Сергей Серов — основатель и бессменный руководитель Высшей академической школы графического дизайна (ВАШГД) — рассказывает об истории школы, учителях, учениках и актуальных проблемах русского графического дизайна.

 

Александр Загорский. Нейминг и концепт упаковки для сети супермаркетов Shopping list. 2012 год Александр Загорский. Нейминг и концепт упаковки для сети супермаркетов Shopping list. 2012 год. Мастерская Эркена Кагарова. Выпускник ВАШГД 2011 года. Ныне старший арт­-директор брендингового агентства Depot WPF

 

— Сергей Иванович, расскажите о последних новостях. В ФБ вижу фотографии с интенсивов ВАШГД. Но уже появился сайт Русской школы дизайна при Строгановке... Будут ли сосуществовать эти два бренда или ВАШГД полностью превратится в РШД? Я пока не до конца понимаю содержательную часть перемен. На сайте РШД среди преподавателей те же лица, что и в ВАШГД.

— Ты же знаешь, чем бренд отличается от обычного названия, да? Любовью. Бренд — это марка, которую любят, которой доверяют. ВАШГД и вправду бренд, при том что она никогда не занималась пиаром. А Русской школе дизайна брендом еще только предстоит, возможно, стать. Русская школа дизайна — это название строгановских мастерских ВАШГД. По формату это будет дополнительное профессиональное образование — от двухдневных интенсивов до двухлетних курсов. Здесь действительно участвуют практически все прежние педагоги ВАШГД, а также ряд наших выпускников, ставших уже преподавателями. Кроме того, сюда вливается несколько независимых образовательных проектов. Все это будет происходить на территории МГХПА имени С.Г. Строганова, на Волоколамском шоссе. А в самой ВАШГД, в колледже на Стрелецкой, тоже новости. Вместо среднего профессионального образования будет набор на еще неведомый формат — прикладной бакалавриат, то есть высшее образование, ориентированное на практику в большей степени, чем традиционный академический бакалавриат. Студенты набираются сразу в две мастерские, каждая их них с двумя руководителями: мастерская Юрия Гулитова — Аркадия Троянкера и мастерская Эркена Кагарова — Николая Штока.

 

2 Анна Кулачёк. Реклама для «Пражской школы дизайна». 2011­—2014 годы. Мастерская Юрия Гулитова. Выпускница ВАШГД 2010 года. Ныне преподаватель ГУ «Высшая школа экономики»

 

— ВАШГД существует семнадцать лет. Что стало побудительным моментом к сотрудничеству со Строгановкой?

— ВАШГД с самого начала существовала как отделение дизайна Московского художественного училища прикладного искусства (бывшее имени М.И. Калинина). Два года назад это училище и, соответственно, ВАШГД одним росчерком пера тогдашнего министра образования оказались присоединенными к Строгановке. ВАШГД, дававшая под видом среднего образования фактически высшее, а кое в чем и высочайшее, оказалась в статусе подготовительной ступени к «строгановскому» бакалавриату. Так что со Строгановкой была достигнута мирная договоренность о свертывании проекта, о доучивании уже набранных в ВАШГД студентов. Оно завершается как раз сейчас. Тем не менее руководство училища, преобразованного Строгановкой в Колледж прикладного искусства, сделало все, чтобы осложнить этот период, создав крайне жесткую, неблагоприятную обстановку. Кроме того, была варварски разорена «штаб-квартира» биеннале «Золотая пчела» с бесценными фондами, располагавшимися там же. По совокупности этих и других обстоятельств две авторские мастерские ВАШГД — Бориса Трофимова и Тагира Сафаева — оказались «на стороне», в коммерческом учебном заведении — Институте бизнеса и дизайна. Так что дело шло к финалу. Но буквально в последний момент все неожиданно поменялось. В колледже сменилось руководство, пришел новый директор, Константин Удалов — бизнесмен со строгановским образованием. Вызвал меня, я прихватил два мешка «вещдоков» — журналы, книги. Только начали разговор, я потянулся за ними, а он: «Не надо, не доставайте. Я посмотрел в Интернете, все про вас понял. Я сделаю все, чтобы ВАШГД здесь осталась». Он сумел убедить Строгановку сменить гнев на милость, более того — увидеть в ВАШГД шанс для развития и колледжа, и самой Строгановки. В результате новый этап в нашей жизни выглядит теперь как «Строгановка плюс ВАШГД», а не минус.

