Выставки сентября, прошедшие «под радарами» обозревателя ART1.

00_September interest_VM Вернисаж выставки "Неофобия". Фото: Владимир Михайлуца

Каждый месяц обозреватель ART1 посещает гораздо большее количество выставок, чем находят отражение в рецензиях. Однако почти каждая экспозиция способна вызвать реакцию и достойна как минимум нескольких строк, — а иногда одной, но емкой фразы.

 

Зане Балоде «Острова». Savina Gallery до 5 октября

01_Zane Balode_JK Фото: Яков Кальменс

Совсем молодая выпускница рижской Академии художеств пользуется маслом как акварелью, и пишет разведенной до состояния жидкости краской на хлопковой ткани небольшие фрагменты пейзажа, приближающиеся по формату и размеру к экрану айфона или фото в инстаграме. На первый взгляд перед нами вполне декоративное и даже салонное искусство с характерной прибалтийской сдержанностью и корнями в постбёклиновском символизме.

Интересно, что в этих работах художница предъявляет зрителю еще один способ модной нынче деконструкции живописи и эмансипации живописи от картины, оставляя от традиционной художественной техники одни только лессировки.

 

Ира Васильева «Выставка печатной графики». Библиотека книжной графики, закрылась 20 сентября

02_Ivasi_VM Фото: Владимир Михайлуца

Объемная ретроспектива печатной графики художника: здесь линогравюра, акватинта, офорт, сухая игла по металлу и пластику, литография, - из папок извлечены на свет огромное (даже для тиражной техники) количество листов за четверть века. Если пробовать описать жанр этих работ одним словом, то это «страдания». Этикетки принципиально отсутствуют - названия и даты по мнению автора излишни. Однако стоит знать, что начинала Васильева в 1988-90 годах с одной из самых демократичных техник печати, линогравюры (распространенной даже в наборах для детского творчества).

Интересно, что en masse эти работы обладают непривычным для петербургской традиции свойством — заметным безразличием автора к материалу, технической стороне печатной графики. На самом деле, это ярко характеризует Иру Васильеву как представителя идущего от Михаила Ларионова и русских футуристов «всёчества».

 

Семичов/Кузьмин «Неофобия». Музей «Эрарта» до 27 октября

03_Semichov-Kuzmin_VM Фото: Владимир Михайлуца

Собраны вместе работы возникшего еще в середине 1990-х художественного дуэта. Алексей Семичов и Андрей Кузьмин неравнодушны к классической живописи, например к Альбрехту Альтдорферу.

Интересно, что этим холстам очень идут кракелюры. Метафизическая живопись Семичова и Кузьмина возникла от любви к эрмитажному наследию и мифологии некрореалистов одновременно. При смешении «митьков» с «тимуровцами» происходили, наверное, самые любопытные процессы в недавней истории петербургского искусства, и наше знание об этом расширяется с каждой подобной выставкой.

 

«Interspace». Музей «Эрарта» до 12 октября

04_Interspace

Групповая выставка британских и отечественных художников. «Художникам было предложено осмыслить проблему соотношения внутреннего и внешнего — как в связи с разговором о личности автора, так и в широком понимании построения связей между локальным и глобальным», говорится в пресс-релизе.

Интересно, что можно увидеть неизвестных прежде художников (отечественные участники — от работающих в Петербурге Александра Подобеда и Дениса Патракеева, до москвичей Юлии Ивашкиной и Александры Паперно, - знакомы зрителю).

Все британские авторы — жители Корнуолла, и они предстают наследниками и продолжателями Уильяма Тернера: сразу становится понятно, что за световоздушная реальность породила подобные пейзажи. Например, художница Клэр Уордман в режиме реального времени с перерывами на еду или туалет пишет акварелью по ватману тени, падающие на белую стену.

 

Иван Плющ «Внутренние комнаты». Галерея Anna Nova до 19 октября

05_Plusch

Выставлено семь картин и два рисунка, в них автор в очередной раз повторяет расхожий для современного искусства чуть ли не со времен Дали прием смазанной, текущей формы. Первая фраза кураторского текста - «Новый проект посвящен проблеме бессмертия души и тела», не больше не меньше!

Интересно, что художник, четко конструирующий свою живопись по всем современным рецептам, внутрь каждого интерьера на картине помещает непременный индустриальный пейзаж — то ли в качестве знака сюрреальности, то ли для обозначения социальной позиции. Но вместо метафизической живописи здесь вяло закрашенные плоскости.