Новости из Киева могут быть и хорошими. Проект Onuka, за последние полгода получивший известность в сети благодаря треку «Look», выпустил дебютный мини-альбом, который удивляет гармоничным сплавом народной мелодики и современной электроники. Фронтвумен Onuka Ната Жижченко и саунд-продюсер Евгений Филатов хорошо известны на родине, Ната - как певица ушедшего в прошлое дип-хаус-проекта Tomato Jaws, Евгений - как диджей, эстрадный аранжировщик и киевский Джейми Лиделл, набирающий популярность и в России со своей группой The Maneken. Они рассказали ART1 о том, как украинские события последнего полугода повлияли на их музыку и настрой, о композиционной выверенности дебютного альбома The XX и о том, что музыка Onuka - продолжение дела дедушки Наты, когда-то отреставрировавшем кобзу Тараса Шевченко.

_DSC2354

Первым делом хочу поздравить вас с мини-альбомом. Полгода или даже больше мы знали только одну песню Look, на которую впоследствии был снят видеоклип. Честно говоря, казалось, что все так могло и ограничиться одной крутой песней, и это все равно было бы здорово. Но вот уже вышел мини-альбом, что же дальше?

Ната: Для меня сейчас самое главное - подготовка к концерту 13 июня в Киеве, репетируем без конца уже примерно полгода, с семью музыкантами. Так что это будет полноценный концерт. Костяк группы - я, барабанщица и клавишница, плюс еще три музыканта, играющих на тромбоне, валторне и бандуре. Расширенный состав Onuka, именно в таком виде мы и представим программу. Параллельно мы дописываем треки к диску, который выйдет осенью, и готовимся к съемкам сразу нескольких видео. Так что ведется полномасштабная работа, как говорится, без устали.

Что меня поразило в вашем мини-альбоме и почему его нужно послушать абсолютно всем: я никогда не слышал настолько гармоничного сочетания современного электронного звука и этники. У нас был московский проект Volga, есть поп-группа «Иван Купала», есть какие-то андеграундные проекты, но никто не звучит так легко и непринужденно. Кроме того вы не работаете с аутентичными песнями, только с инструментами.

Ната: Когда делаются проекты на границе музыкальных направлений, как правило, тот, кто их делает, разбирается в чем-то одном - либо в фолке, что редко, либо в электронике. И они пытаются намешать туда всего, что кажется им народным. А на деле это же самое попсовое, что можно взять в народной музыке, то, что лежит на поверхности. Но я выросла в семье, где народная музыка для всех была делом жизни. Мои дедушка и бабушка - известные представители фолк-интеллигенции Украины, с раннего детства я играла во всевозможных народных коллективах...

Евгений: И объездила полмира с оркестром.

Ната: Мое музыкальное образование началось с игры на сопилке, и до 17 лет об электронике я знала понаслышке от старшего брата. Потом электроника завладела моим сердцем. Ну и когда прошло еще десять лет, я объединила в себе эти составляющие, осознав, что хорошо разбираюсь и в одном, и в другом музыкальном направлении.

Евгений: Мы используем и те навыки, которые Ната наработала с детства, исполняя народную музыку, и тот опыт, который она получила за десять лет творческой карьеры в Tomato Jaws и Kooqla. Благодаря этому Look имеет свое лицо, в нем слышны и Бьорк, и клик-н-катс, и future garage, и звуки бандуры с сопилкой.

А что это были за оркестры, с которыми гастролировала маленькая Ната Жижченко?

Ната: Разные. Например, Оркестр Национальной Гвардии. Это 50-60 взрослых мужиков-дударей, и я, солистка-сопилкарка.

Сопилка - расскажите нам, что этот инструмент значит для вас?

Ната: Сопилка - это классическое название украинского музыкального инструмента, древнего. Для меня это прежде всего символ родины. Я это говорю не в свете событий последнего года, конечно, меня так воспитали с детства. У разных народов сопилка называется по-своему. В России это «свирель», или просто «дудочка», в Украине ее также называют «кувиця» и «свирiль».

Вы упомянули дедушку и бабушку, это интересно, расскажите о них.