 

Анна Кулачёк. Реклама для «Пражской школы дизайна». 2011­—2014 годы. Мастерская Юрия Гулитова. Выпускница ВАШГД 2010 года. Ныне преподаватель ГУ «Высшая школа экономики» Анна Кулачёк. Реклама для «Пражской школы дизайна». 2011­—2014 годы

 

— В чем отличия системы ВАШГД от других программ высшего образования — кафедр графдизайна Мухи и Строгановки, кафедры графики в Полиграфе, графического дизайна Британки, кафедры Старцева в Санкт-Петербургском государственном университете?

— Системы-то как раз у нас особой никакой нет. Есть педагогические принципы, общий дух, команда дизайнеров-педагогов. Это государственная педагогика основана на системе, на стандартах, объективных методиках. На часах, дисциплинах, которые неважно «кто» ведет, важно «что». Концепция ВАШГД противоположна предметному подходу, она исходит из моего тезиса «Дизайна у нас нет, а дизайнеры есть». Отсюда авторская педагогика, когда первостепенное значение имеет именно «кто». То есть приоритет не у объективных программ, а у личного, субъективного опыта и творческой интуиции педагога.

В качестве преподавателей ВАШГД пробовали свои силы опытные дизайнеры Юрий Гулитов, Николай Шток и академики Академии графического дизайна Валерий Акопов, Петр Банков, Эрик Белоусов, Игорь Гурович, Анатолий Гусев, Евгений Добровинский, Максим Жуков, Андрей Логвин, Эркен Кагаров, Николай Калинин, Евгений Корнеев, Сергей Кужавский, Анна Наумова, Николай Попов, Тагир Сафаев, Юрий Сурков, Борис Трофимов, Аркадий Троянкер, Владимир Чайка, Андрей Шелютто, покойные Владимир Ефимов и Юрий Герчук. Собственно, плотное участие Академии графического дизайна в судьбе ВАШГД и обусловило определение «академическая» в ее названии. Семеро из них стали руководителями творческих мастерских, которые набирают студенческую группу и ведут ее от вступительных экзаменов до дипломных проектов, контролируя всю образовательную траекторию и приглашая по ходу учебного процесса своих коллег и более узких специалистов по различным предметам и темам. С отдельными лекциями или короткими курсами в ВАШГД выступали Владимир Аронов, Гаянэ Багдасарян, Борис Бендиков, Александр Васин, Юрий Гордон, Стас Жицкий, Владимир Клавихо, Владимир Кричевский, Александр Лаврентьев, Артемий Лебедев, Виктор Меламед, Татьяна Михалина, Зинаида Сурова, Ирина Тарханова и многие другие.

 

Анатолий Гращенко. Афиши для фестиваля «Шум и ярость». 2013 год. Мастерская Юрия Гулитова, Аркадия Троянкера. Выпускник ВАШГД 2013 года. Ныне дизайнер архитектурного бюро Bernaskoni Анатолий Гращенко. Афиши для фестиваля «Шум и ярость». 2013 год. Мастерская Юрия Гулитова, Аркадия Троянкера. Выпускник ВАШГД 2013 года. Ныне дизайнер архитектурного бюро Bernaskoni

 

ВАШГД всегда была не коммерческим, а культурным проектом. В какой-то мере такой взгляд свойствен и Строгановке. Это новые коммерческие учреждения рассматривают дизайн-образование как бизнес, а дизайн — как средство для зарабатывания денег. А для пока еще теплящегося традиционного взгляда на дизайн он часть культуры, а не бизнеса. Это прежде всего судьба, призвание, которому ты служишь с радостью и вдохновением. ВАШГД — это «лав стори», главное, что здесь прививается, — любовь к профессии. В ВАШГД исповедуется прозрачность границ культуры, сюда приглашаются с лекциями и мастер-классами выдающиеся деятели смежных творческих областей, литературы и искусства, среди которых Вадим Абдрашитов, Юрий Аввакумов, Сергей Бархин, Юрий Ветров, Олег Генисаретский, Анатолий Найман, Юрий Норштейн, Юрий Рост, Вадим Рабинович, Лев Рубинштейн и другие.

