Neon Lights регулярно подкидывали инфоповоды — синглы, ремиксы, кавер-версии, совместные песни с Женей Любич, клип. Группа давала концерты, о ней писали, недоставало только лонгплея. И, вот, диск «Heaven» наконец выходит на молодом петербургском лейбле Zapal и подводит итог трем годам творчества проекта. Худрук Neon Lights Евгений Лазаренко рассказал ART1 как складывался альбом.

Neon Lights. Больше света!

 

Альбом «Heaven» имеет трехлетнюю выдержку. Почему к первому диску вы подошли только сейчас?

Альбом, скорее, постепенно выстраивался в нечто цельное, а последние кирпичики, «Alright» и «Like», появились только в этом году. Нужны были вещи с сингловым потенциалом, потому что прочие козырные вещи были уже засвечены.

В каталоге группы четыре сингла, однако два из них — «Sleeping Beauty» и «Fall» — в альбом не вошли. Как отбирались песни для «Heaven»?

Не захотелось совсем уж повторяться. И если «Fall» по звуку еще могла встать в один ряд с альбомными треками, то «Красавица» — такая, совсем синти-поповая — уже вряд ли. Друзья уговорили из тех синглов оставить «Lazy» и еще самый первый «1000» — его мало кто три года назад заметил. Хотя, я знаю диджеев, которые «1000» ставят.

 

 

Мастеринг «Heaven» делался в Лондоне. В наших широтах адекватной работы со звуком по-прежнему не ведут?

Нет, ведут — Андрей Самсонов, Боря Истомин. Мы сначала отдали альбом Коле Алмаеву, который прежде «Мультfильмов» мастерил, чтобы на радио брали. А когда благодаря лейблу появилась возможность навести лоск в Англии, мы, конечно, противиться не стали. В плане звука вообще у меня вопросы к сведению, которое делал я. Такие сложносочиненные вещи стоило бы доверить более опытному уху.

Вы стали подписантами нового петербургского лейбла Zapal. Расскажите, что это за контора и какие у нее планы по продвижению вашей музыки?

Zapal позиционирует себя как творческое объединение, скорее. Его создал мой давний друг Антон Борисов, я некогда помог ему довести до ума его альбом — теперь он помогает мне с моим. В планах выпуститься всеми возможными способами, разнести о себе весть на все четыре стороны, подклеиться на пару хороших разогревов — и смотреть по количеству людей на своих концертах, кому это вообще надо.

Насколько я знаю, клип «Alright» уже в процессе монтажа. Почему для видео была выбрана именно эта песня? Кто режиссер и что это будет за история?

«Alright» нам показалась визитной карточкой альбома, она уже лежит в нашем Soundcloud, ее мы прикрепляем почти ко всем записям в наших пабликах. На нее существует энное количество ремиксов. Решили запалиться этой песней максимально. Антон придумал под нее историю, продюсер Марина Кацуба помогла ему в этом — нашла режиссера Виктора Горбачева и классную команду. Что происходило на съемках — отдельная песня, из которой слова не выкинешь. Самое вдохновляющее приключение этого года для меня.

 

 

Кто ремикширует песню, как и когда вы планируете выпускать этот материал?

Ремиксы сделали наши друзья, по большей части — Auroraw, Mighty Karelians, «Он Юн», екатеринбургский электронщик Руслан Тагиров. Еще через друга нас ремикшировал Антон BarBQ. Выпустим вместе с клипом цифровым способом под первый шоукейс Zapal 30 октября в «Космонавте».

Когда вы стартовали, то были одни такие, не считая Tesla Boy. Сейчас приволнованный электропоп на подъеме — взять тех же Auroraw или Vougal. Ощущаете конкуренцию?

Как раз на днях болтал с Vougal о былой дэнс-роковой сцене здесь, когда мы в какой-то момент похватали синтезаторы — и каждая группа как-то по-своему. Вот к Auroraw или Vougal в большей степени применима приставка «поп-». Мы все же на своем поле как подпольщики — пепел Japan стучит в сердце.

Вы же играете поп — музыку массовую по определению. Но вот странное дело — есть ощущение, что музыка и уровень популярности у Neon Lights друг другу не очень-то соответствуют. В чём тут дело, на ваш взгляд?

Ну, определение слишком размытое, то-то и оно. Если ты сам налепил на себя такой ярлык, это не гарантирует тебе регулярных девок в джакузи с шампанским. Для меня поп таится в мелодизме, а то, как у нас все сыграно, не похоже на то, что крутят на «Европе Плюс», конечно. И вряд ли когда-то в том направлении приблизится.

 

 

Вы начинали как электронный дуэт. Презентовать альбом решили с живой ритм-секцией. Это концертная версия проекта, или теперь Neon Lights — это квартет?

Электронный — относительно. У нас всегда было поровну синтетических и живых звуков — гитар, басов, барабанных лупов. Поэтому мы не поставили, скажем, «Sleeping Beauty» на альбом — она чересчур синтетическая. Насчет того, какой формат важнее — квартет, трио, дуэт или вообще я один, по-всякому бывало — сложно сказать. Думаю, это будет понятно в концертных и студийных условиях в грядущем году.

Басист и барабанщик у вас джазовой выучки. Следует ли ожидать изменений привычного неонового стиля? И вообще, какого звука хочется дальше — в какую сторону вы намерены эволюционировать в этом плане?

Парни звучат по-волновому вполне, правильный грув выдают. Они универсальные музыканты. Тем интересней будет с ними поджемовать потом — может, из таких импровизаций родится следующий альбом. А может, наоборот будет жестко выверен в студии. Или в студии будут склеены импровизации, кто его знает.

В вашем репертуаре прописалась «The Sun Ain't Gonna Shine Anymore», старая вещь Скотта Уолкера. Но и The Temptations, и The Cure, и Брайан Ферри в неоновой интерпретации сверкали новыми гранями — иногда вы включали их песни в сетлист. Может, запишете альбом кавер-версий? Ник Кейв и Марк Алмонд такое проделывали — было круто.

Вообще мы думали над этим, причем Хаген как-то даже предлагал «Say Hello, Wave Goodbye». А спеть-то интересно многое. Мы в своих-то песнях постоянно кого-то цитируем — интересно потом викторину устроить, кто отгадает, откуда та или иная строчка. Как там, гений ворует? Евгений ворует.

 

 

 

Neon Lights, 9 октября, клуб Dada.