«Графика звука». Государственная академическая Капелла Санкт-Петербурга, 18 октября 2014.

dmitry-shubin Дмитрий Шубин

В процессе подготовки выставки "Графика звука" мне пришлось неоднократно вспоминать фразу Джона Кейджа, написанную им в предисловии к книге «Нотации» (1969), ставшей первым глобальным трудом по графическим и другим нетрадиционным нотациям: «Это собрание (музыкальных рукописей - Д.Ш.) складывалось скорее благодаря обстоятельствам, нежели благодаря каким-либо процессам отбора». Должен сказать, что и данная выставка формировалась примерно подобным же образом, и, возможно, для систем «нечеткой логики» именно этот принцип является наиболее подходящим.

В самом общем смысле, под графической нотацией понимается репрезентация музыки с использованием визуального языка вместо (или наряду) с системой традиционной музыкальной нотации. Графические нотации очень условно можно разбить на две группы: нотации, которые являются вполне конвенциональными и лишь используют те или иные графические элементы, и те, в которых преобладает графический элемент, в то время как традиционные символы почти — или вовсе — не используются.

Говоря о нотации, в первую очередь следует воспеть славу великому итальянцу Гвидо д’Ареццо (990–1050), который, собственно, и изобрел ту систему записи музыки, которой — с различными добавлениями и улучшениями — мы и пользуется по сей день. Проблема, однако, заключается в том, что за тысячелетие, прошедшее с того времени, наше восприятие мира — и, соответственно, звука в нем — несколько изменилось. Термины «геометрия» и «геометрия Евклида» перестали быть синонимами, земля перестала покоиться на трех китах, а аристотелева логика убедительно доказала, что не является единственно верной. Изменился мир, изменился звук и изменились способы фиксации этого звука. Графическая нотация — как раз об этом. Графическая нотация — это фиксация модальностей, система нечеткой логики, язык описания, в котором означаемое и означающее находятся в сложных и не всегда кодифицированных отношениях.

Заглянув в «Википедию», можно найти отдельную подробную статью, посвященную графической нотации, на английском, немецком, французском, голландском, китайском, японском и многих других языках. Но вот на русском языке статья «Графическая нотация» до сих пор отсутствует. Мне кажется, это показательно. Не то чтобы в российской музыке графическая нотация малоизвестна или малоупотребима — совсем нет; более того, прошли те времена, когда она являлась чем-то «авангардным» или даже «модным». Графическая нотация сегодня — вполне устоявшееся явление, занимающее свою определенную нишу как в компонированной, так и в импровизационной музыке. Но в то же время это и явление достаточно очевидно недооцененное, как в смысле потенциала музыкального текста, так и огромных возможностей чисто визуальной репрезентации, в ней заложенных. Внести свою небольшую лепту в восполнение этого пробела и призвана настоящая выставка.