Ольга Чернышева Domestication. Первый кадетский корпус. Параллельная программа биеннале «Манифеста».

Новый фотопроект Ольги Чернышевой называется Domestication. «Одомашнивание» - этим понятием на самом деле покрываются огромные реальные и мыслительные пространства русской жизни. Проходя через всю отечественную историю в неразрывной паре с «бездомностью», оно формирует нечто важное в национальном характере.

Двадцать работ были сделаны в новом жилом комплексе под Москвой, от начала строительства до появления первых жителей. Эти фотографии принадлежат к жанру, который в российской традиции получил точное название по стихотворению Маяковского - «Рассказ о вселении в новую квартиру». Только в одной второй половине прошлого века в СССР он отмечен такими яркими живописными образцами, как «Переезд на новую квартиру» Лактионова, «Свадьба на завтрашней улице», «Лирическое новоселье» и «Окраина Москвы» Пименова.

Но искусство Ольги Чернышевой - не о прошлом, а о современности. Наряду с еще несколькими фотохудожниками — можно назвать очень непохожих друг на друга Сергея Браткова и Александра Гронского — Ольга Чернышева создает свой портрет постсоветского человека последних двух десятилетий, используя для этого различные медиа.

Символичными рядом с работами кажутся все те осколки и руины, которые художник вынужденно задействовала в экспозиции в Кадетском корпусе. Фрагменты лепнины или дверные створки обретают в соседстве с фотографиями странную гармоничность, глаз начинает выявлять в них пропорции золотого сечения.

У Чернышевой всегда устанавливалась сильная и непростая связь с классическим искусством, которое она покрывала вуалью видеоизображения, как в видео «Русский музей», и перетолковывала в видео «Перебои сердца», основанном на одной из лучших картин русской живописи - «Анкор, еще анкор» Федотова. На этот раз ее неявным собеседником оказывается певец счастливого будущего Юрий Пименов. Современные художники не раз черпали мотивы в искусстве «оттепельных» Пименова и Дейнеки. Помимо Ольги Чернышевой, тему затрагивал Дмитрий Гутов в инсталляции «Над черной грязью», напрямую цитирующей пименовскую «Свадьбу...», и объектах из серии «Б/У».

pimenov 1

О чем эти фотографии? Конечно, о труде. Ольга Чернышева не раз снимала тех, кого в советских газетах было принято именовать «людьми труда» - смотрительниц у эскалатора в метрополитене, охранников на проходных и в ночных клубах, водителей междугородных автобусов, - без свойственной нынешним левым театральной ажитации, делая ударение на слово «люди». Представляя Советский Союз как социальное государство, отличающееся в лучшую сторону от современной России, стоит помнить, что получившие жилье стояли в очереди на квартиру всю жизнь. Выдуманные герои «Лирического новоселья» могли быть озабочены вопросом, как сдать диамат, но никак не выплатой ипотеки.

Новый дом строится быстро - меньше, чем за год. Рассматривая фотографии цикла, ориентируешься на смену времен года. По сравнению с возникающей новой реальностью природа почти неизменна, она находится в другом измерении. Ощущение, словно закадровый голос спокойно произносит: «осень», или - «настала зима». Сначала пейзаж, затем приходят рабочие, потом приезжают новоселы. Отдельные сюжеты свободно перетекают друг в друга, изобразительные мотивы никогда не повторяются.

Одним и тем же способом Ольга Чернышева рассматривает и человека, и природу, они равнозначны. Справедливым ли будет утверждение, что вместе с автором мы наблюдаем людей как они есть, без масок? Можно применить эстетически-рискованный прием, и сравнить работы из цикла Domestication с теми снимками, которые на сайте жилого комплекса есть в разделе «Жизнь». Думается, герои фотографий Чернышевой должны запомнить первые эпизоды в новой квартире глазами художника, именно здесь и в это время изъявшего их из течения обыденной жизни. Мяч подлетает к потолку и зависает.

В конце недавнего интервью рижскому порталу Arterritory Ольга Чернышева, описывая работу Эдгара Дега «Фальстарт», говорит о ней так: «И там лошадь, которая начинает прыжок, а наездник ее тянет назад. Это удивительная, если подумать, по динамике вещь. Есть такие точки, про которые я время от времени думаю. Я все время вспоминаю эту работу. Все уже почти понеслось и вдруг раз – и остановилось. Какая-то точка тишины».

Фото предоставлены Ольгой Чернышевой