Накануне концерта Underworld в Петербурге ART1 вспоминает основные этапы истории команды, потрясшей танцевальную музыку в 90-х. От первых неловких синглов до рейв-гимнов,  от подпольных вечеринок до лондонской Олимпиады.

Underworld. Как же тебе повезло, моей невесте.

 

НАПРЯГИ ИЗВИЛИНУ

Первый состав будущих Underworld сложился в Кардиффе. Два студента художественного университета Рик Смит и Карл Хайд проделывали неясные музыкальные эксперименты еще году в 80-м. Удивительным образом сохранилось даже название того проекта — The Screen Gemz. Однако если получится найти единственный сингл этой  группы «I Don’t Like Cars: Teenage Teenage», записанный где-то между 1981-м и 1983-м годами, то слушатель вряд найдет в нем что-то общее с Underworld. Вскоре группа ожидаемо перестала существовать.

Непривычного и неясного по происхождению слова «freur», которым был назван следующий проект Хайда и Смита, и в самом деле не существовало. Изначальной идеей участников было даже не назвать группу, а обозначить ее непонятной рисованной закорючкой. В этом смысле они перегнали время на 30 лет – тот, кто видел, как называют свои проекты нынешние глитч-электронщики, поймет почему. Но вскоре лэйбл, заинтересовавшийся Freur, попросил музыкантов не мудрить излишне, а придумать для группы хоть какое-нибудь, да слово.

Успех у проекта был предсказуемый — то есть почти никакой. Хайд и Смит как музыканты пока только подрастали. Сингл «Doot-Doot» 1983-го года немного покрутили по радио, и он даже попадал на последние строчки хит-парадов, но последующие синглы и альбом Freur спросом, увы, не пользовались.

 

 

ПОДАРОК ДАРРЕНА

История непосредственно Underworld начинается с сотрудничества Хайда и Смита с ди-джеем Дарреном Эмерсоном в 1991-м году. Новый участник был на десять лет младше, и за новыми течениями следил, как оказалось, более внимательно. Его влияние стало решающим в оформлении звука группы. Хайд позже признается: «Мы нашли грув. Грув, который делают машины, грув, под который танцуют люди. В танцевальной музыке наши идеи обрели свой «дом». В музыке Underworld наконец-то появилась основная нить, на которую впоследствии нанизывались экспериментальные элементы.

Надо отдать должное и британскому продюсеру Стиву Холлу, владельцу лэйбла Juniors Boys Own, оценившему первые пластинки Underworld. До поры группе приходилось выступать на многочисленных рейв-вечеринках — никаких других выходов на широкую публику у начинающих электронщиков тогда не было. Согласно легенде, своими самопальными дисками они торговали сами — прямо из багажника авто.

Underworld решили, что смогут усидеть на двух стульях: выступать живьем, но играть музыку электронную. С этого момента группа и обрела свой настоящий характер — ее уважают даже те, кто считает электронную музыку примитивной. Причины, вероятно, надо искать в виртуозном управлении инструментам, сродни игре на гитаре или джазовой трубе. Кстати, в любви к джазу Underworld не раз признавались в интервью. Однажды Хайд сказал, что кумиром для него является Майлс Дэвис, его отказ упиваться собственной значимостью и всегда ловить свою волну в новых тенденциях. Возможно, причина эклектичного подхода к звуку у Underworld и в том, что его основатели встали за секвенсоры и контроллеры, уже основательно успев перерасти молодежь и набрав опыта.

 

 

ИЗ ГЛУБИН

Альбом «Dubnobasswithmyheadman» 1994 года многими воспринимается как дебют Underworld, хотя это не так. Он просто стал работой, где группа впервые показала свой класс и закинула удочки на будущие победы. Внимательный слушатель на середине трека «Spoonman» заметит на заднем плане и речитатив Хайда, так похожий на тот, что через 2 года зазвучит в фильме «На игле» Дэнни Бойла, а потом и на всех танцполах.

В «Dubnobasswithmyheadman» впервые появляются основные признаки всей последующей музыки Underworld. Слишком приятно звучит, для того, чтобы это был андеграунд. Слишком много ярких, хитрых аранжировок, чтобы стать абсолютной музыкой для масс. Слишком тонко, чтобы назвать это просто танцевальной музыкой. Слишком сильно эксплуатируются законы танцевальной музыки, чтобы стать просто хорошей электроникой без особого направления.

 

 

МЕГА! МЕГА!

