Проекту Moderat как нельзя лучше подходит термин dream team. Название его сложено из имен двух проектов — Modeselektor и Apparat — и каждый из них уже давно застолбил видное место на европейской электронной сцене. Как когда-то Kraftwerk или Tangerine Dream, трио музыкантов в наши дни, фактически, является лицом современной немецкой электроники. Moderat приезжают в Россию с выдающимся визуальным шоу и программой своего второго альбома «II». В интервью ART1 Саша Ринг — являющийся также лидером Apparat — раскрывает секреты студийной кухни Moderat, критикует творческую атмосферу Берлина и рассказывает, как важно делить внимание публики на троих.

Moderat (Саша Ринг — в центре). Я тебя слепила из того, что было.

 

Несколько лет назад Moderat буквально взяли с места карьер. До этого Modeselektor и Apparat были скорее интересными проектами на любителя — и вдруг оказалось, что вместе вы превратились едва ли не в главную немецкую электронную группу.

Это, пожалуй, внешнее впечатление. По нашим ощущениям, прогресс шел гораздо медленнее. Конечно, с каждым новым альбомом твоя аудитория растет. Хотя после выхода последней нашей работы оказалось, что многие люди даже у нас дома, в Германии, впервые услышали о нас. Такой рывок популярности нам и самим показался чем-то сумасшедшим. Но мы-то знали, что рост происходил постепенно — спокойный и здоровый процесс. Сцены, на которых ты выступаешь, становятся больше, время твоего выступления на фестивалях все ближе к хедлайнерам. И так шаг за шагом. Как раз такое развитие мне кажется более правильным. Когда вдруг оказывается, что ты выпустил хитовый альбом и резко попал в общие любимчики, это запутывает — все вокруг тебя становится вверх тормашками. К счастью, у нас было нормальное постепенное развитие. Мы работали с одной и той же командой, каждая новая запись вырастала из предыдущей. Мы просто выбрали правильное направление.

Дебютный альбом Moderat слушался как экспериментальная работа, а в «II» уже более ровно сочетаются и ваши наработки в Apparat, и эксперименты Modeselektor. По-моему, он получился более сбалансированным, чем первый. Когда Moderat записывали второй альбом, у вас был какой-то план?

Наш первый альбом вообще не отличался какой-то гомогенностью. Это, скорее, была компиляция, да еще с приглашенными музыкантами. В целом, «Moderat» — сборник идей, которые были в голове у каждого из нас в последние пять лет перед его записью. Мы сложили их в одну кучу и стали выбирать то, что выглядело получше и поинтереснее. Официально это альбом, но, на самом деле, своего рода «бест оф». Что касается второго альбома, то предполагалась, что в него тоже пойдут какие-то старые и неиспользованные задумки. Но, в итоге, мы принялись записывать новую музыку. Я бы не сказал, что здесь мы пытались подгонять песни под какую-то конкретную концепцию. Была скорее установка на то, что в музыке должно быть много пространства, что она должна раскрываться слушателю. И еще мы решили отказаться от излишней полировки. Знаете, можно ведь закопаться в детали до безумия — а потом обнаруживаешь себя с перепродюсированной записью. Возьмем, например, трек «Milk». Кто-то, по своим стандартам, скажет, что запись довольно грязная,  сама вещь звучит неидеально, но мы хотели, чтобы она была именно такой. И то же самое касается остальных треков. Это звук того, что спонтанно происходит в студии. Каждый раз, когда мы собирались приготовиться к чему-то конкретному, все равно отходили от выбранного направления. Если ты движешься вслед за происходящим, то большие концепции теряют смысл. Ты работаешь в студии и просто смотришь, куда тебя занесет течением.

 

 

Один мой друг считает, что первый альбом Moderat был очень крутым, а второй так себе — куда-то не туда группу понесло. Вы учитываете подобные мнения?

Ситуацию можно рассматривать в более широком смысле: как ты справляешься с возлагаемыми на тебя ожиданиями. Конечно, в какой-то момент ты прикидываешь, что мог бы дать людям, которым понравился первый альбом Moderat — чего бы им хотелось еще, какой звук им бы пришелся по вкусу дальше. Но это только до момента, когда ты входишь в студию. Почему-то все такие мысли остаются за дверью. И это очень здраво, так как они тебя ограничивают. Ответ — и да, и нет. Ты придумываешь все концепции заранее, но как только начинаешь записывать новые вещи, твое мышление в значительной степени меняется. И это один из тех моментов работы в студии, которые я обожаю. Особенно, если записываешься в очень интенсивном режиме — ты, допустим, на месяц отключаешься от всего, существуешь в собственном пространстве. И мы очень старались сохранить такую ситуацию.

