В Финляндии полным ходом идет фестивальный сезон. Только что отгремели Tuska и Provinssirock, уже в этот уикенд в Турку начнется Ruisrock, вслед за ним Ilosaarirock в Йоэнсуу, а в начале августа дело дойдет и до главного финского фестиваля Flow. В последнее время финские организаторы обращают все большее внимание на российскую, в частности, петербургскую аудиторию и пытаются делать шаги ей навстречу. ART1 попросил поделиться взглядами на происходящее непосредственных участников музыкальных и культурных процессов. Менеджер по маркетингу, промоутер и даже официальное лицо — впрочем, все равно рок-н-ролльщик — у каждого свое мнение, а общая картинка не лишена проблемных моментов.

 

СТУБА НИКУЛА

Директор по культуре Города Хельсинки:

До того, как попасть на нынешнюю должность, я работал промоутером фестиваля Tuska Rock и культурного центра Cable Factory в Сувилахти. В Хельсинки музеи и театры действуют независимо от культурной администрации, а наш департамент управляет семью местными культурными центрами и занимается распределением фондов для независимых арт-институций. Годовой бюджет — 17 млн. евро.

 

 

Близость Хельсинки и Петербурга помогает в культурных связях. Но здесь нужно понимать, что финские фестивали обслуживают, в первую очередь, местную аудиторию. Я не так часто бывал в Петербурге, но верю, что приличная часть вашей публики тоже может оценить ту же самую музыку. Но большинство все равно потребует чего-то другого. Это не обязательно касается людей, которые могут поехать на Flow или Ruisrock — это довольно универсальные события. Если говорить о такой музыке как инди-рок, панк-рок, металл — ее позиции в Петербурге слабее, на мой взгляд. Если сравнить наши города, то Петербург в десять раз больше Хельсинки, а в концертной афише обнаружим, что концертов в упомянутых стилях будет в десять раз меньше. Может быть, мне не все попадается на глаза, и я не знаю, где в основном проходят такие концерты. В Петербурге множество площадок. Но вот если сравнивать просто масштаб, то окажется, что на деле он не отражается. Соотношение «город крупнее в десять раз — хороших концертов в десять раз больше» в этом случае, кажется, не работает.

Я ушел с Tuska Rock еще в 2006-м, в те времена Петербург, как музыкальный рынок, вообще не рассматривался — сейчас его позиции, конечно, улучшились. А тогда только-только устанавливались первые контакты. И, знаете, нам предлагали деньги за участие в фестивале: «Мы готовы заплатить 10 тысяч евро, чтобы попасть к вам на сцену». «Нет, — отвечали мы, — нам ваших денег не нужно, мы берем только группы, которые интересны публике». Сейчас в Финляндию приезжает больше российских групп, но что касается тяжелой музыки в те времена все было довольно скучно. Вообще хэви-метал как жанр не развивается уже много лет, но, допустим у Швеции или Германии есть какая-то своя специализация — например, death-metal из Гетеборга. Надеюсь, российские группы еще скажут свое слово и придумают что-то специфическое, но то, что я вспоминаю, было не более чем техничным копированием.

Привлечение российской публики на финские фестивали чем-то напоминает лотерею. Здесь главным фактором чаще всего может оказаться хедлайнер, который не выступает в России. Это известно, скажем, промоутерам Ilosaarirock, где в этом году играют Portishead. В таком случае солд-аут фестивалю почти гарантирован, не в последнюю очередь, за счет заграничной аудитории. Но многое зависит и от остальной программы. Забивая ее, трудно предположить, насколько артисты, которых выбирает финский промоутер, будут интересны за рубежом.

 

 

В Хельсинки, в идеале, должна выступать российская группа, интересная для хельсинкской аудитории. Я видел группы, выступавшие в клубах вместимостью 700-1500 человек — ДДТ или Markscheider Kunst, например. И все равно за много-много лет никому не удалось здесь пробиться, пусть даже концерт проходил хорошо. Возможно, есть какой-то потенциал на меньших сценах, но здесь мне тоже трудно что-то предположить. Опять же, если хороший российский артист с большой фан-базой собирается выступить в Финляндии, то его концерт нужно так же рекламировать в России —  чтобы подтянуть еще и домашних поклонников. И нужно помнить, что в регионе Хельсинки живет около 70 тысяч русских. То есть артист, приезжающий сюда, фактически, все равно играет для русских, а не для финнов! Думаю, инди-группы, поющие на английском, и изначально пытающиеся ориентироваться на международный рынок могут страдать от такой системы.

 

 

Вообще, просто хорошего концерта недостаточно. Надо говорить уже о музыкальном бизнесе, который является гораздо большим, чем одно удачное выступление. Здесь подключается и радио, и печатные СМИ, и обсуждения в соцсетях. И если российская группа хочет пробиться в Финляндии, то требуется все перечисленное разом. Конечно, хороший концерт приоткрывает двери, но вот если говорить все про тех же Portishead, то, при всей их известности, концерт будет сопровождаться информационной поддержкой по всем фронтам.