Если «Dubnobasswithmyheadman» в 1994 году попал на 12-е место британского чарта, то последовавший за ним альбом «Second Toughest In The Infants» в 96-м принес Underworld уже мировую славу. Говорить здесь, скорее, стоит даже не об альбоме как таковом, а о треке «Born Slippy» — в версии «Born Slippy .NUXX», до поры бывшей би-сайдом. Попадание этой композиции в фильм «На игле» фактически перевернуло всю дальнейшую историю группы. Запоминающийся синтезаторный проигрыш, эйсид-хаусовый ритм и текст, запечатлевший марафонский поток сознания рэйвера, впечатывались в сознание моментально. По версии журнала Mixmag «Born Slippy» стал лучшим танцевальным треком за последние 25 лет, обогнав даже Prodigy с их «Smack My Bitch Up».

 

 

В 2000-х Underworld выпустили три альбома: «A Hundred Days Off» (2002), «Oblivion with Bells» (2007) и «Barking» (2010). На всех трех релизах есть место и танцевальным ритмам, и эмбиенту и вкрадчивым, почти невесомым вещам. Несмотря на то, что эпоха рэйвов ушла, Хайда и Смита, по их словам, это не особо волновало, и именно сейчас они чувствуют себя максимально занятыми — и, поэтому, счастливыми. Запущенный в 2005 году сайт underworldlive.com произвел легкий фурор в музыкальной среде. Здесь можно было совершать неслыханные для того времени покупки музыки за символическую плату. Запуск сайта сопровождался заявлением Хайда о том, что группе надоело выпускать музыку альбомами, и теперь Underworld имеют полную свободу в обращении со своим материалом. Так был выпущен mp3-релиз «Lovely Broken Thing» — 28 минут 37 секунд, которые уже потом были поделены на 7 треков. За 5 фунтов можно было скачать сразу аудиофайл и архив из 177 фотографий снятых Хайдом.

 

 

КИНО И ДОМИНО

Режиссеров, которые хотели бы заполучить саундтрек от Underworld, наверняка, было много. Больше всех повезло Дэнни Бойлу, с которым группа наладила, можно сказать, систематическое сотрудничество. Кроме сочинения музыки для его фильмов «Пекло», «Жизнь хуже обычной» и «На игле», в 2011-м Хайд и Рик Смит занялись и его пьесой «Франкенштейн», поставленной в Национальном Театре Лондона. «Когда Бойл предлагает нам новый проект, мы всегда уверены, что это будет целое приключение", — сказал как-то Хайд. И не ошибся. В 2012-м Underworld приняли приглашение Бойла принять участие и в вовсе выдающемся проекте — церемонии открытия Олимпийских Игр. Задачей электронщиков было составить музыкальное оформление. Режиссер, ставший арт-директором мероприятия, описал труды Underworld как итог 15-летней работы и собранной до конца мозаикой.

В 2006 году режиссер Энтони Мингелла, известный по фильмам «Талантливый мистер Рипли» и «Английский пациент», свел Хайда и Смита с композитором Габриэлем Яредом, чтобы вся троица поработала над саундтреком для нового фильма «Вторжение». Работа продолжалась почти полтора года, Underworld заведовали битами и секвенциями, а Яред прописывал партии для струнного оркестра.

 

 

ДОКТОР ИНО И МИСТЕР ХАЙД

Карл Хайд впервые поработал с Брайном Ино еще в 2008 на Luminous Festival в Сиднейском оперном театре. Вместе с импровизационным фри-джазовым трио The Necks, клавишником Джоном Хопкинсом и гитаристом Лео Абрамсом они устроили электро-джем на 4 с лишним часа. В мае 2014-го вышел «Someday World», совместный альбом Хайда и Ино — афробит, который, казалось бы, остался где-то в конце 90-ых, зазвучал с новой силой. Не успели напечататься первые рецензии на «Someday World», как музыканты объявили о выходе второго альбома под названием «High Life». «Когда мы закончили альбом, стало понятно, что нам все еще интересно записываться вместе, — пояснил Ино, – поэтому вместо того, чтобы заниматься рекламой, мы решили засесть в студии и приступить к работе над «High Life»». Сейчас, помимо работы с Underworld, Карл Хайд занимается и живыми шоу Брайана Ино.

 

 

Санкт-Петербург: 20 июня, «Ледовый дворец».

Москва: 21 июня, музей «Середниково».