Январь 2002 года. Студент второго курса исторического факультета Андрей Стрельников мерзнет на остановке у гостиницы «Европейская», смотрит на башню Городской думы и вспоминает старинные фотографии Невского проспекта с торцевой мостовой, конки и чинные гостинодворские купцы. Воспоминания прерывают автобус номер 10 и толпа народа, штурмующая его двери. Энергично расталкивает всех знакомый преподаватель истории первобытного общества. Становится понятно, почему он так бодро рассказывал нам про промискуитет. Автобус уехал, башня осталась.

 

151A9789

 

Башня Городской думы, построенная при Александре I в 1804 году, — это некая константа Невского проспекта да и всего центра вообще. Один мой знакомый фотограф как-то сказал, размышляя о высотной фотографии: «Залез на крышу — переснял соборы». Вот башня — она о том же. Постоянно просится в кадр. Мне же она напоминает архитектуру с картин «отца» метафизической живописи — Джорджо Де Кирико, постоянно обращавшегося к образам тосканской архитектуры. Не случайно автор постройки итальянский архитектор Яков Феррари вдохновлялся знаменитыми тосканскими башнями.

За свою историю это здание побывало и пожарной каланчей, и станцией оптического телеграфа, при помощи которого передавались депеши в Зимний дворец. А теперь в башне есть не только старинные часы фирмы «Винтер» 1883 года, но и уникальный Музей сберегательного дела, организованный ее нынешним хозяином — Сбербанком.

Жить Петербурге, заниматься urban exploration — и не попасть на балкончик Думской башни? Как бы не так. Сказано — сделано: связываюсь с банком, получаю разрешение и поднимаюсь наверх. Каменная лестница — на удивление легкая для подъема. Наконец, еще две узкие лестницы, каменная и винтовая металлическая, — и я на вершине.

Прекрасная панорама Невского проспекта, все доминанты центра города, бесконечный людской поток где-то далеко под ногами. Почему-то вспоминается ощущение от первого проникновения на крышу: сидишь где-то над самой-самой гущей событий, внизу суета и движение, а ты как будто паришь над этим. Наверное, за это я так люблю высоту, крыши, чувство свободы и ощущение безграничности хоть и пасмурного, но родного питерского неба.

 

151A9566

151A9551

151A9569

151A9698-2

151A9757

151A9860

151A9889

151A9939