Важная черта нашей педагогики — ориентация на практику. Но это выражается не в натаскивании на приемы успешной работы на дизайнерском рынке, а в более широком проектном подходе. Почти ко всем дисциплинам у нас можно добавить прилагательное «проектный»: проектная каллиграфия, проектная колористика… Мой курс, например, называется «Проектная концептуалистика». Сам учебный график гибко подстраивается под конкретные проекты, над которыми студенты работают в своих творческих мастерских под руководством ведущих педагогов. А поскольку в ВАШГД ведущие педагоги — выдающиеся деятели дизайна, лидеры профессии, то учебные задания часто не являются проекцией рядовой коммерческой практики, а включаются в актуальную творческую проблематику, которая волнует самих преподавателей. Студенты оказываются как бы на передовой графического дизайна, в его горячих точках. Педагогика ВАШГД — не трансляция готовых знаний, не пересказ чужих открытий, а образование «из первых рук».

Еще одна уникальная особенность ВАШГД — тесная связь с биеннале «Золотая пчела». Все студенты и преподаватели принимают активное участие в ее подготовке и проведении, темы биеннале включаются в учебный процесс. Для студентов «Золотая пчела» — возможность заглянуть в святая святых профессии, окунуться в самую гущу международной дизайнерской жизни, лично познакомиться со звездами мирового дизайна. Это бесценный и неистощимый образовательный ресурс. Конечно, им питаются и другие школы, студенты которых приезжают на «Золотую пчелу» со всей страны. На выставках и открытых мастер-классах «Золотой пчелы» выросло уже не одно поколение российских дизайнеров-графиков. Но студенты ВАШГД не просто пользуются этим ресурсом, они участвуют в его создании.

 

Александр Загорский. Нейминг и этикетка для домашнего вина Glovely. 2014 год. Мастерская Эркена Кагарова. Выпускник ВАШГД 2011 года. Ныне старший арт­-директор брендингового агентства Depot WPF Александр Загорский. Нейминг и этикетка для домашнего вина Glovely. 2014 год. Мастерская Эркена Кагарова. Выпускник ВАШГД 2011 года. Ныне старший арт­-директор брендингового агентства Depot WPF

 

Кстати, и педагогика ВАШГД тоже на протяжении всех этих лет насыщает многие другие школы. Все просмотры у нас всегда проходят в открытом режиме, в формате городского события со свободным посещением. На летние, зимние, а теперь еще и весенние интенсивы ВАШГД приезжают не только практикующие дизайнеры, но и преподаватели. И потом вдруг наши задания всплывают то там, то тут — ты и сам это знаешь. Так что педагоги ВАШГД оказываются «учителями учителей» из многих других учебных заведений со всей страны и ближнего зарубежья. В ВАШГД самое главное — люди. И атмосфера — ее тоже не скопируешь. Но и задания немало значат. Причем в самой ВАШГД задания редко повторяются: «А нам неинтересно, — говорят педагоги, — каждый раз одно и то же повторять».

— Мне приходилось слышать такое мнение о различиях между ВАШГД и Британкой: «Британка системно выращивает кадры для индустрии, встроенные в практическую работу на дизайнерском рынке, а ВАШГД периодически выпускает гениев-художников-одиночек, не приспособленных к работе в команде и практической стороне дизайнерского бизнеса». Есть ли в этом утверждении доля правды? И если да, то велика ли она?

— Это какой-то зловредный миф. Наши выпускники сплошь да рядом работают арт-директорами и креативными директорами в крупных компаниях, агентствах и студиях, а выпускники ориентированных на рынок коммерческих учебных заведений — в их подчинении. Другое дело, что стоящих мест для работы на самом деле мало, и выпускники часто предпочитают фриланс.

