Биеннале европейского искусства «Манифеста». Параллельная программа.

Первый Кадетский корпус, 28 июня — 31 августа 2014.

Арт-пространство «Новая индустрия», 29 июня — 31 октября 2014.

Лофт Rizzordi Art Foundation, 30 июля — 31 октября 2014.

2014_07_04_kadet-08

Архитектурно здания Кадетского корпуса — в большинстве своем вторая половина XVIII века, к постройке приложили руку Трезини и, скорее всего, Баженов. Пусть внутри и сохранились барельефы в память войны 1812 года работы Федора Толстого, это выглядящее снаружи целым здание — одна из многих в Петербурге «советских руин». Сейчас комплекс собираются реконструировать для нужд университета по проекту той же «Студии-44» Никиты Явейна, которая ответственна за эрмитажный Главный штаб.

Последние полвека в здании помещалась военная Академия тыла и транспорта, а Кадетская линия носила в советские годы название Съездовской. Любопытно, как большевики летом 1917 года арендовали зал для проведения первого съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, и схоже ли это чем-то с «Манифестой»? По крайней мере, сейчас военного училища уже нет, а университет еще не появился. В отечественной действительности понятие «джентрификация» зачастую употребляется расширительно, а с подачи левых активистов оно приобрело критический оттенок, но в данном случае это слово как раз подходит. До конца октября Кадетский корпус будет главной площадкой параллельной программы биеннале.

По мнению многих, Кадетский корпус и представленное в нем искусство в целом смотрится лучше основного проекта в Эрмитаже. Вполне возможно, потому, что у молодых художников, составляющих большинство в проектах параллельной программы, конструкции творчества — пластические, идеологические и семантические, - обнажены и ясно прочитываются, как и в лучшей вещи основного проекта, инсталляции Томаса Хиршхорна «Срез». Много молодых художников, собранных вместе, усиливают разнообразное deja vu у зрителя. Рядом с работами Лехи Гариковича и Алексея Прокофьева вспоминаются американские классики Дэн Флэйвин и Джим Дайн, а то, с чем выступают Артем Филатов и Владимир Чернышев сильно напоминает вещи Ильи Гапонова. Кроме того, иногда хочется начать составлять список запрещенных для молодых художников материалов и тем, и первыми в него попадут красные ковровые дорожки и меховые шапки.

2014_07_04_kadet-02

Исторический парадный вход в здание, действовавший в советское время, ныне закрыт, и этим нарушена архитектурная композиционная связность пространств. Но такой слом и череда препятствий оправданы: иначе, чтобы подняться на второй этаж по парадной лестнице, нужно было бы переступить через «Торжество» - живой глобус Ирины Кориной.

Куратором проекта с особенно метким в этих стенах названием «Этюды оптимизма» выступила Алиса Савицкая. Центральный объект этой выставки носит название «Живой уголок» - инсталляция из фотографий Владислава Ефимова и фрагментов нижегородской деревянной архитектуры вытянута фризом. Как известно, произведения с богатой экспозиционной судьбой приобретают со временем свойства корабля аргонавтов, описанные Роланом Бартом: оригинальные детали заметны в них все меньше (например, ротонда Александра Бродского уже давно состоит из металлических уголков и черных саморезов). Ассамбляж Ефимова счастливо избегает этой участи за счет обнажения приема: скрепляются вместе деревянные балясины, куски наличников и фотографии не существующих больше домов.

2014_07_04_kadet-07

Студенты курса Владислава Ефимова в Школе Родченко представлены им на выставке «12 задумывающихся фотографов», которая показала случившуюся в стенах этой институции полную конвергенцию фотографии и контемпорари-арта. При этом наиболее интересные художники, - такие, как Софья Гаврилова и Алиса Бекетова, - даже работая в отвлеченном и формальном жанре пейзаже, способны извлечь из него концептуальное.

Выставка Generation START обладает отчетливым вектором — показывая работы шестнадцати художников, чьи выставки состоялись на площадке молодого искусства за шесть лет, она призвана продемонстрировать стратегии, ведущие к успеху. «Старт» возник на «Винзаводе» в 2008 году и для Евгения Антуфьева, Татьяны Ахметгалиевой, Аслана Гайсумова, Кирилла Макарова и многих других хорошо сыграл роль «лифта», поэтому сейчас стоит обратить внимание на пока что менее известных авторов - Игоря Самолета и Ивана Новикова.

