Колумнист ART1 Андрей Стрельников побывал в сердце Петербурга - на колокольне Петропавловского собора, где поговорил со смотрителем и забрался в шпиль.

151A1805

4 утра, белые ночи, мосты разведены, я сижу с друзьями на крыше, снимаем городские виды, а еще у нас собой бутылочка красного вина… На улице тихо, и вдруг я слышу красивую мелодию; колокольную и старинную. Минут пять соображал, что это и понял - до меня доносятся ноты мелодии «Коль славен наш Господь в Сионе». Ага, вспомнилась фамилия композитора - Бортнянский, а значит, я слышу часы Петропавловского собора. Пожалуй, ради этого стоило лезть ночью на крышу – снимать красивые виды под мелодичный колокольный звон, неожиданно услышанный в ночи. В общем, дело оставалось за малым, - попасть на колокольню и посмотреть на часы, старинные колокола, башню и шпиль.

151A1935

Сказано – сделано, и вот мы вместе с часовым мастером курантов Петропавловского собора, Андреем Александровичем Кудрявцевым, поднимаемся на колокольню. Там - 131 колокол, часть так называемого русского звона, часть – европейского. Русские колокола не настраиваются, ведь они изначально отливаются определенного звучания, а европейские после отливки растачиваются - настраиваются до нужного звука.

151A1969

При помощи колоколов европейского звона можно набирать нотный ряд и исполнять мелодии по нотам. Поэтому на курантах Петропавловского собора – старинные европейские колокола, отлитые в Голландии и привезенные в 1760 году в Петербург. На современном корильоне тоже колокола, сделанные голландской фирмой, а вот колокола, звонящие во время церковных служб - отечественные. Звуки боя курантов доносятся с высоты 62 метров. Этой высоты как раз хватало, для того, чтобы в XVIII веке слышать бой часов в старых границах города. Да и шума в Петербурге того времени было явно меньше чем сейчас.

151A1656

Часы звучат каждые 15 минут и каждый час. Два раза в день - в 12 и 18 часов исполняется гимн Российской империи – «Боже Царя храни». В 1937 году предпринималась попытка набрать на часах мелодию «Интернационала», но ничего не получилось, и только в 1952 году удалось набрать мелодию Гимна Советского Союза, которую часы играли до 1989 года.

151A1710

Вообще мне было интересно не только посмотреть часы и башню, но и пообщаться с хранителем. Андрей Александрович отвечает за эти часы с 1998 года. Именно тогда, после трагической гибели предыдущего мастера, ему, как человеку лучше всех знакомому с устройством старинного механизма, предложили эту работу. С тех пор он в любое время готов преодолеть 280 ступеней лестницы в колокольне и оперативно устранить любую неисправность, если она возникнет в механическом сердце Петербурга. Спустя 16 лет работы мастер может определить отклонения в работе часов даже по слегка изменившемуся звуку звона курантов и сразу же прийти на помощь. Кроме ежедневных забот по чистке механизма, замене смазки, и прочих трудов по обслуживанию сложного «сердца», мастеру необходимо быть еще немного и музыкантом. Именно он в 2002 году набрал на специальном музыкальном барабане, при помощи колков, две мелодии – «Коль славен наш Господь в Сионе» и «Боже Царя храни». Работа была непростая – на большом музыкальном барабане 120 рядов (120 нотных тактов) из 100 отверстий для колков, всего их - 12 000. Но, вооружившись старинными нотами 1858 года, до сих пор хранящимися в архиве, и применив знания, полученные еще в детстве в музыкальной школе, Андрей Александрович справился с этой задачей.

151A1751

После осмотра часов мы поднялись выше - в звонницу, а после нее – еще выше – в шпиль! Построенный в 1858 году по проекту военного инженера Дмитрия Журавского, ажурный металлический шпиль покрыт позолоченными листами металла и прикреплен к каменному зданию колокольни 16 тяжами. В колокольне хранится весьма увесистый ключ для подкручивания огромных гаек этих тяжей - ведь в штормовой ветер амплитуда движения шпиля доходит до 160 сантиметров.

151A1860

Но, по словам часового мастера, ключ этот еще ни разу не пригодился.

Внутри шпиля идет изящная металлическая лестница, заканчивающаяся площадкой и небольшим люком наружу. Именно через него во время Блокады на внешнюю лестницу шпиля выходили альпинисты, работавшие над маскировкой шпиля Петропавловки. Им, ослабевшим от голода, было очень непросто сделать это – например, залезть под отрицательным углом на «яблоко» и к фигуре ангела удалось только после 3 дней безуспешных попыток. Внутри фонарика под шпилем можно увидеть георгиевские ленточки - их повязал участник того восхождения на шпиль, знаменитый альпинист Михаил Михайлович Бобров.

151A2080

Находясь в фонарике, я не расставался с ощущением полета. Высокие окна, кругом небо, солнце и облака, тонкие металлические стенки шпиля, винтовая лестница «как будто в небо» - просто не хотелось уходить оттуда, было желание просто отложить камеру в сторону и смотреть на город, на эти облака, плывущие над ним, меняющиеся состояния природы. Я почувствовал, что нахожусь в сердце города, в историческом месте, где он начинался, и там где его иррациональное начало, метафизика очень хорошо ощущается. Но надо было спускаться вниз – это был тот самый случай, когда спуск дается труднее, чем подъем. Но мне кажется, что я ещё вернусь туда. Обязательно.

151A2127