ART1 выбрал и поговорил с самыми заметными мастерами в городе, работающими в разных стилях: японская татуировка, традиционная американская, орнаментальная, гравюрный стиль и акварельные рисунки на теле.

Слава Старков

фотография 3

Японская татуировка считается одной из самых сложных в исполнении, а ее история насчитывает тысячи лет. По всей строгости от мастера требуются многолетнее обучение, знание четко прописанных правил композиции и сочетания элементов (каждый из которых несет определенный смысл), а также использование традиционных инструментов — бамбуковых палочек тебори. Конечно, таких мастеров сегодня единицы: в Японии используют машинки еще с 90-х, происходит смешение стилей под влиянием, с одной стороны, интереса к другим стилям у японских мастеров и интереса мастеров всего мира к японской татуировке — с другой. Каждый мастер тут должен решить, что ему ближе: классическая традиция или ее современная интерпретация.

Слава Старков в своих работах старается соблюдать все каноны, придерживаясь именно традиционного стиля. Он регулярно бывает в Японии и экспериментирует с бамбуковыми палочками. В японском стиле он работает 7 лет из своей 15-летней карьеры татуировщика — и среди его клиентов есть те, кто ходит к нему все эти 15 лет. На сайте мастера можно увидеть невероятные костюмы, сложные рукава и симпатичные небольшие работы.

image

Слава Старков: «Я приехал в Санкт-Петербург из провинции в 18 лет, увидел художественные татуировки, познакомился с тату-мастерами, студиями и понемногу начал копировать увиденное на бумагу. Друзья попросили меня сделать им татуировки и так с 1999 года я начал заниматься этим. За 15 лет все изменилось, и меняется все быстрее и быстрее с каждым годом. Все стало проще и доступнее: техника, информация. Стало сложнее отличаться и стало сложнее удивляться. Появилось очень много техничных мастеров, но техника сама по себе перестала вдохновлять. Питерские мастера стали моложе и разнообразнее, стали больше похожи на московских»

 

Денис Марахин

ksbJz_vQJJU

Традиционной американской татуировкой в Санкт-Петербурге занимаются не так долго и много как в Москве — там еще работают уважаемые мастера 90-х (их наберется не один десяток, в отличие от Петербурга) и открыты моностилевые студии. В Санкт-Петербурге же есть интересная молодая кровь: например, татуировщик Денис Марахин. Он эксплуатирует как классику, так и новые веяния: с толстыми контурами, классической черно-красной палитрой и интересными эскизами. Среди главных подводных камней стиля Денис называет перегруженность изображений деталями и слабые композиции — и в своих работах показывает, как этого избежать: простые изображения, четкие ключевые элементы, взвешенные композиции и минимальный набор цветов. В портфолио мастера есть место как классическими темам — кораблям, якорям и черепам, так и ироничным рисункам по мотивам «Звездных войн».

w5ARl1h5UkU

Денис Марахин: «Олдскул как ничто другое передает саму идею татуировки: толстые линии, плотные покрасы, простые по содержанию картинки, все это очень легко и четко воспринимается глазом. Мой стиль - это тот же самый традиционный стиль. Я работаю только в черно-красной палитре и, может быть, в какой-то степени это определяет стиль — но по сути это все равно та же традиционная татуировка. Выбор цветов произошел совершенно случайно: однажды я был ограничен в средствах и поехал закупаться расходниками, и хватило мне только на черную, красную и белую краску. Я решил нарисовать флешсет в этих цветах, и всем понравилось.

В олдскуле мне нравится простота стиля. Минимум деталей и максимум содержания. Скорее сейчас я стараюсь интерпретировать старый стиль, используя концептуальные сюжеты. 

В Санкт-Петербурге сейчас стало очень много татуировщиков — каждый десятый, мне кажется, хочет стать мастером. Так пару лет назад было с фотографами — каждый купивший себе зеркалку становился крутым фотографом. Но время, к счастью, отсеяло таких. Надеюсь в нашей индустрии произойдет то же самое»

 

Ярослав Горбунов

380492_281007011949707_398951673_n

Орнаментальная татуировка — еще более старая, чем японская. Сегодня орнамент обычно хотят те, кому не нравится предметная — и кто следом за классиком жанра Roxx 2Spirit считает, что ради картинки на теле лучше пойти и купить футболку.

Орнаментальная татуировка учитывает в первую очередь геометрию тела — она состоит из линий, закрашенных площадей и точек. Точечный жанр выполнения татуировки называется дотворком и требует (как и любая техника) немало мастерства: нужно правильно подбирать иглы, скорость машинки, глубину погружения иглы в кожу, иначе точки расплывутся. Во всем мире дотворк популярен еще с 80-х, у нас же он появился около трех лет назад. И его популярность связана с двумя именами: Ярославом Горбуновым в Санкт-Петербурге и Иваном Hack в Москве. Масштабные работы Ярослава можно посмотреть в фейсбуке и во «Вконтакте», а для вдохновения следует полистать работы родоночальников и популяризаторов стиля и из других стран, которые повлияли на его творчество — Ксед Лехед, Джондикс, Томаса Хупера.