2014_07_04_kadet-06

Актовый зал на втором этаже занял Иван Плющ, и выгодное в выставочном и семиотическом смысле пространство он получил по праву — за последние годы вряд ли кто еще из молодых художников создал такую масштабную и цельную работу, как «Процесс прохождения I». Инсталляция получила в 2013 году премию «Инновация», при этом стоит помнить, что среди проектов второй Уральской индустриальной биеннале была схожая композиционно вещь, сделанная Леонидом Тишковым на заводе фигурных коньков.

На выходе с выставки удалось подслушать разговор работников, обслуживающих комплекс зданий — один из них, солидный человек в возрасте, волновался, как там висит дорожка, сделанная при его участии. Очень знакомой с советских времен гордостью рабочего человека он радовался, что все получилось. Возможно, именно потому, что «Процесс прохождения» - одна из самых известных и «пошедших в народ» работ художника, ее нынешняя версия на «Манифесте» не произвела большого впечатления на знающих инсталляцию: завязанная под потолком над сценой дорожка воспринималась уже не жутким комом, а маньеристическим аксельбантом.

Нынешний актовый зал перестраивался в 1938 году, но все же именно здесь Лениным были произнесены сакраментальные слова «Есть такая партия!» - известное всем в советское время выражение, давно ставшее предметом иронического обыгрывания. Политический журналист Владимир Ульянов стал автором долгоиграющего мема. Под ноги работе Ивана Плюща брошен холст, изображающий выступление Ленина на съезде, произошедшее в этом зале. Есть некая ирония в том, что картинное удвоение в живописи сменилось другим, инсталляционным.

2014_07_04_kadet-04a Константин Юон "Есть такая партия!"

За сценой, там, где заканчивается инсталляция Плюща, показывается новое видео Полины Канис «Парадный портрет». В этой работе в неявном виде процитирован «Цирк» Александрова, только вместо пылающего энтузиазмом лица Сергея Столярова у актеров на видео - усталая отрешенность. И Иван Плющ, и Полина Канис показывают работу с тоталитарной эстетикой, с «большим стилем», но в обоих вещах тематизируется разочарованность. Разочарование в идеологии — в современном молодом искусстве ничуть не меньшая тема, чем ангажированность идеологией, примером чему могут служить две другие выставки параллельной программы, состоявшиеся за пределами Кадетского корпуса.

В лофте Rizzordi открылось «Магнитное поле». В 2008 году большая выставка, презентовавшая группу петербургских художников из мастерских на проспекте Непокоренных как единое целое и даже положившая начало новому витку моды на живопись, прошла в «Этажах». Куратором ее тогда стала Анастасия Шавлохова, а назывался проект «Память полей» - думается, такое почти буквальное совпадение названий двух проектов выдает желание художников объединения «Арт-Кухня», следующего поколения выпускников Мухинского училища, войти второй раз в ту же реку. Занятно, что всем участникам выставки в Rizzordi около тридцати (если не больше), так что молодыми художниками их можно назвать с натяжкой. Похоже, этим живописцам просто нужен очередной «Союз художников»: судя по производимому искусству, многие из них стремятся к оформлению существующей идеологии и к новому госзаказу.

2014_07_04_kadet-20 "Не музей. Лаборатория эстетических подозрений". Общий вид. Фото: facebook

Любопытным выходом из идеологической дихотомии может быть выставка «Не Музей: Лаборатория эстетических подозрений», собранная самарским художником и куратором Владимиром Логутовым, руководящим сейчас программой «Старт», преимущественно из московских художников. Пластическая составляющая показанных работ часто невелика, а идейная часто сводится к удачной шутке, как это сделал Олег Елагин в работе «Мое новое видео», которая представляет собой стопку напечатанных глянцевых визиток с адресом видео в ю-тюбе, - и всё.

Пристрастие к постконцептуалистскому минимализму содержит в себе одну этическую проблему: многие из этих объектов превращает в искусство только серьезный биографический контекст, которым обладает не всякий молодой художник. В этой ситуации поможет непосредственная демонстрация труда, как в акции Анастасии Кузьминой «Процесс»: на вернисаже художница печатала фотографии, проявляла их, незакрепленными выносила в зал и вешала на стену. Меньше, чем за минуту изображение возникало и превращалось в непроницаемый черный прямоугольник, которые один за другим заполняли стены.

Фото автора.