Премьера «50 оттенков серого» обнаружила любопытное обстоятельство. Те, кому не посчастливилось прочитать бестселлер, даже в общих чертах не представляли, о чем будет фильм. Обычно-то все бывают заранее наслышаны, соцсети в частности тому способствуют. Но слухи о произведении не ходили, поскольку говорить было как-то не о чем.

 

kinopoisk.ru

 

Вкратце об истории феномена: домохозяйка Э. Л. Джеймс писала фанфик по «Сумеркам» Стефани Майер. Писать она предпочитала о своеобразных сексуальных отношениях Беллы и вампира Эдварда. Позднее фанфик переродился (уникальный случай) в условно самостоятельную книгу, побившую все рекорды продаж.

И книга, и фильм, вопреки расхожему мнению, — не американская, но британская история. Режиссером ленты стала Сэм Тейлор-Джонсон (в прошлом — Сэм Тейлор-Вуд), ранее снявшая кино о детстве Джона Леннона. Однако выпускался фильм уже с рассчетом на американскую аудиторию, и это добавило ему своеобразия.

Итак, простая студентка Анастейша Стил (Дакота Джонсон) влюбилась в юного миллиардера Кристиана Грея (Джейми Дорнан). Оказалось, что Грей тоже ее любит, но не любит никакой романтики. Его отношения с женщинами подразумевают плетки, кляпы и подчинение. Об этом он честно предупреждает студентку. Та соглашается, надеясь в тайне, что Кристиан передумает, и она переделает его в нормального парня — прогулки при луне, стихи, вечера в пледе у камина. Разочарование ее будет велико, но впереди ведь еще сиквелы.

 

kinopoisk.ru

 

Смотреть это уморительно смешно: те нечеловеческие эмоции, которые бедным актерам приходится изображать, скорее развлекут, чем усыпят. От «Сумерек» фильм унаследовал стереотипный взгляд на гендерные отношения. Девушка — это та, которой не нужно работать, добиваться чего-то в жизни и даже изображать чувства. Ее любят вообще, просто так, и не кто-нибудь, а непременно успешный парень — тот, кто может быть сколь угодно сложной натурой, но внешне демонстрирует лишь состоятельность, влиятельность и внушительные бицепсы. Ходят слухи, что авторы фанфиков сплошь занимаются сублимацией, не будем их винить.

В основе как фантастических саг вроде «Сумерек», так и этой истории (восходящей, разумеется, к жанру любовного романа), лежит спекуляция на стремлении принадлежать к элите, характерном для американского общества. Поп-культура США фетишизирует элиту, поскольку страна исторически лишена родового дворянства, что, в частности, приводит к страху перед сверхчеловеком-европейцем. Наглядный пример — говорящий с жутким акцентом голливудский «Дракула» в исполнении венгра Белы Лугоши. С тех пор вампиры-аристократы стали посимпатичнее, за что поплатились своей утонченностью. Когда принцесса из Шрека, поцеловав монстра, не пробуждает его истинную натуру, а сама превращается в развеселую болотную жительницу, получается чисто американский сюжет.

 

kinopoisk.ru

 

«50 оттенков серого» — это вариант истории о Синей Бороде без саспенса. Элитарность подразумевают наличие скелетов в шкафу, зачастую в буквальном смысле. Но здесь таинственный мистер Грей сам рассказывает героине, кто он такой, уговаривает подписать контракт на все садистские действия, чтоб по закону было, и ведет в гламурную пыточную предаваться утехам. Сколько тайн скрывалось в залах старинных особняков кубриковского «С широко закрытыми глазами» и роскошных квартир «Девяти с половиной недель», сколько опасностей таилось за дверями театра в «Венере в мехах» Поланского! Так что за духи запечатаны в винных бутылках теперь, что за тени скрываются на дне колодца? Да ничего, пшик, скучный порок, фантазии старшеклассника-неудачника. Идиома «богатые тоже плачут» по-американски невозможна, ведь богатые как бы такие же люди, просто с десятью дорогими машинами в гараже. О чем же плакать зрителю?

Вся грусть истории «50 оттенков серого» заключается в том, что ее автор — в прошлом не очень богатая и не очень счастливая в личной жизни женщина, пишущая о том, чего не знает. Ее представления о садомазохизме и соответствующих играх выдают профана, патетичную мечтательницу. И вот здесь, казалось бы, фильм мог бы по крайней мере шокировать — порадовать любителей клубнички. Но проявилось еще одно пигментное пятно американской культуры: пуританские стыдливость и табу. После короткого периода невротической вседозволенности 1960—70-х она вернулась к этому статусу кво. Следов от ударов плетью не будет на теле, половых органов — в кадре, а все сексуальные сцены займут экранного времени чуть-чуть больше, чем в экранизациях Набокова. Над этим-то и смеялась публика Берлинале, где один из зрителей вслух назвал «50 оттенков» фильмом для семейного просмотра.

 

kinopoisk.ru

 

В итоге единственным «конфликтом» на протяжении двух часов мелодрамы оказывается контракт между «доминантом» и «сабмиссивом», который Кристиан всю дорогу предлагает подписать Анастейше. Ни ужаса, ни сексуального напряжения — весь вопрос в бумажке, подписав которую героиня навсегда лишится шанса превратить плюшевого де Сада в милого американского парня. Никаких походов в кино, никакой близости, лишь плети и наручники. Здесь можно было бы включить моралиста и сказать, что таков и есть дьявол, прячущийся не в большом, но в малом. Мелкий бес — то, к чему закономерно пришла массовая культура общества потребления, и чего ждет от нее коллективное бессознательное сегодняшней аудитории. Но, указуя на дьявола в открытую, мы лишь усугубляем его реальность, поэтому лучше промолчать — вслед за остальными пораженными всемирным успехом пятидесяти оттенков серости.