380040_276528109064264_2068951458_n

Ярослав Горбунов: «Кроме орнаментальной татуировки я ничего не делаю принципиально — мне это неинтересно. Мне нравится заниматься орнаментами, дотворком, сакральной геометрией. Я — художник-график, и мне интересны графичные штуки, а в этом стиле учитывается композиция всего тела человека независимо от его татуировки. Татуировка — древнее занятие, а  орнаменты — это самое начало татуировок.

Я считаю, что рисунки на теле не должны нести никакой смысловой нагрузки — это просто красивые композиции. К тому же, если грамотно выполнять орнаменты, их не надо будет подкрашивать, и они продержатся всю жизнь. И в Питере, и в Москве дотоворком начали одновременно заниматься с нуля я и мой друг Иван Hack — мы старались поднимать стиль своими силами. Учиться мне было не у кого, и информацию можно было почерпнуть только с каких-то онлайн-ресурсов. Я общался с иностранными мастерами на фейсбуке через гугл-перводчик, читал литературу по ведической культуре. Сейчас дотворк набрал популярность, во многом — думаю, я имею право так говорить - благодаря моим работам. Дотворк стал своеобразной модой, но все-таки пока остается в рамках андеграунда, мне это нравится».

 

Тимур Кошка

1_4YqCtXDjg

Если в Москве олдскул живее всех живых, то в Санкт-Петербурге сейчас более популярны черные татуировки — а в данный момент кажется, что все мастера увлеклись гравюрой. Гравюрный стиль подразумевает определенную технику — штриховку теней черточками — и отсылки к классическим мастерам XIV века. По всему миру есть свои гравюрные традиции — голландская татуировка, например, изящнее и детализированнее английской, а в американской практически нет теней и татуировка напоминает контурную. Среди мастеров Санкт-Петербурга хочется отметить Тимура Кошку, он за последние три года набил гравюру тысяче жителей города. У каждого стиля есть свои технические и художественные нюансы, а основа гравюрного стиля — это верно выполненная штриховка: чтобы она не расплывалась на коже, обязательно нужен татуировочный опыт, а чтобы верно выстроить рисунки, не помешает курс художественной школы. О карьере татуировщика Тимур задумался еще в девятом классе — а потом спустя несколько лет выучился технике у Жени Шевченко и Славы Ариеса. Среди его работ можно найти классические для гравюры темы — жуков, птиц и сердца, сложные работы с метафизикой и геометрией, а иногда встречаются и Ван Гог с космической станцией «Мир».

7hrQqr_UfdM

Тимур Кошка: «Я видел работы и других мастеров в этой технике, однако к миру татуировки я себя до сих пор не причисляю и не причислю никогда. Я отталкиваюсь от работ Гюстава Доре, Альбрехта Дюрера, отчасти Фаворского, но самое благотворное влияние оказывает на меня античность во всех проявлениях. Я в профессии лишь 3 года, не замечаю модных течений. Про популярные темы говорить сложно, ведь в татуировке есть только частные случай. Наиболее часто встречающийся мотив, если уж надо выделять, — животный мир. Оружие, живность, текстуры деревьев и костей, веревки и античность, демонизм, красивые композиции — вот то, за чем идут ко мне»

 

Саша Унисекс

WQuDLeTTjTA

Саша работает в направлении новых стилей. Она исследует цвета и формы, то есть делает то, чем занимаются передовые мастера во всем мире. Ее акварельные работы чем-то напоминают цветы Аманды Вачоб, чем -то — картины на теле от Питера Ауриха. Сейчас Саша, пожалуй, самый знаменитый российский татуировщик и входит в подборку лучших татуировщиков во всем мире. Эти работы нравятся тем, кому татуировка даже не близка, а ее портфолио интересно полистать — среди ярких акварельных животных и цветов, за которыми к ней приходят, можно найти космических животных, персонажей из «Алисы в Стране Чудес», орнаменты, выполненные в сашином стиле, пиксельные и объемные работы и человечков из Лего.

2iq_CFGvZvo

Саша Унисекс: «Я училась в Академии Искусств, а потом решила не заниматься графическим дизайном и попробовать себя в чем-то новом. Так я начала заниматься татуировкой. Сначала тренировалась на простых надписях и картинках, а где-то через год, когда освоила технику, начала рисовать в своем стиле. Я сделала несколько первых эскизов — они были не особенно цветными, скорее черно-белые с синим и красным — и друзья, хорошие художники, меня очень поддержали: сказали, что нужно именно в таком стиле и работать дальше. Сейчас я стала делать работы, в которых больше цветов, и постепенно мой стиль изменился.

Общий уровень татуировщиков в России не уступает всему миру — у нас есть много сильных мастеров, разнообразие стилей. Меня постоянно спрашивают, как все это называется, что я рисую, а названия нет — в том числе и потому, что я не хочу иметь четких правил. Рисую, как мне нравится и ценю свободу в своем творчестве: скажем, сейчас я не делаю контуров, но не обещаю, что так будет всегда»