В Мариинке-2 на выходных показывают четыре одноактных спектакля Ханса ван Манена. ART1 рассказывает о хореографе и предстоящих балетах.

hans-van-manen-1200x1600px

 

Патриарх голландской хореографии родился 82 года назад в пригороде Амстердама. Ему было семь, когда его отец умер от туберкулеза, и семья переехала ближе к центру города, в дом рядом с городским театром. В детстве Ханса не водили в балет, но он чуть не с младенчества мечтал о танце и, когда оставался дома один, врубал на полную мощь радиоприемник и устраивал танцевальные представления. Он подглядывал в окна репетиционных залов, а в тринадцать устроился в театр учеником гримера и получил возможность посещать занятия. В 18 его приняли в труппу, которой руководила Соня Гаскелл.

Сочинять танцы он начал практически тогда же, когда стал артистом – и за 60 с лишним лет карьеры поставил более 120 балетов. Работал в обеих главных компаниях Нидерландов – Dutch national ballet (в Амстердаме) и Nederlands dans theater (в Гааге); их конкуренция ему нисколько не мешала. Кроме того, ставил спектакли в Штутгарте, Вене, Мюнхене, Берлине, английском Королевском балете, датском Королевском балете, Испанской национальной танцевальной компании и в американском балете Элвина Эйли.

Хотя ван Манен и говорит, что «в танце любой пары на сцене есть эротика», его сочинения, как правило, похожи на строгие чертежи, в которых какие-либо чувства бывают обозначены только полужестом и полувзглядом. Его интересует чистая, хрустальная геометрия, конструирование танца, его диалог с музыкой; открытые чувства он считает неприличными. Может быть, именно из-за этого свойства его танцы так любит Ульяна Лопаткина, что первой из российских балерин начала танцевать его хореографию (в ее репертуаре еще 8 лет назад появился одноактный балет ван Манена «Три гносьенны»)

Ван Манен, автор почти пуританской неоклассики на сцене и сочинитель спектаклей, где танцовщики почти молитвенно поклоняются балеринам, известен в мире искусства и как фотохудожник, предпочитающий обнаженную мужскую натуру.

В 1970 году ван Манен вместе с Гленом Тетли (хореографом гораздо более эксцентричным, но менее изобретательным) сочинил и привез на гастроли в Лондон балет «Mutations» на музыку Штокхаузена, где артисты танцевали полностью обнаженными. Представители возмущенной общественности высыпали на сцену перед премьерой вызывающий зуд порошок и битое стекло. Театру пришлось пригласить на следующие представления полицейских в штатском – они дежурили в зале и за кулисами.

В программу вечера Ханса ван Манена в Мариинском театре войдут четыре небольших одноактных спектакля – «Адажио Хаммерклавир» (на музыку Людвига ван Бетховена), «Вариации для двух пар» (соединены сочинения Бенджамина Бриттена, Эйноюхани Раутаваары, Стефана Ковача Тикмайера и Астора Пьяццолы), «Соло»(на музыку Иоганна Себастьяна Баха) и «Пять танго»(на музыку Астора Пьяццолы). Все они были изначально поставлены для других театров (в разные годы – от семидесятых до 2012-го), но в Мариинском их репетировал лично мэтр, учитывая индивидуальности исполнителей. Все балеты идут под фонограмму – ван Манен раз и навсегда выбрал образцовые записи. Ему важно, чтобы интерпретация музыки не менялась.

Мариинский-2, 15 июня (19.30), 17 июня (19.00)