— Вечный вопрос: должен ли дизайнер уметь рисовать? Или дизайн сегодня — это вопрос про мышление в большей степени, чем про рукотворность? Какое место в программе обучения занимают рисунок и живопись?

— На этот счет у нас нет единого мнения. Юрий Гулитов и Евгений Добровинский, например, убеждены в необходимости академической школы. Владимир Сидоренко даже специальную монографию написал про обязательность классического рисунка в дизайне. Я же считаю, что путей в профессию может быть множество. Пластическое видение мира и визуальное мышление человек может открыть и воспитать в себе через любую творческую практику. Например, через фотографию. В западных дизайн-школах академического рисунка вообще нет. Его изучают не дизайнеры, а будущие иллюстраторы, это отдельный, вспомогательный цех в графическом дизайне. А для дизайнеров там — «спецрисунок», то есть рисунок совершенно другого рода, приспособленный для нужд конкретной проектной специфики. И в нем культивируется не академизм, а раскрытие индивидуального потенциала каждого студента, его личных, ни на что не похожих особенностей.

В ВАШГД этот теоретический спор решается просто. Академический рисунок и живопись — строго обязательная часть государственного стандарта. Но ее ведут другие педагоги, училищные, теперь вот строгановские, а студенты, как правило, не усердствуют здесь, стараются по мере сил минимизировать душевный вклад в нее, как в любую другую обязаловку. Мы же, со своей стороны, дополняем этот блок специальными авторскими курсами — «Проектной колористикой» Ольги Шеиной и «Концептуальным рисунком» Михаила Соркина. На них учат не рисовать, а думать с карандашом или кистью в руке.

 

Анатолий Гращенко. Афиши для фестиваля «Шум и ярость». 2013 год. Мастерская Юрия Гулитова, Аркадия Троянкера. Выпускник ВАШГД 2013 года. Ныне дизайнер архитектурного бюро Bernaskoni Анатолий Гращенко. Афиши для фестиваля «Шум и ярость». 2013 год

 

— Каков, на ваш взгляд, путь эволюции старейших наших дизайнерских школ — Мухи и Строгановки?

— Строгановка и Муха продолжают оставаться брендом благодаря пока еще живой исторической памяти. Но на формальном статусе и воспоминаниях о былом величии бренд не может держаться бесконечно долго. Но вот в Питере есть школа Константина Старцева в Университете, довольно близкая по духу ВАШГД. Это весьма обнадеживающий пример того, как под крышей старой системы может появиться актуальная авторская педагогика.

Строгановке как раз Русская школа дизайна может дать импульс к развитию. Насчет Мухи я сейчас не очень осведомлен, но в Строгановке работают только ее выпускники. С одной стороны, это можно понять, но понятно также, что это прямой путь к стагнации. А тут, с открытием Русской школы дизайна, сразу большое количество новых людей начнут заниматься в тех же или соседних аудиториях. Что-то должно сдвинуться. Ресурс у нее есть. Это учебное заведение с глубокими традициями. В 2015 году Строгановка будет отмечать 190-летие со дня основания. Исключительную важность для дизайнерского проекта имеет тот факт, что с 1920 по 1930 год Строгановка, ставшая ВХУТЕМАСом, а затем ВХУТЕИНом, была центром русского авангарда, оказавшего огромное влияние на развитие всего мирового дизайна. Но это наследие ни в дизайне, ни в дизайн-образовании у нас совершенно не осмыслено и не актуализировано.

— Остро ли стоит вопрос конкуренции между дизайнерскими учебными заведениями?

— У кого-то в головах он есть, я о таком слышал. Но только в головах, как следствие, может быть, недопонимания, зависти или каких-то амбиций. Для настоящей конкуренции в дизайне и дизайнерском образовании в нашей сугубо недизайнерской стране никакой почвы нет. Сначала нужно создать саму эту конкурентную среду, а потом уже думать о соперничестве.