Ната: Мой дедушка, Александр Никитович Шленчик - известный мастер народных инструментов и дирижер оркестра. А бабушка, Валентина Степановна Шленчик, была певицей, бандуристкой, солисткой того же оркестра. Дедушка не только сам делал инструменты, но и реставрировал их. К примеру, он отреставрировал кобзу Тараса Шевченко, а она была в очень плохом состоянии. Этим он и вошел в историю. Еще он занимался исследовательской работой, находил украинские и молдавские средневековые книги в архивах и по древним чертежам реконструировал, воссоздавал целые семьи духовых инструментов.

Евгений: Именно дедушка начал учить Нату музыке. Поэтому проект и назвали «онука» (ударение на «у». В переводе с украинского - «внучка»). По сути, творчество Наты - это продолжение дела ее деда. Мы не часто говорим о нем, но всегда его помним и память о нем увековечили в названии.

_DSC2380

Мини-альбом звучит очень лаконично. Пространство разрежено, на этом фоне выделяются народные темы, прочерченные традиционными звуками валторны, сопилки и бандуры. Откуда взялся минимализм - зачем нужно такое пустое пространство?

Евгений: Минимализм и лаконичность - это, на мой взгляд, основополагающие характеристики Наты. Это прослеживается и в стиле ее одежды, в ее вкусах в дизайне, архитектуре. Эта немногословность в музыке, когда элементов мало, но все они на своих местах, мне кажется, гораздо эстетичнее, чем сложные многослойные аранжировки. Простота подачи очень важна. Мы используем партии сопилки не потому что хотим во чтобы то ни стало добавить украинских красок, а потому что ее тембр в этой музыке звучит идеально. Многие слушатели отмечают именно звуки народных инструментов, говорят: «Классно, особенно вот этот момент!». И никто не догадывается, что в «этот момент» звучит, к примеру, бандура. Все смотрят на это как на часть целого, и именно за такое восприятие мы боремся.

Ната: Я могу к этому добавить только то, что иногда лучше сказать одно слово, чем полчаса лить воду. Это мой принцип и в жизни, в общении. Лучше меньше, да лучше.

В то же время все песни выстроены в соответствии с классической поп-структурой, а некоторые вещи наполнены таким практически эстрадным симфонизмом, реализованным в эру пост-дабстепа. Откуда взялась именно такая драматургия?

Евгений: Что касается драматургии песен, то тут сказались мои аранжировочные навыки, именно они обусловили такую структуру композиции. Мы не знали, куда нас приведет каждая из тем, которую мы начинали разрабатывать. У нас еще на этапе демо вырисовался такой концепт. С одной стороны народные инструменты, элементы народной музыки. С другой стороны, я как аранжировщик пишу много музыки, которая напоминает симфонические саундтреки к фильмам. Это ощущение я тоже хотел привнести, чтобы временами это звучало похоже на классику.

Неужели вы записываетесь с таким размахом, с оркестром?

Евгений: Духовые записаны вживую, а скрипичные партии - это синтезаторные звуки, которые, благодаря развитию техники, на мой взгляд уже вплотную подошли к звукам живых скрипок. Если бы в аранжировке предполагалась сольная партия скрипки, мы бы, конечно, записали ее вживую. Но если это оркестровая партия, где играет 18 струнных инструментов, можно воспользоваться vst-плагинами. У нас симфоническая часть - поддерживающая. Примите во внимание, что Onuka задумывался как инди-проект, у нас не было бюджета на запись оркестра. Мы все сделали сами - даже клип «Look» сняли самостоятельно. хотя теперь уже многие украинские режиссеры звонят и выражают заинтересованность в сотрудничестве.

Песня «Мiсто» - центральная композиция в мини-альбоме. Я правильно понимаю, что она о вашем родном городе? Вы ведь родились и выросли в Киеве.

Ната: Да, конечно. Честно говоря, когда я сочиняла эту песню, то писала исключительно о Киеве, о тех эмоциях, которые он у меня вызывает. Потому что для меня это самый родной, самый крутой город, где я как нигде чувствую себя дома. Откуда бы я ни прилетала, когда самолет садится в Борисполе или Жулянах, я чувствую прилив сил, какая бы погода ни была - в снег, дождь и жару, мне здесь хорошо всегда. Но когда песня уже вышла, я заметила, что многие люди стали постить с этой песней фотографии своего города. Получилось, что это не про Киев, а про любой город Украины. И каждый человек воспринимает ее так, будто это песня о его родном городе. Меня это очень радует.

