исследовательские институты и конструкторские бюро формируют суммы технологий, которые позволяют человеку переместить себя сквозь это во всех смыслах бесчеловечное пространство. НИИ и КБ и есть инструмент эволюции, адаптирующий нас к новым условиям обитания.

3 Ю.В. Лариошин. Инструментальный экзокомбайн на правую руку. Перспективное предложение. Дипломный проект. 1984—1985 годы

 

ДИЗАЙН

Дизайн — деятельность гуманитарная, то есть человечная. У дизайнеров есть повод этим гордиться, считая это светлой миссией, которая и придает профессии истинный смысл. Дизайн — это метод эволюции, помогающий человеку адаптироваться там, где ему плохо, там, где он не может существовать так же, как в привычной для него среде. Дизайн космических изделий, и особенно инструмента как продолжения руки человека, — лучшая тому иллюстрация.

В НИСе «Мухи» работали над тремя космическими программами. Первая программа, под руководством Владимира Алексеевича Кирпичева, началась в 1977 году. Параллельно с ней в том же году была запущена вторая космическая дизайн-программа (руководитель — Виктория Александровна Сурина, ответственный исполнитель — Эльвира Александровна Субботская). Через пять лет получила старт и третья программа, под руководством Станислава Григорьевича Данилова (ответственный исполнитель — Анатолий Александрович Никитин).

В рамках первой космической дизайн-программы, кроме земных вопросов (автобус для космонавтов, стартовый комплекс), дизайнеры занимались организацией внутрикорабельной деятельности и даже лунной программой. Вторая дизайн-программа включала в себя проектирование оборудования центра управления полетом (ЦУПа), организации внутрикорабельной деятельности, графического обеспечения. Именно в рамках второй дизайн-программы впервые возникает тема космического инструмента. Постановщиком задач и идеологом темы выступали представители НПО «Энергия» Олег Семенович Цыганков от летно-испытательной службы и Михаил Львович Гельфант — главный конструктор стандартного космического инструмента для внекорабельной деятельности. Тема оказалась столь объемной, что в 1982 году была начата третья дизайн-программа — «Исследование и дизайн-разработка средств обеспечения технологической деятельности оператора». По соображениям секретности во всех документах слово «космонавт» было заменено термином «оператор». Сфера исследований и разработок третьей программы — внутрикорабельная и внекорабельная деятельность оператора. Кроме инструментов, в объем разработки входили рабочие места, ремонтные посты и блоки, а также отдельные предметы, обеспечивающие жизнедеятельность космонавтов, — от наручных часов до тубосминателей.

2 Н.Г. Якуничев. Универсальный инструментальный конструктор. Рабочий инструмент с револьверной насадкой. Перспективное предложение. 1989 год

 

«МУХА»

Каждая из трех космических дизайн-программ «Мухи» достойна отдельного подробного рассказа. В этой статье я расставил лишь только основные опорные точки для предстоящих публикаций.

Дизайнеры — студенты и дипломники, штатные сотрудники НИСа, преподаватели ЛВХПУ — за пятнадцать лет тесного взаимодействия с НПО «Энергия» провели огромный объем исследовательских и проектных работ. Решались повседневные насущные задачи, исследовались перспективные сферы, наработан колоссальный опыт и объем реализованных проектов. В фондах факультета дизайна СПбГХПА им. А.Л. Штиглица бережно сохранены макеты и прототипы рабочих постов и инструментов для внекорабельной деятельности космонавта, которые и иллюстрируют эту статью.

Фотографии: Михаил Григорьев

Впервые опубликовано в журнале «Проектор» № 1(26) 2014