Картину представили в Петербурге на прошлой неделе. Это фильм о последнем поколении советских пионеров, вынужденных расти и жить в другую эпоху — эпоху крушения больших идеалов и больших надежд. ART1 поговорил с Натальей Кудряшовой, для которой работа стала режиссерским дебютом.

pg_13_b

В вашем фильме архитектура играет важную роль...

Да.

Причем заметен акцент на подавление массивными зданиями и пространствами - как в советской, так и в современной архитектуре.

Вообще, мы рассуждали не о подавлении. Мы искали «сюрреалистическую» архитектуру советского времени. Для этого специально выбирали небытовые, не сериальные объекты. Я купила книжку Фредерика Шобина «Космическая коммунистическая архитектура». В ней были фотографии таких зданий, одно из них — новгородский театр имени Достоевского, около которой мы снимали сцену с черной «Волгой». Мы это использовали, чтобы показать представление об СССР как об «искусственной» - от слова искусство, - эпохи, устремленной в неведомые идеологические миры, сильно оторванной от реальности. А в современной Москве хотелось показать некий хай-тек  (как в кабинете психоаналитика) — бездушный и очищенный от идей. Современные объекты как правило пусты.

Психоаналитик в фильме кажется нереалистичным, карикатурным.

У меня есть опыт общения с психоаналитиками. Персонаж списан с определенного человека. Российский психоанализ, как мне кажется, наука заблуждений. Психоаналитик в современных городах — такой лже-бог, который рассказывает людям, как жить. Люди ищут ответы на какие-то вопросы, и идут туда.

Наталья Кудряшова в роли Ольги. Кадр из фильма "Пионеры-герои" Наталья Кудряшова в роли Ольги. Кадр из фильма "Пионеры-герои"

Советская мифология достаточно самоценна, чтобы давать людям ответы на экзистенциальные вопросы?

Не уверена, что она вообще дает ответы. Но восприятие этих мифологем детьми отличалось от того, что думали об этом взрослые. Я рассказываю о детях, которые ничего не понимали  про «совок». Они просто восприняли большие смыслы, которые там были — скажем, про пионеров-героев. Восприняли на чистой, детской основе.

С помощью советского материала я рассказываю историю о времени присутствия смыслов и времени их тотального отсутствия. В принципе эту историю можно было бы рассказать на каком-то другом материале, просто советский материал я знаю. Это наш маленький фундамент, на котором все стоит, поскольку другого фундамента, вроде религии, у нашего поколения не было. Идеи героизма, самопожертвования, самоотречения (причем не только на примере пионеров-героев, также нас воспитывали на подвигах Джордано Бруно, Жанна д'Арк), идеи надличного существования и общей будущности — детское сознание все это впитывает. Говорят, ребенок формируется в цельную личность еще до семи лет, и нас во многом сформировали советские догмы. Нас вырастили нестяжателями, поэтому нам сложно взаимодействовать с идеей капиталистического стяжания дивидендов...

Хотя некоторые герои пытаются.

Да все пытаются, просто нам это сложно. Ведь долго мы существовали в мифе, где возможно что-то другое. И не только в советском мифе — все эти русские основные постулаты, «на миру и смерть красна», необходимость русского человека испытывать солидарность, быть подключенным к смыслам, которые больше, чем он сам — это неискоренимо из культурного кода.

Кадр из фильма "Пионеры-герои" Кадр из фильма "Пионеры-герои"

Какие книжки и фильмы из детства вы вспоминали прежде всего? И есть ли современные фильмы, на которые вы ориентировались? Скажем, я вспомнил фильм «Пыль», хотя прямых аналогий, наверное, здесь нет.

Решая, как показать советское время, мы смотрели «Приключения Электроника», «Гостью из будущего» и тому подобное. Визуальная эстетика восьмидесятых — она оттуда.

Я старалась не вспоминать другие произведения — в дебюте важно высказаться от себя, как ты думаешь и чувствуешь. Если есть параллели, они неосознанные, я стремилась абстрагироваться.

Хотел отметить мощный выбор песен - «Группа крови» и «Мы идем в тишине». Песни той эпохи — тоже о том мироощущении?

Да, песни абсолютно отражают внутреннее настроение героев и мое состояние при создании этого фильма. Слава Богу, я вовремя вспомнила, что есть Лукич, абсолютно прекрасный автор. В этой песне нет ностальгии, которую пытаются приписать моему фильму, нет цинизма.

Дело не в «советскости» истории. Может, это общечеловеческая история — о детстве, максимализме, периоде «больших мечт» и истощении внутреннего ресурса в процессе взросления. В каждом живет семилетний ребенок, который прекрасно знает, что надо и не надо, маленький цензор — я в этом абсолютно убеждена. Но, к сожалению, мы часто работаем не ту работу, которую хотим и прочее. О чем постоянно говорит главная героиня — что она забыла, что нужно делать. Всеобщее забытие — связано ли оно с возрастом или со временем, в котором мы живем. Я думаю, что и с тем и с другим. Человек должен чувствовать себя настоящим, делающим настоящее дело, а не говном, которое идет на компромиссы из-за денег, карьеры, из-за того, что «нужно».

И вы даете героям шанс.

Я даю героям возможность остановиться. Так, Москва — это странное пространство, где люди вечно несутся, сломя голову, мало осознавая самих себя.

pg_f_003_b.54cb78ed4f302

Думаете, для всего мира характерна сейчас тоска по, так сказать, великому нарративу?

Конечно, это общемировая тенденция. Присутствует некое истощение смыслов. Говоря, например, о кино, все меньше становится фильмов, которые потрясали бы в плане сценариев, идей. Будто человек заходит в какой-то метафизический тупик. Это состояние, характерное для всего современного мира, и его очень сложно прорвать, ведь оно удобное, сытое, комфортное.

А вот этот новый российский тренд, о возвращении к «традиционным ценностям», может ли он заменить основания советской культуры?

Если мы говорим о российском неопатриотизме — думаю, нет. В нем есть очевидные нестыковки. Конечно, в советское время тоже все было шито белыми нитками, но видимо этим занимались более талантливые люди. Хотя бы те же книги о пионерах-героев. Вот книга, которая начинается словами: «Это были такие же мальчики и девочки, как и ты, только у них было огромное сердце», - ведь это очень красивый поэтический образ. А сейчас мы ставим миллионы новых памятников, снимаем кучу фильмов, только в самой основе что-то не так. Люди не подключаются, не верят. Мне кажется, то, что было тогда, воссоздать невозможно, но там что-то было.

Кадр из фильма "Пионеры-герои" Кадр из фильма "Пионеры-герои"

В конце есть сильный переход от камерной истории к остросоциальным темам. Этот взрыв в центре Москвы...

Это способ сказать, что необходим прорыв пространства. Помимо того, что это документальный фрагмент истории, это метафизический взрыв - как у Чехова, когда в «Трех сестрах» в третьем акте начинается пожар. Взрыв невыносимой среды, возникшей вокруг... Взрыв всего.