Выставка художника открылась в галерее «Матисс-клуб».

2014_06_09_Gulyako 02

Пора сфокусировать зрительское внимание на Семене Гуляко, человеке скромном и не публичном, сознательно избегавшем самопрезентации, озабоченным исключительно самовыражением и способным месяцами не выходить из мастерской. Подобный тип художника сегодня - практически реликтовый. Тактически – ситуационно, карьерно, иерархически - Гуляко многое потерял, стратегически – выиграл: не отвлекался на мелочи, делал то, что считал нужным, остался в ладах с художнической совестью, с собственными представлениями об искусстве. Творчески развивался неторопливо, основательно - так же основательно, уверен, он займет подобающее ему место в наших представлениях об истории искусства последних десятилетий. Собственно, первые шаги в этом направлении сделаны: работы Семена Гуляко, достаточно востребованные в коллекционерских кругах, были экспонированы на базисной выставке Русского музея «Абстракция в России. ХХ век». Уверен, настоящая выставка так же сыграет свою роль в деле продвижения искусства художника на петербургской арт-сцене.

2014_06_09_Gulyako 01

Семен Гуляко прошел нормальный для советского художника-профессионала путь: ЛВХПУ им. В.Мухиной, музейно-оформительская деятельность, всё это – на высшем профессиональном уровне. Но параллельно шла другая, «отдельная» жизнь, посвященная свободному, нелимитированному заказом самовыражению. К 1970-м принадлежат пейзажные рисунки художника – очень цельные, конструктивные, иногда – выказывающие некое формальное и фактурное щегольство. Но в целом он развивался в сторону лаконизма, острой пространственности. Видимо, он был воодушевлен советами недооцененного рисовальщика и живописца А. Грушко, преподававшего в Мухинском. Затем пришла пора гуашей – тоже лаконичных, самостоятельных по цвету – цветовые пятна решают пространственные задачи, четко фиксируют планы. Уже тогда появляются вещи, в которых цвето-форма начинает играть самостоятельную роль, «отрываясь» от натурных реалий.

2014_06_09_Gulyako 04

Видимо, и конструктивность, и автономия цвето-формы (автономия условная – связи с реальностью все еще сильны) были необходимыми этапами в развитии художника. Зрелый Гуляко – художник, вступивший на путь абстракции. Начинается другой этап – стихийная, не располагающая к диалогичности и вообще к толкованию, почти биологическая энергетика самовыражения, инсайты, экзистенциальные вспышки. Он доверяет симультативному жесту, тому, что философ Валерий Подорога называл «видением через руку», то есть ритмикой «телесного чувства». Вальтер Беньямин ввел в свое время популярнейший ныне термин «оптически-бессознательное». Семен Гуляко оперирует тем, что я бы назвал «тактильно- бессознательным». Как Джексон Поллок, он расстилает холст или бумагу на полу: все дальнейшие манипуляции окрашены тактильной контактностью, непосредственностью соприкосновений, тем, что цвет и поверхность в буквальном смысле пробуются «на зуб», на ощупь. Эта тактильность придаёт азартности, неровности дыхания, импровизационности - озарение! - пластического расклада некую осязаемость реального переживания. В последние годы творческие занятия художника тормозит болезнь. Тем не менее, абстракция Семена Гуляко находится в развитии. Она как бы прорывает оковы болезни. Абстракция по определению имеет медитативно-духовный подтекст. В том числе – подтекст преодоления негативного, травматического опыта.

2014_06_09_Gulyako 03

Фотографии: Владимир Михайлуца