Американский продюсер Энди Батлер и его проект Hercules & Love Affair выпустили третий альбом «The Feast Of The Broken Heart», на котором диско окончательно уступило хаус-музыке старой школы. ART1 разобрался, из чего состоит новая работа группы. Звон олдскульной электротехники и треск сердец прозвучат и на фестивале BeeCamp 12 июня.

Hercules & Love Affair. Слышите ли вы, как бьется мое большое сердце?

 

Hercules & Love Affair считаются одной из самых ярких групп нью-йоркского диско-ревайвала нулевых. В 2008 году совместно с Энтони Хегарти (Antony & The Johnsons) они выпустили матерый хит «Blind», ставший треком года по мнению портала Pitchfork. На первом одноименном альбоме Энди Батлер переосмыслял преимущественно наследие диско-легенд: от Сильвестра, легенды клуба Studio 54, до тихого гения Артура Расселла. Впоследствии из живого бэнда с духовой секцией H&LA превратился в саунд-систему с парой-тройкой вокалистов на переднем плане и самим Батлером, колдующим за пультом. На второй пластинке «Blue Songs», соответственно, зазвучали уже преимущественно хаус-ритмы, хотя меланхолические настроения из геркулесовой музыки не пропадали никогда. Новая же работа проекта окончательно проваливается в хаус.

 

СВОИМИ СЛОВАМИ

«Я хотел сделать жесткую, сырую, шероховатую пластинку, - говорил Батлер, - олдскульный хаус, который звучал бы почти как техно. Никакой учтивости, только агрессия». И, действительно, «The Feast Of The Broken Heart» - наиболее нацеленная на танцпол работа H&LA. Начиная с открывающей пластинку «Hercules Theme 2014» (мрачноватый оммаж классическому треку Вестбама «And Party» 1989 года) - исключительно «прямая бочка», органы и фортепиано из банков синтезатора Korg M1, на котором была записана добрая половина поп- и хаус-музыки начала девяностых, плавающий кислотный бас Roland TB-303 и минимум живых инструментов.

 

 

В ВЕНУ!

Очевидным выбором для американского электронщика, решившего осесть в Европе, был бы Берлин, однако Батлер после записи первого альбома H&LA переехал в Вену. По его словам, он мечтал попасть в напичканную винтажными синтезаторами и драм-машинами студию австрийского техно-ветерана Патрика Пульсингера - последний в результате стал со-продюсером второй пластинки H&LA «Blue Songs». На сей раз продакшном занимался венский хаус-дуэт Haze Factory, а обложкой - местная художница Марианна Влашитц, замешивающая в своих работах тропический китч с эротикой на грани порно.

 

 

ДЖОН ГРАНТ

Самый неожиданный гость на пластинке - экс-лидер отличной альт-роковой группы The Czars, серьезный бородатый мужчина, владеющий четырьмя языками, которого не заподозришь в любви к лазерам и стробоскопам. Меж тем, у Гранта и Батлера много общего. По легенде, их первая встреча состоялась в Денвере в 1994 году, когда пятнадцатилетний Батлер решил стать ди-джеем и отправился покупать свою первую пластинку - Грант якобы стоял за прилавком магазина. У обоих было сложное детство: отчуждение и натянутые отношение с родителями, которые не могли принять гомосексуальность своих детей. Батлер в конечном счете перебрался в Нью-Йорк, а Грант после роспуска The Czars уехал в Европу. Их сотрудничество началось в 2012 году, тогда же на фестивале Meltdown в 2012 году Грант впервые публично признался, что болен СПИДом. Его меланхолический баритон звучит на двух вещах альбома - «Liberty» и «I Try To Talk To You».

 

 

… И ДРУГИЕ ГОСТИ

Ни одна пластинка H&LA не обходится без колоритных персонажей у микрофона: тут и роковая бруклинская трансгендерша Наоми Руис, и брутальная берлинская клубная певица Эрия Негро, голос которой не отличишь от Грейс Джонс. На сей раз судьба свела Батлера и с франко-алжирским шимейлом по прозвищу Руж Мэри - его/ee голос звучит на новом альбоме чаще всего. В словах разнополого дива переплетаются понятия, от которых среднестатистического верующего может хватить инфаркт. «Я мечтал петь, когда был младше. Я отправился в церковь и встретил там удивительного человека, который сказал мне: «Неважно кто ты, через что ты прошел и что сделал - Господь все равно любит тебя». Я сказал: «Но я же выгляжу как трансвестит?». «Это не имеет значения, - ответил он, - потому что Бог не судит человека по физическому облику». Так я попал в африканский хор, начал петь на африканских диалектах». Кроме Руж Мэри, в двух треках погостили замечательная британская соул-певица Кристал Уоррен и сладкий бельгийский фальцет Густаф.

 

 

ЭТО ПО ЛЮБВИ

«Моя защита», «Ты чувствуешь то же самое?», «Я пытаюсь поговорить с тобой», «Подумай!» - в принципе, и раньше добрая половина песен H&LA была «про отношения», но уже по названиям треков понятно, что половодье чувств окончательно утащило лирического героя на дно. Батлер, конечно, хаус-продюсер высшего класса, Фрэнкли Наклз и Тодд Терри сегодня и прочее - но главное, что в его музыке за мерным стуком драм-машины угадывается стук сердца с большой трещиной. «Ты не любишь меня, милый голубь, не со мной ты воркуешь, с другою. Ах, пойду я к реке под горою, кинусь с берега в черную прорубь».

 

 

Фестиваль BeeCamp пройдет 12 июня в парке 300-летия Санкт-Петербурга.