Весь мини-альбом в целом настолько хорош, что сразу же повышает планку вашего будущего альбома. Каковы ваши амбиции? Собираетесь сделать бессмертную пластинку?

Ната: Амбиции, конечно, есть. Существуют такие вечные альбомы, которые у меня переезжают из плеера в плеер, - там всегда есть драматургия не только в песнях, но и в альбоме целиком. Ничего лишнего, ничего случайного. Для меня такой альбом - это дебют The xx. Каждый раз слушаю его как впервые.

Евгений: Надо сказать, что украинская молодежь хорошо знакома с Натой по группе Tomato Jaws. И первое впечатление от нее как от вокалистки, как от персонажа уже было. И сейчас очень важно, чтобы ее сольный проект «распустился как прекрасный цветок». В этой музыке раскрылась ее душа, и именно это мы хотим подчеркнуть. В особенности, для тех, кто знал Нату «прошлую», Нату из Tomato Jaws. Мы хотим их удивить, показав ее новое перевоплощение, Нату настоящую.

У нас в России сейчас огромные ожидания по поводу нового альбома Ивана Дорна, и вот тут в журнале «Афиша» вышел огромный материал, в котором прямым текстом говорится, что они альбом не могут закончить по причине киевских событий. Сказывается ли ситуация на Украине на вашей творческой работе? Может, настроения нет - или наоборот, появился дополнительный импульс?

Ната: Тут скорее второй вариант. Меня эти события воодушевляют. Я давно их ждала. Я имею в виду сплочение огромного количества людей, а не кровопролитие или информационные войны. Никогда не думала, что у нас столько понимающих, новых людей. И это открытие последнего года. Очень горжусь своими земляками. Возможно, это звучит, как пламенная речь на партсобрании. Но я думаю, что больше никто не заставит людей замолчать, засунуть свою позицию куда подальше.

Евгений: Был момент, когда мы целыми днями смотрели все эти стримы, где каждую минуту что-то происходит. Ни думать о чем-то другом, ни работать - ничего не получалось. Было страшно.

Ната: Особенно если ты сидишь на балконе и слышишь, как что-то взрывается, а в небе стоит черный дым.

Евгений: Мы живем на Подоле.

Ната: Десять минут пешком до Майдана. В какой-то момент было ощущение, что мы попали в фантастический фильм.

Евгений: Но потом, когда стало понятно, что ситуация не нормализуется, просто центр событий перемещается в разные регионы Украины, я очень сильно загрустил. Стало тошно от этих фейсбучных лент, и я решил с головой погрузиться в рабочий процесс, увлекся съемкой видео. Если писать музыку не получалось, я занимался тестами камер. Возвращаясь к Ване Дорну - его можно понять. Желаю ему продуктивного творчества, потому что реальность может подкосить и перечеркнуть твои творческие планы.

Какое будущее вы представляете для проекта Onuka?

Евгений: Мне бы хотелось, чтобы это вдруг стало очень популярно, чтобы например, японцы сказали: «Чуваки! Это что-то!», и начались гастрольные вылазки в Японию. А вообще хотелось бы играть эту музыку вживую и гастролировать по всему миру.

Ната: Я не люблю представлять будущее в форме каких-то конкретных событий, потому что в жизни все получается по-другому. Хуже или лучше, но всегда не так, как ты задумывал, это нервирует. Я это состояние ненавижу и поэтому не загадываю, не представляю себе никакие площадки, где мы будем играть, или какие-то определенные события. Единственное, чего я хочу - это быть счастливой на своих концертах и не менять свой плейлист, подстраиваясь под площадку.

Евгений: Хочется и продолжать так, как мы начали - от души. Невзирая на конъюнктуру.

Ната: Да, я хочу, чтобы плейлист менял площадку, а не площадка меняла плейлист.

Не секрет, что Onuka - это такой «семейный бизнес». Бэк-вокал Жени звучит повсюду на мини-альбоме. Расскажите, как вы познакомились?

Евгений: Ну мы же музыканты, поэтому постоянно пересекались на разных мероприятиях.

Ната: ...мы знали друг о друге задолго до того, как познакомились лично.

Евгений: А потом встретились, и можно сказать, начали доказывать теорему «любви от противного». Очень долго взлетали на нашем самолете, и высоту набрали очень хорошую - вместе уже шесть лет.

Дебютный мини-альбом Onuka на iTunes

Фото: Максим Селезнев