 

Наташа Шендрик. Афиша театра «Гоголь­центр». 2013 год. Мастерская Бориса Трофимова. Выпускница ВАШГД 2005 года. Ныне фрилансер, член Московского союза художников Наташа Шендрик. Афиша театра «Гоголь­центр». 2013 год. Мастерская Бориса Трофимова. Выпускница ВАШГД 2005 года. Ныне фрилансер, член Московского союза художников

 

— Существует ли сегодня свое, узнаваемое в мире лицо у русского графдизайна?

— Узнаются отдельные мастера. А так чтобы по массиву работ можно было узнать русскую школу дизайна, как почти безошибочно опознаются швейцарская, польская, голландская или французская школа, — такого нет.

— Каковы отличительные особенности русского графдизайна? По-прежнему ли логоцентрична русская визуальная культура?

— Кстати, одна особенность русского дизайна точно узнаваема — это кириллица. Но наши дизайнеры неохотно ею пользуются, особенно на международной арене. Да и внутри страны норовят без нее обойтись. У некоторых молодых дизайн-студий нет даже русскоязычной версии своего сайта. А с латиницей русский графический дизайн становится похож на все сразу. Как китайский, когда он не пользуется иероглифами. Это очень хорошо видно по работам, каждые два года поступающим в огромном количестве на «Золотую пчелу». Китай, бывает, невозможно не перепутать с другими странами. Только у китайцев качество имитации выше, чем у нас, где оно более провинциально и — совершенно справедливо — обременено логоцентричностью и закоренелым пренебрежением к визуальной культуре.

 

Дима Кавко. Плакат для акции «Родченко 120». 2011 год. Мастерская Эркена Кагарова. Выпускник ВАШГД 2003 года. Ныне фрилансер Дима Кавко. Плакат для акции «Родченко 120». 2011 год. Мастерская Эркена Кагарова. Выпускник ВАШГД 2003 года. Ныне фрилансер

 

— Вопрос, который я задаю всем, кто в профессии уже не первый десяток лет. Охарактеризуйте, пожалуйста, русский дизайн восьмидесятых, девяностых, начала двухтысячных и сегодняшнего дня. Что произошло с профессией и с дизайн-образованием за эти годы?

— Восьмидесятые мы провели на взлете. Вот когда можно было говорить про почти уже состоявшуюся отечественную школу дизайна, во всяком случае московскую. Очень продвинутый тогда модернистский книжный дизайн круга Жукова — Аникста сблизился с мощной худфондовской линией прикладной графики, проделавшей путь от классики до современного дизайна. Это соединение происходило в общих худсоветах в «Промграфике» с конца семидесятых. Или в совместных крупных проектах типа системы пиктограмм московской Олимпиады, получившей потом золотую медаль на биеннале в Брно. Или фирменного стиля «Промо», завоевавшего в Брно Гран-при. В фирменных стилях других внешнеторговых объединений. К работе над ними мэтры привлекали молодежь, пришедшую в профессию вместе с Чайкой, который был тогда лидером постмодернистской «новой волны». Профессиональная зрелость старшего поколения соединялась с энтузиазмом молодежи и давала очень обнадеживающие результаты.

А потом наступили девяностые: ломка старых структур, дикий рынок, компьютеры… И все рухнуло в пропасть. Нахлынули юркие верстальщики и циничные рекламисты с лозунгом «чего изволите?». Падение профессиональной культуры было чудовищным. Дизайн в процессе его легализации и вхождения в повседневную жизнь лишился самого главного своего творческого стержня — связи с культурой. Но при этом была энергия роста, а главное, упал железный занавес, пришла свобода, и это открывало новые возможности. Академия графического дизайна, созданная в 1992-м году, биеннале «Золотая пчела» того же года рождения, журналы Greatis в начале девяностых и «Союз дизайнеров» в их конце, наконец, ВАШГД, начинавшая в 1997 году, — все эти инициативы были попытками сохранить «огонь в очаге», навести мосты между поколениями, между Россией и остальным миром.

«Золотой пчеле», кажется, это удалось, международные коммуникации сложились на самом высоком уровне. Да и ВАШГД в значительной степени тоже: наши студенты получили культурную прививку против сегодняшнего тотального цинизма. На них теперь вся надежда.

Опубликовано в журнале «Проектор» №27, 2014.