Встреча с Мариной Разбежкиной состоится 23 ноября в 18:00 в медиа-центре накануне премьеры документального спектакля «Шум» Михаила Патласова. 

 

Марина Разбежкина Марина Разбежкина

 

Свой монолог о современном кино, кино «ближнего круга», известный режиссер-документалист и педагог Марина Разбежкина назвала «Зона змеи».

«Все кино режиссеров моего поколения — это кино, снятое за пределами “зоны змеи„, это кино наблюдательное. Или наблюдательное, или, что хуже, метафорическое, — говорит Разбежкина. — Если режиссер рискнул, зашел внутрь “зоны змеи„, начинается самое интересное: он очень близко приближается к герою, он подносит камеру прямо к его лицу, он становится частью события, что очень важно. Он не просто наблюдатель, но он еще и участник события, которое называется “жизнь героя„. Получатся совсем другое кино. Современное кино, на мой взгляд, это кино ближнего круга. Это кино про людей, которые пустили вас в этот ближний круг. Про дальних людей кое-что уже снято. А про ближних — практически нет. Для этого мы должны покинуть зону полной безопасности и приблизиться к своим героям».

Марина Разбежкина — режиссер, сценарист, продюсер, педагог, член Союза кинематографистов России, Российской Академии кинематографических искусств «Ника», Европейской Академии киноискусства, основатель Школы документального кино и театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова.

В основе пьесы «Шум» шеф-драматурга Новой сцены Екатерины Бондаренко положена реальная история, произошедшая несколько лет назад в небольшом поселке Челябинской области — подросток-геймер убил из обреза своего одноклассника за то, что тот поставил ему на нос чернильную кляксу. Написанный в 2011 году первый вариант пьесы был показан в «Театре.doc» в Москве.

 

Фото с репетиции спектакля «Шум» Фото с репетиции спектакля «Шум»

 

В спектакле использованы сложные медиа- и звуковые эффекты: 5-сторонние видео-проекции, создающее эффект нахождения внутри компьютерной игры, и бинауральный звук — технология, освоенная пока что лишь в киноиндустрии.

Для постановки на Новой сцене Александринского театра была создана новая редакция «Шума», кроме того, режиссер сам побывал в поселке, где происходили описанные в пьесе события, взял интервью у свидетелей тех событий и обошел те места, где все это случилось: «Я поехал туда, на место убийства, надел на голову камеру GoPro и пробежал тот путь, те двести метров, которые бежал тот самый школьник, в которого выстрелил главный герой. Это было большое впечатление — тут парень умер, а я с камерой бегаю, спектакль ставлю. Когда он бежал, то был уже глухой, волной от выстрела ему повредило шею, вдобавок его оглушило после двух выстрелов, которые в него попали. Потом он упал и так и пролежал до того момента, пока его не перевернула мама… Вы когда-нибудь слышали выстрел охотничьего ружья? От этого звука человек на какое-то время глохнет, у него в голове звон и ничего не слышно, только шум. Мне хочется, чтобы у зрителя возникло похожее ощущение — как шум после выстрела».