Мы уже решили, что когда начнем работать над следующим альбомом, избавимся от смартфонов. Сохраним пару старых «нокий» для самой необходимой связи. Но ничего более: никакого интернета, никакого внешнего вторжения в наше пространство, кроме семейных СМС. Ты оставляешь все постороннее снаружи этого пространства — и ожидания публики в том числе. И это грамотно. Ты занимаешься только тем, что ощущаешь внутри самого себя — незамутненным и неиспорченным извне. В чем-то такой подход может напоминать работу над нашими первыми записями еще с Modeselektor 15 лет назад: мы были чисты, если так можно выразиться. И мы все время пытаемся построить заново такую ситуацию.

Вы с Modeselektor как повстречались?

Я очень хорошо помню нашу первую встречу. Это было что-то вроде мини-фестиваля в Берлине с шоу-кейсами новых музыкантов и местных лэйблов. Я играл на ней как представитель Shitkatapult, а Modeselektor — от BPitch Control. И первое, что они у меня спросили, «Ты какую музыку делаешь?». Надо сказать, что в то время я подобные вопросы ненавидел. Но я попытался им все подробно рассказать — от привычки растолковывать, что и как у меня творится, я и сейчас не избавился. Естественно, я не удержался от такого же встречного вопроса, а они отвечают: «Мы производим ШУМ!» (Смеется) У них была очень старомодная даже по тем временам аппаратура — аналоговые клавиши и тому подобное электричество. А у меня — первый «макбук» и современные MIDI-контроллеры. Контраст между нами, конечно, был сумасшедший. Я до сих пор удивляюсь, как мы впоследствии умудрились сложить нашу музыку и технику в один набор. Мы решили, что это похоже на встречу двух разных миров — забавно попробовать их объединить.

 

 

По вашему мнению, как развивалась берлинская электронная сцена в последние годы и как выглядит сейчас?

В целом, она стала очень профессиональной. Когда я начинал, это была одна большая импровизация. Странные места, бесконечные провода, валяющиеся под ногами и свисающие с потолка, бензиновые генераторы, чтобы в этих местах было электричество. А в последние пять-шесть лет, все превратилось в какое-то глобальное явление. Люди валят толпами — техно-туризм, если хотите. И все понемногу стало превращаться в бизнес. Сейчас электронная берлинская сцена — такая же часть туристического потенциала, как и любая другая достопримечательность. Не вся, конечно, но значительная ее часть. И я не думаю, что в наши дни Берлин лучшее место, чтобы заниматься творчеством. Понимаете, самые интересные вещи, в том числе в музыке, появляются в тех случаях, когда людям приходится бороться за них. Берлин же стал одним из главных европейских арт-центров из-за того, что в нем было много пустых пространств. Люди приезжали сюда ни с чем, жили в дрянных квартирах и делали прекрасные работы на заброшенных складах.

Все изменилось. Берлин сейчас  —  это нормальная европейская столица, теперь нужно состояние, чтобы снять те же самые квартиры. Да, сюда приезжают, творят, но в нынешней ситуации ты уже не можешь не задумываться о коммерческой стороне — тебе надо как-то выживать в тех условиях, что сложились в последние годы. Лет 10 назад было проще. Тебе не надо было настолько заботиться о том, чтобы иметь возможность оплатить ренту за жилье за счет своих работ. То же самое с музыкой. После того, как она записана, многие задумываются, как и кому потом ее продать повыгоднее — жить-то надо. И для творческого мышления подобная среда, по-моему, вредна.

 

 

Вам не кажется, что электронная музыка развивается по кругу? В последнее время мы видим возвращение IDM, и стилевых элементов еще из 90-х и начала 2000-х. Как думаете, почему так происходит?

