Шотландский балет покажет в Мариинке спектакль Мэтью Боурна «Highland Fling» некогда первый большой успех знаменитого хореографа.

AGR_3364

Зашуганный принц еще не влюбился в городском парке в мускулистого Лебедя – «мужское» «Лебединое озеро», потрясшее балетный мир до основания, Мэтью Боурн поставил годом позже. Золушка не танцевала в лондонском ночном клубе во время немецкой бомбежки – это будет еще через пару лет. А уж до Дориана Грея, делающего карьеру в модельном бизнесе, - еще четырнадцать. «Highland Fling» (название спектакля, отсылающее к старинному танцу горцев, у нас перевели как «Шотландский перепляс») Боурн поставил в 1994-м – и это был его первый большой успех. Теперь обитающая в Глазго труппа привозит спектакль в Петербург и показывает на почтенной сцене Мариинского театра.

Той самой сцене, где давным-давно идет классическая «Сильфида» Августа Бурнонвиля – история о духе воздуха, что влюбилась в земного парня. Истории этой более полутора веков – собственно, с нее да с «Жизели» начался романтический балет. Действие «Сильфиды» происходит именно в Шотландии, парни в килтах смотрятся очень эффектно – и это натолкнуло Боурна на мысль сделать свою версию балета. Он взял старинную музыку Левенскьольда, добавил в нее записи птичьего пения и – от души – марш Мендельсона; собрал героев – собирающегося жениться фермера Джеймса, его невесту Эффи, его приятеля Гурна (что не скрываясь в Эффи влюблен) и летучую Сильфиду – и перенес их из начала XIX века в конец ХХ, и из деревни в город Глазго.

AGR_5828(1)

Держитесь, граждане: на сцене Мариинского театра вы увидите общественный туалет. Вернее, целых два общественных туалета – мужской в синих тонах, женский в розовых. Это явно внутренние помещения паба, где Джеймс гуляет накануне свадьбы. Это не мальчишник – подруги невесты там тоже есть, каждому красавчику в килте достается по одной,– но вот просто какая-то гулянка. К тому моменту, как мы ее видим – уже близящаяся к финалу: Джеймс, пошатываясь, входит в туалет и засыпает, сидя рядом с писсуаром.

Все дальнейшее, наверно, можно счесть пьяной галлюцинацией – взлетающую над стенкой сортира девицу (накрашена как гот и одета в живописное тряпье), мгновенное желание Джеймса ее поймать и навсегда оставить при себе, его исчезновение с собственной свадьбы ради плясок с безумными приятелями Сильфиды на отдаленной городской помойке. Можно – если не понимать, что нанизывая хохму за хохмой, издевательски цитируя классику и скрещивая в танце романтические па с отвязным шотландским степом, Боурн точно и очень жестко идет по канве романтической истории. Где вообще-то все всерьез – и тоска перед свадьбой (Эффи мила, но прожить рядом с ней всю жизнь? Удавишься же от скуки), и дикий подарок судьбы в виде Сильфиды, и очевидная невозможность человека принять ту степень свободы, что свойственна летающей нечисти. Что делает влюбленный Джеймс в «классической» «Сильфиде»? Договаривается с отвратительной колдуньей, чтобы та изготовила шарф, с помощью которого можно лишить Сильфиду крыльев, навсегда оставить на земле. Что делает не менее влюбленный Джеймс в «Highland Fling»? Тупо выходит с большими ножницами и крылья у девушки отрезает.

AGR_3855

Не Боурн менее романтичен, чем Бурнонвиль – гораздо менее романтичен наш век, Боурн лишь работает зеркалом. Наглым, потешным, изобретательным зеркалом – и подсовывает к носу аудитории старинные истории, пересказанные так, что та публика, что вообще-то считает балет пылью и ветошью, по-стадионному вопит от восторга на его спектаклях. А если в течение тех секунд, когда Сильфида умирает (все строго по древнему сюжету) в зале таки устанавливается та тишина, что привычна классике, и некоторые зрительницы успевают всхлипнуть – что ж, тайный романтик Боурн, с успехом разыгрывающий старого циника, своего добился.

Мариинский театр, 18 и 19 июня, 19.00