Архитекторы, градозащитники и девелоперы обсудили появление новой части закона №820 о диссонирующих объектах. В дискуссии, организованной порталом "Карповка" и состоявшейся сегодня, 7 июля, участвовали кандидат в губернаторы Санкт-Петербурга Оксана Дмитриева, архитекторы Михаил Мамошин и Никита Явейн, зампред регионального отделения ВООПиК Александр Кононов, представители градозащитного движения и девелоперы. 

2014_07_07_zloba_2 Regent Hall среди диссонирующих объектов упоминают чаще всего

В список из 77 диссонирующих архитектурных объектов, составленный петербургскими экспертами, среди прочих, вошли жилые комплексы, крупные центры Regent Hall на Владимирской площади, ТРК "Пик", ТЦ "Сенная", комплекс зданий "Лениздата" и БКЗ "Октябрьский".

По мнению Никиты Явейна, такой список  должен был составляться путем публичного обсуждения и дискуссии, чего в это раз не произошло: «Мне кажется, этот список — буря в стакане воды. Во-первых, никаких юридических последствий, санкций этот список не несет. Во-вторых, до сих пор никто не знает, кто его писал. Все, кто над ним работал, сейчас отказываются от авторства. Мастерская Никитина говорит: я не при чем, ЗакС тоже говорит, что он не при чем. В-третьих, список нерялшивый, без картографии - полная туфта. В-четвертых, мы - единственная страна, которая публикует подобный список. Это некий политический акт. Никакой логики в нем нет. В нем есть всего 20—30 адресов, по которым располагаются действительно градостроительные ошибки. У нас сегодня господствует повинциальное создание, культурный уровень общий не самый высокий, поэтому мы не имеем права судить».

Александр Кононов обратил внимание, что необходимо отличать градостроительную ошибку от диссонирующего объекта: последнее понятие гораздо шире. Кроме того, он отметил, что список диссонирующих объектов не взялся из ниоткуда; он формировался в течение нескольких лет.

В ходе дискуссии было отмечено, что в первом варианте списка диссонирующих объектов значилась вторая сцена Мариинского театра, однако ее пришлось исключить, поскольку список должен был согласовывать Минкульт — заказчик второй сцены.

Как работает закон, рассказал Александр Кононов: «Там в мягкой форме прописана возможная судьба этих объектов. Никто не может сегодня ставить вопрос о сносе “Монблана” или “Регентхолла” или других объектов, потому что у этих зданий есть собственники, которые лучше нас знают, что они хотят делать с этими зданиями.  Но закон задает направление. Эти объекты могут существовать до той поры, пока не наступит время для их реконструкции. Пройдет, скажем, 15—20 лет, и какое-то из зданий этого списка нужно будет реконструировать. По букве закона, этот объект должен быть приведен к соответствующим параметрам, при лучшем исходе он должен исчезнуть".

Оксана Дмитриева, заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» и кандидат в губернаторы Санкт-Петербурга, отметила, что список может иметь воспитательную функцию: "Тот эксперт, который дал недобросовестную историко-культурную экспертизу, лишается права эксперта, и на нем корпоративным сообществом ставится клеймо. И  те архитекторы, которые взяли на себя смелость строить по заказу недобросовестного застройщика, также должны нести ответственность. Клеймо и удар по профессиональной репутации - это очень действенная мера".

Как справедливо заметила Надежда Калашникова, директор по развитию компании «Л1», представлявшая сторону девелоперов, появление диссонирующих объектов связано с «отсутствием политической воли», с чем поспешили согласиться остальные участники дискуссии.