Вы совершенно правы,  я тоже заметил, что реанимация тех или иных направлений происходит все время. Разве что трудно рассчитать точные временные промежутки — 10, 15 или 20 лет. 15 лет назад началось возрождение стилей из 80-х, и до сих пор они всплывают в той или иной музыке. Я бы добавил только, что сейчас все стало довольно хаотично, стили самых разных времен смешиваются в разных пропорциях. Но, конечно, есть и очень заметные вещи. Например, недавно мы увидели возвращение хауса. В 80-х я был еще очень молод, слушал музыку по радио, но не был частью происходящего в ней. Но когда старые стили вернулись, в виде проектов типа Disclosure или музыки, на которую повлиял хаус, а сам я стал старше — это совершенно другая ситуация. Ты уже погружен в нее. Ты можешь сказать, «Я такое уже слышал, нет смысла повторяться». Но ты можешь вспомнить и времена, когда такая музыка была для тебя чем-то свежим, и понимаешь, что сейчас ты живешь уже с другим поколением. И для этого поколения, ребят, которым по 18-20 лет, тот же самый новый хаус — и есть эта свежая музыка. Новое поколение копается  в прошлом и делает из него свой вариант настоящего! Кто-то просто копирует, а кто-то пытается обновлять — и это уже бывает интересно.

Интересно, что IDM вернулся в более мелодичном и танцевальном виде. Если в начале 2000-х на первом месте были новые звуки, то сейчас, кажется, главной все-таки стала мелодия, да и аранжировки более доступны. Тот же Moderat, хотя его и относят к IDM, даже в самом жестком виде не очень напоминает те головоломные композиции, которые я помню по первому пришествию этого направления.

Согласен. Думаю, есть объяснение. В конце 90-х и начале 2000-х музыка была очень сильно завязана на развитие техники. Тогда начало появляться огромное количество всяких интересных штучек, которые ты мог использовать для записи — и они, по сути, испытывались музыкантами. Запись при помощи компьютеров тогда тоже была новинкой. Происходил постоянный поиск новых звуков, форм и методов. Я тоже тогда был частью всего этого, причем принадлежал к среде самых запаренных техникой ребят. Сейчас же процесс затормозился. Найти звук, который был бы совершенно новым труднее, но уже найденных звуков и разнообразного оборудования стало в разы больше. В последние 10 лет развитие электронной музыки стало сосредотачиваться скорее на сочинении хороших композиций, нежели на исследованиях новых приборов. Человеческий фактор сменил технические моменты. Если взять, допустим, Джона Хопкинса — то будет заметно, что именно композиции он уделяет едва ли не больше внимание, чем, собственно технике, на которой он записывает свои вещи. Нет, техника важна, конечно, куда без нее — но она не лезет на первый план, не кричит о себе, а просто работает на заданную цель.

 

 

При этом, чуть не каждую неделю так и появляются все более новые приспособления, программы и прочие маленькие отрады музыкантов. Хотя, кажется, чтобы сделать нормальную композицию, вовсе не нужен целый «игрушечный магазин».

Я думаю, что производители просто пытаются работать уже под очень конкретные потребности людей, чтобы тем было еще проще получить определенные звуки. Но все это обилие многих просто дезориентирует. Это… капитализм какой-то. Придумать новую игрушку не столько ради музыки, а чтобы ее продать. Я где-то слышал, что сейчас существует около 5000 виртуальных синтезаторов, и выпускаются все более новые, улучшенные, звучащие «еще ближе» к оригинальным настоящим синтезаторам. А мне, наоборот, казалось, что, можно сделать хорошую вещь в Logic и с парой устраивающих тебя плагинов.

А у вас самих что играет в студии и на концерте?

В студии все сложно. Первый альбом мы записывали у меня, и ту студию я позже продал. Она была несколько старомодна: аналоговая аппаратура, специальная комната для записи, старые микрофоны. Новый альбом был записан уже на студии Modeselektor. У них все вертится вокруг синтезаторов родом из 80-х, драм-машин и тому подобного железа. Но подключать все это — ужасная головная боль. Клубки проводов, полный хаос. Шари (Себастиан Шари, участник Modeselektor — прим.ред.) этим и занимался, он любит такое. У каждого из нас был свой подход. Если за инструменты брался Шари, то у него в руках оказывалась, например, драм-машина Vermona, еще из ГДР. У меня же, наоборот, все происходило в компьютере. Все эти провода все-таки немного не моя среда. Я так и не могу окончательно запомнить, что в каком порядке подключать, а коммутация требует слишком много времени, чтобы зафиксировать идею, которая у тебя вертится в голове. Так что здесь я использую, в первую очередь, компьютерные плагины. У нас, кстати, есть даже специальная комната, в которой сложены синтезаторы, которые мы использовали на первом альбоме — с запретом пользоваться ими. Не хочется переборщить с какими-то звуками и инструментами. А то, сами знаете, неинтересно будет. (Смеется) Так что всего навалом, и аппаратура очень разнообразна.

