Мария Элькина сделала для ART1 подборку из семи познавательных лекций современных архитекторов, которые можно посмотреть на русском.

 

Натаниел Кан

"Мой архитектор"

Самый человечный рассказ об архитекторе

785e5ba1-545a-4080-bd73-4633b7ce7cf1

Великий архитектор XX века Луис Кан умер от сердечного приступа в 1974-м году, его тело нашли в туалете в Нью-Йорке. Он был один и возвращался из Индии, правда, неизвестно куда – свой домашний адрес в паспорте он почему-то вымарал, из-за чего его в течении нескольких дней не могли опознать.

Его внебрачному сыну Натаниелу тогда было 11 лет. Через четверть века, движимый желанием узнать своего отца, Натаниел отправляется в путешествие по его следам, и снимает, вероятно, самый человечный и трогательный документальный фильм про архитектуру, что-то среднее между роуд муви и образовательной телепередачей. По пути он общается с Филиппом Джонсоном, Фрэнком Гери, филадельфийскими таксистами и еврейскими родственниками. У фильма «Мой архитектор» только один недостаток – он длится два часа. Зато всего за десять минут можно посмотреть лекцию, где Натаниел рассказывает свою историю и показывает отрывок из кино, который оказывается её кульминацией.

Вини Маас

"Что дальше?"

Ликбез про строительство будущего

1024px-Winy_Maas_2012

Вини Маас считается одним из самых радикальных современных архитекторов. Если двадцать лет назад архитекторы зарабатывали себе подобную репутацию необычностью формы, то сейчас этим уже никого не удивишь. Рассказывая про самые разные свои проекты, от «стеклянной фермы» в голландской деревне и небоскрёба в Джакарте до исследования невозможных городов будущего, Вини Маас все время задаётся одним и тем же вопросом – «что дальше?». Ответы не лишены ни человечности, ни юмора, ни даже самоиронии. Скажем, единственную лекцию, которая переведена на русский, он начинает с рассказа о том, как павильон в Ганновере, за которую он получил специальный приз премии Миса ван дер Роэ превращается в руину, где живут птички. Будущее непредсказуемо, архитектор может только делать предположения и создавать возможности.

Грег Линн

"Органические алгоритмы в архитектуре"

Ода неправильным формам

maxresdefault

Грег Линн, главный в мире теоретик цифровой архитектуры, известен в большей степени благодаря тому, что он написал и нарисовал, чем благодаря тому, что он построил. В двадцатиминутной лекции он непринуждённо укладывает на лопатки идею, которой архитекторы жили не одну сотню лет.

На примере большого пальца на руке человека он доказывает, что симметрия с точки зрения природы – это уродство. А поиск идеальной пропорции, по версии Линна – лишь побочный эффект от того, что человечеству до определённого момента не были знакомы десятичные дроби. Словом, все искривлённое, асимметричное и неправильное – не крах эстетических систем, а следствие движения науки и технологии вперёд. Мы и так раньше слышали о том, что хаос – высшая форма порядка, Грег Линн всего лишь переносит эту истину в область архитектуры.

Бьярке Ингельс

"Три архитектурные истории, рассказанные со скоростью света"

Бунт против революций

bjarke_ingels_portrait

Бьярке Ингельс в мире современный архитектуры – вечный молодой повеса. Ему почти сорок, он построил пару зданий, которые уже понятно, что войдут в учебники, а он все не хочет расстаться с образом тинейджера в джинсах и футболке, с игривым прищуром и взъерошенными волосами. Все это неспроста: Бьярке Ингельс – бунтарь, произносящий вещи, которые вслух говорить до него было как-то неловко. Бунтует он, главным образом, против бунтарей же. Бьярке Ингельс признается, что не хочет совершить новую революцию в архитектуре, и что никогда не выбрасывает идеи и модели – в надежде, что когда-нибудь они пригодятся. Хорошая архитектура может появляться только в процессе дарвиновской эволюции, шаг за шагом. Тем, кто не пожалеет восемнадцать минут на его лекцию, он доступно и наглядно рассказывает, как беспощадно прагматично происходит проектирование зданий. Выживают только сильнейшие формы.

Томас Хезервик

"Строительство храма семян"

Рождение красоты

_60493021_120426_02_thomasheatherwick_credit_elenaheatherwick_hr

Томаса Хезервика больше любят называть дизайнером, чем архитектором. Дело не в том, что он не может построить здание, а в том, что его объекты лишены идеологии – этого неотъемлемого атрибута всякого современного строителя мира. Он умудряется делать самые современные и высокотехнологичные вещи красивыми в традиционном, устаревшем смысле слова. Двадцать минут его лекции стоит посмотреть хотя бы ради картинок. Впрочем, и рассказ о том, как Хезервик придумывает объекты, дорогого стоит – оказывается, в архитектуре красота может появляться не только из сора, но и вообще из чего угодно.

Шигеру Бан

"Убежища из картонных трубочек"

Ода картонным трубочкам

dt.common.streams.StreamServer

Шигеру Бан только притворяется простаком – на самом деле, он входит в число самых дорогих архитекторов в мире. Знаменит он тем, что придумал бумажную архитектуру не в переносном, а в буквальном смысле слова. Шигеру Бан рассказывает, как догадался, что картонные трубки – самый дешёвый и экологичный материал на свете, идеальный для того, чтобы строить убежища для людей, пострадавших от стихийных бедствий. Впрочем, они вполне подошли и для филиала музея Помпиду в Метце. Строительные трубочки сделали своего изобретателя иконой современного дизайна и принесли ему самую престижную премию в области архитектуры, Притцкера. Сложность и изящество, которых Шигеру Бан достигает при столь ограниченных возможностях, действительно, поражают.

Рейульф Рамстад

"Общая лекция"

Все, что вы и не думали спрашивать про норвежскую архитектуру

6829646385_4656236207_z

Парадоксально, но факт: рассуждения про чувственную сторону архитектуры в наше время от датчанина или норвежца услышишь скорее, чем от француза или итальянца. Главный проект Рейульфа Рамстада – превращение знаменитой Дороги Троллей в чистый и безопасный туристический маршрут. Построенные им здания красотой и драматическим эффектом не уступают северным пейзажам. Почти два часа лекции на норвежском с переводом – не столько про архитектуру, сколько про умение ценить полноту и разнообразие жизни.