Музыка петербургской группы Theodor Bastard — как огромное полотно, в котором фолк-напевы переплетаются с синтезированными звуками, а экзотические инструменты с современным продюсированием. Лидер Theodor Bastard Федор Сволочь выступит в ближайшую субботу на фестивале Fulldozer Fest с программой, посвященной выходу альбома «Music for the Empty Spaces». В его комментарии обнаруживается физика и лирика, а в плэйлисте, конечно, и этника, и электроника.

Федор Сволочь. Фото: Вера Серебрякова.

 

Федор Сволочь:

Я помню свои первые сильные эмоции, связанные с музыкой. Это было, когда я двенадцатилетний в грозу в деревне на дешевом советском магнитофоне слушал Стравинского. Вникал в эти загадочные для меня звуки сквозь раскаты грома и плакал от восхищения чем-то совершенно запредельным и прекрасным. И, одновременно, меня переполняло какое-то странное, очень человеческое чувство — сожаление, что сам не могу создать нечто подобное и прекрасное. Наверное, тогда в совсем юном возрасте у меня и родилась мечта стать композитором и музыкантом.

Работая со звуком, ты как бы приближаешься не только к пониманию физических законов, но и, по сути, к самому фундаменту окружающего мира, как бы пафосно это не звучало. Музыка — явление, которое способно влиять на наше самочувствие, ощущения  или настроение. И еще более удивительно, что музыка невербально передает довольно сложную информацию. Мы без слов понимаем, что хотел сказать композитор, какое содержание он вкладывает в этот гармонизированный первородный хаос звуков.

Звук — это вибрация, волна. Физики считают, что сама природа вселенной является волновой. Поэтому, по их мнению, некорректно утверждать, что что-то существует в этом мире, а правильнее говорить, что «проявляет тенденцию к существованию». На мой взгляд, это потрясающе! Мы все часть этой глобальной вселенской волны, идущей из ниоткуда в никуда.

 

 

 

Fulldozer Fest 2014, 27 сентября, клуб Dada.