В январском номере журнала «Знамя» вышла уже пятая публикация стихов министра экономики Алексея Улюкаева.

 

article57692

 

За последние 13 лет политик опубликовал три сборника поэзии, последний «Чужое побережье» вышел в издательстве «Время» в 2012 году. В журнале "Знамя" глава Минэкономразвития печатается уже в пятый раз, начиная с 2011 года. На этот раз творчество министра вызвало резонанс в сети.

Подборка стихотворений Алексея Улюкаева, вышедшая в журнале «Знамя», производит в целом приятное впечатление: работы министра далеки от наивной графомании некоторых его коллег по цеху из числа чиновников. В них можно заметить очевидные отсылки к Иосифу Бродскому, Арсению Тарковскому и другим поэтам. Вместе с тем, многих удивил «пессимизм» поэта, некоторые комментаторы говорят о мрачном взгляде на российскую действительность.

«Почитайте! Его стихи отличает реалистичность “приземления„», — пробует себя в роли критика зампредседателя банка РФ Алексей Торшин.

Первый раз стихи Улюкаева напечатали в 1978 году в журнале «Студенческий меридиан». Будущему министру тогда было 22 года. После долгого перерыва, он вернулся к сочинительству в начале 2000-х. С тех пор у поэта и политика вышли книги «Огонь и отсвет», «Авитаминоз» и «Чужое побережье».

Ниже представлено несколько удачных, на наш взгляд, стихов Улюкаева.

— Поживи в глухой провинции у моря,

Отдохни от цареградских интриганов,

Где ни войн... лишь только волны волнам вторят,

И пиши хоть запорожцам, хоть султану.

— Всяко место крепко связано с предместьем,

Голос царский перебьет прибоя грохот.

Мне теперь доподлинно известно:

От Империи не отдохнуть, но лишь отдохнуть.

***

Если игра эта стоит свеч,

То только лишь геморройных,

Если чего и сумели сберечь,

Только рассказы о войнах,

Если чего и успели сложить,

Лишь героический эпос.

Но отчего же так хочется жить,

Хоть и нелепо все это?

***

Под соответствующим грифом

В заветной папочке храним

Не кучку ширпотребных рифм,

Не хрень Эзоповой брони,

Но брань суровых приговоров,

Борея хладную печать

На белой нечисти простора,

Умом которой не понять.

***

К гадалке не ходи — ходи к меняле:

Смени свое прозренье на везенье,

Пусть повезет, по крайности с рублями,

А то и с избирательностью зренья,

Чтоб выбрало из тусклого пейзажа

Медальный профиль, белые одежды,

И чтоб на белом — ни крупицы сажи,

Иль чтоб вообще не размыкались вежды.

***

Одни из нас ладят кров,

Другие сбивают плот,

Одни облистались листов,

А те — обыгрались нот,

Покуда — ни в глаз, ни в бровь,

Ни в крестящуюся щепоть —

Уходит из плоти кровь,

Отходит от крови плоть.

***

История — всегда история болезней

И их закономерного финала.

Танцует мотылек над бездной,

Ему все мало.

Он мир кроит по образу-подобью,

Стремится всеми фибрами в анналы.

А плотники сколачивают гробы,

И все им мало.

***

Нет Востока, и Запада нет.

Что уж о сердцевине,

Где, червяком угнездившись, поэт

Выгрызает себе имя.

Нет еврея, и эллина нет,

Яблоко насквозь червиво.

Но если червяк оставляет след,

Значит, мы еще живы.