Возможно, в танцевальной музыке ситуация может отличаться. В Хельсинки сейчас раскручивается новый большой фестиваль Weekend, ориентированный на EDM. Один из промоутеров — эстонец, хорошо говорит по-русски, имеет связи с Россией. Так что здесь открывается новое направление. И поскольку само мероприятие имеет отношение к более интернациональному жанру, оно может оказаться более интересным для российских зрителей. Артиста вроде deadmau5 ведь переварить проще, чем местный рок и даже Portishead. Опять же, Weekend, в первую очередь, танцевальное мероприятие и работает по иным стратегиям, нежели традиционные рок-фестивали. Так что у его организаторов может быть и что-то свое на уме.

 

 

 

МЕЙРА ПАППИ

Менеджер по международному продвижению фестиваля Flow:

Потенциал Flow для российской и, особенно, петербургской аудитории велик. Среди посетителей фестиваля, приезжающих из-за рубежа, зрители из Петербурга составляют большую часть. Можно учесть, что Хельсинки находится недалеко, всего три с половиной часа езды на поезде. Аналогичного фестиваля в России нет, так что, можно сказать, мы вам предлагаем его.

Российские артисты на Flow рассматриваются с интересом. Каждый год промоутерская команда и арт-директор отбирают претендентов, но почему-то очень мало групп присылают нам свои демо. Приходится заниматься поисками самим, ориентируясь на рекомендации и какую-то доходящую до нас информацию. В прошлом году у нас выступали Lovecult. Были разговоры еще о паре групп — но всегда встает вопрос о месте в расписании — подходящем времени и подходящей сцене.

 

 

С российскими партнерами работать довольно легко, хотя можно сказать, что все происходит медленнее. Одна из причин, конечно — языковой барьер. Мы собираемся взять в команду Flow русскоговорящего человека, так как общение по-английски не всегда срабатывает. Конечно, некоторые вещи делаются просто по-другому. Здесь дело, скорее,  в привычке каждого из участников с обеих сторон. Так что приходится находить какие-то средние рабочие знаменатели.

Сейчас мы выпустили в продажу билеты для российских посетителей через местные агентства и стараемся больше светиться в местных СМИ. Мы даже завели аккаунт «ВКонтакте», так как знаем о популярности этой соцсети. Также, мы работаем с российским PR-агентством и в принципе хотим видеть на фестивале журналистов — они тоже могут сказать свое слово. В том, что касается поездок, мы также разрабатываем туры на Flow, в которых учитываются пожелания относительно транспорта и жилья. На самом деле, реальная работа с Россией пока только начинается. Все упомянутое можно считать только начальными шагами, но даже они уже являются продвижением — раньше активности в этом направлении было совсем мало. Очевидно, что публика из России тропинку на Flow уже проложила. Каждый год людей приезжает всё больше. Flow с момента своего появления вырос очень органично и постепенно набирал вес с 5 до почти 60 тысяч зрителей. Что-то подобное, по нашим ожиданиям, будет происходить и с российской аудиторией. Естественно, чем больше — тем лучше.

 

 

 

МИККО НИЕМEЛА

Промоутер фестиваля Ruisrock:

Мы развиваем наши отношения шаг за шагом. Начинаем с малого — а там все больше и больше. Ruisrock установил хорошие связи с Петербургом, и мы видим большой потенциал в работе с нашими новыми партнерами — например, туристическими и промоутерскими компаниями. Я понимаю, что пока нам не очень легко, но все устроится, я уверен. Для российской аудитории Ruisrock может оказаться не так уж далеко. Конечно, мы находимся в Турку, а не в Хельсинки, но весь вопрос только в том, чтобы пересесть на поезд и потратить еще пару часов.

 

 

Российские группы у нас приветствуются. В их случае роль играет даже не национальный фактор, а база поклонников. Если у группы есть поклонники в Финляндии — добро пожаловать. Прошлым летом мы пытались привезти на Ruisrock Земфиру, но не позволило ее расписание. Она же у вас почти как Иисус Христос — Суперзвезда. Нужно иметь ввиду, что в Финляндии полно русских жителей, поэтому таких артистов можно рассматривать с перспектив по обе стороны границы. Когда я говорю о фан-базе, то вовсе не имею ввиду толпы в десятки тысяч зрителей. Но, сами понимаете, просто приехать и играть в пустом зале смысла мало. Чтобы концерт удался, за ним должна стоять некая идея.  Ты должен как-то привлечь зрителей — пусть даже их будет относительно немного, но впоследствии они могут принести новых поклонников. Мы предпочитаем не брать на фестиваль совсем новые и неизвестные группы без понятной аудитории. Это обычный подход крупных фестивалей вроде Ruisrock. Не обязательно собирать стадионы, но нужно какое-то обозначение того, что дела у группы идут и играет она не впустую.

 

 

 

Фото: Сергей Чернов.