Живьем комплект более компактный, чтобы избежать беспорядка. Когда лет десять назад мы играли первые концерты, — это еще были небольшие шоу для наших поклонников, — неразбериха была полная. Мы разом пытались сыграть на всем, что можно было затащить на сцену. Масса звуков, масса приборов — короче говоря, свалка. (Смеется) Сейчас мы точнее продумываем, кому что достается на сцене. Герно (Герно Бронсерт, участник Modeselektor — прим.ред) играет барабанные петли и подгоняет их в реальном времени. У меня Nord Modular — это уже много лет один из моих любимых синтезаторов, он способен воспроизводить почти все звуки, которые записаны в студийных условиях. Я играю солирующие партии и могу их на ходу модулировать. Еще я играю на гитаре. У Шари — аналоговый пульт, на который он получает сигналы от Герно, а они позволяют ему запускать его маленькие синтезаторы в такт основному ритму. Звук он еще обрабатывает при помощи гитарных педалей. Собственно, все, что играется на сцене, проходит через его пульт и также может меняться и трансформироваться на ходу.

 

 

У Moderat отличный вкус к визуальным моментам — что в клипах, что на концертах. Как происходит работа с дизайнерами и режиссерами из Pfadfinderei?

О, Pfadfinderei я знаю с незапамятных времен. Если вспоминать историю, как я повстречался с Modeselektor, то я почти уверен, что как раз на том небольшом фестивале они тоже крутили видео. Это один и тот же коллектив уже много-много лет. Раньше они вовлекались в наш процесс на самых начальных этапах. Мы отправляли им музыку или даже ее элементы, и они начинали придумывать какие-то подходящие визуальные решения. Так что работа шла локоть к локтю. Но в случае с «II» мы держали альбом в тайне почти до последнего момента — нам очень хотелось сохранить то самое собственное пространство, о котором я говорил. Мы им, конечно, что-то давали послушать, но на реакцию не обращали внимания, чтобы избежать стороннего воздействия. Зато когда мы вышли из нашего тайного убежища,  Pfadfinderei тут же включились в разработку концертов, идеи так и посыпались. Было дико интересно наблюдать, как из маленьких деталей вырастает большой проект. Как из разных студий и кабинетов выходят различные элементы, которые вдруг собираются вместе. Когда в первый раз видишь единый результат — это потрясающе. В этот раз технический аспект был более важен, чем в туре после первого альбома. Тогда видео синхронизировалось вручную. Сейчас ви-джей также имеет возможность что-то подогнать самому, но большая часть изображений идет под компьютерный тайм-код — картинка слишком плотная, чтобы он мог все успеть.

А что касается клипов? С одной стороны они абстрактны, но с другой очень тонко дополняют песни.

Графика и видео — тоже почти целиком работа Pfadfinderei. Конечно, мы обсуждаем какие-то моменты, но оставляем им полную свободу решений. Что мне нравится, они работают не как отдельная нанятая дизайн-команда, но, скорее, как полноценные участники Moderat. Думаю, такой подход положительно сказывается на нашей визуальной идентичности. У тебя нет разрыва в мышлении: дизайнеры просто находятся на одной волне с тобой, а ты им полностью доверяешь.

 

 

Как вы себя чувствуете в Moderat и Apparat? В первом случае вы можете спрятаться в темноте за своими инструментами. Во втором — ты фронтмен и оказываешься в центре общего внимания. Где вам комфортнее?

Я бы сказал, что выступать с Moderat мне проще. Обязанности поделены, ты один из трех музыкантов и, соответственно, получаешь внимание трети аудитории. Не десять тысяч человек разглядывают тебя, а только три. (Смеется) И приятно чувствовать, что ты не отвечаешь за все кругом. Правда, я допускаю, что в Apparat ситуация, хотя бы в плане музыки, ненамного отличается. Я не объясняю каждому человеку в группе, что надо играть. У каждого из них свое мышление, они могут предлагать любые идеи, которые им нравятся. Что касается творческих моментов, ситуация в Apparat и Moderat очень похожа. Даже если и случатся проблемы типа, «Oh, fuck, я забыл свою партию!», другие музыканты тут же сориентируются и что-нибудь придумают на ходу. Моя группа — это не наемные сессионщики, от которых требуется исполнение по инструкции. Но в Moderat все-таки немного легче. Ты не находишься весь концерт под личным прожектором, я в принципе как-то недолюбливаю такое. Мы его как бы делим, получается не так ярко. Я же музыку записываю не ради этого прожектора.

 

Москва: фестиваль Park Live, 29 июня, ВДНХ

Санкт-Петербург: Stereoleto Club, 30 июня, клуб А2