Мнения о самой популярной женщине-архитекторе, если переложить их на график, похожи на ее же ломаные здания в стиле деконструктивизма. У нее много поклонников, но и недовольных ее работами тоже хватает. ART1 разобрался, за что Заху Хадид ругают.

Zaha Hadid Architect

Фото: visualnews.com

Открывшаяся недавно в Эрмитаже ретроспективная выставка Хадид почти во всех петербургских афишах отмечена как must see. СМИ называют ее суперзвездой. А имя "Заха Хадид" на слуху даже у человека, далекого от мира архитектуры. Безоговорочная на первый взгляд любовь общественности лишь численностью оттесняет на задний план маленький отряд из коллег по цеху, обвиняющих Хадид во всех архитектурных грехах. Но человек без врагов - человек без достоинств.

Заложница собственного стиля

Самоповторение - одно из главных обвинений, которое звучит в адрес Захи Хадид. Она всю жизнь мечтала делать архитектуру, заглядывающую за пределы привычной коробки. Долгое время Хадид была "бумажным архитектором" и ждала, когда придет время для высадки ее космических домов-кораблей. За неотступное следование своей мечте ей уже хочется воздвигнуть памятник. Десять лет она работала в стол, тщетно боролась с узколобостью на тендерах, чтобы потом выстрелить. Как мессия, она внезапно оказалась нужной эпохе инноваций, стремительно набирающих скорость, и стала востребованной.

Однако из бумажного архитектора Хадид очень быстро превратилась в архитектора слишком популярного, если не сказать "попсового". Ее будто бы подплавленные тепловым лучом текучие здания воздвигнуты по всему миру, а еще сотни заказов стоят в очереди на ближайшие десятилетия. Ее стиль узнаваем и уже нашел множество подражателей. Критики "королевы изгибов", ругающие ее за однообразность, при этом почему-то забывают, что к "жидкой" архитектуре она пришла не сразу. В ее портфолио достаточно работ, сделанных под влиянием русского супрематизма - зданий из угловатых линий и нагроможденных друг на друга геометрических фигур. В любом случае, узнаваемый стиль - это скорее успех художника.

zaha-hadid-rosenthal-(c)-tex-jerniganIMG_2811_1

Центр современного искусства Розенталя в Цинциннати

Ассоциативность форм

Пожалуй, самый забавный пункт в списке обвинений. Любой дизайнер когда-либо сталкивался с ним в своей работе, вроде "ваш эскиз похож на руки убийцы - и это ужасно". Хадид действительно работает с очень сложными формами, которые, как рисунки Роршаха, порождают в умах зрителей множество ассоциаций. Особенно почему-то в этом плане ей не удаются стадионы. Проект в катарском Аль-Вакра к Чемпионату мира по футболу 2022 года вызывает, наверное, самые обидные ассоциации. Для Хадид этот стадион - вариация на тему парусных кораблей коу. Для большинства критиков ее проект - гигантская вагина.

wakrahstadium2

Стадион в Аль-Вакра, Катар

Еще один стадион и еще одно неприятное для архитектора сравнение. Ее проект для Олимпийских игр 2020 в Токио (уж где вообще-то должны бы были полюбить ее стиль) называют футуристичным велосипедным шлемом, который плюхнулся на бедную японскую столицу с небес. В своем открытом письме к Спортивному совету Японии известный архитектор Арата Исодзаки и вовсе сравнил стадион и сам процесс его строительства с "тупой, медленной формой, похожей на черепаху, которая ждет, когда Япония уйдет под воду, чтобы уплыть с этого места".

Zaha-Hadid-to-design-new-Tokyo-National-Stadium-3

Олимпийский стадион в Токио

К слову, Хадид построила также спорткомплекс водных видов спорта к прошедшей Олимпиаде в Лондоне. При этом на сами игры ее так и не пригласили.

Тиранический деконструктивизм

Самое обоснованное обвинение в адрес Захи Хадид - слишком агрессивный деконструктивизм. Ее работы - это Робин-Бобин, сжирающий не только огромные пространства, но и огромные бюджеты. Даже при попытке ужать размеры стадиона в Токио, стоимость этого проекта все равно остается на 40% выше, чем власти планировали на него выделить. "Ну а что вы хотели? Я не делаю милых маленьких домиков", - в свое оправдание заявляет сама Хадид. К слову, эта ее любовь к гигантизму не раз играла против нее. Многие из ее проектов, выигравших тендеры, так и не были построены из-за непомерной дороговизны и сложности возведения.

Однако размеры и стоимость построек, как оказалось, - еще полбеды. "Она возводит эти немыслимые формы ради форм, не беря в расчет ничего вокруг", - жалуются критики. И действительно, вакуум архитектурных компьютерных программ в реальности оказывается заполнен не только недовольными людьми, но и постройками, которые были сделаны до Хадид и которые уж слишком контрастируют с ее взглядами на пространство. Она насаждает свой шестидесятнический футуризм, как в свое время это делал Сталин с советскоампирными высотками.

5630be22-10a4-4423-b62b-3cf7d1f97403-bestSizeAvailable52508c98-2bc3-4829-b23c-9ef806b951db-620x372

Комплекс Galaxy SOHO в Пекине (внутри и снаружи)

Вероятно, Хадид не видит иного пути к обновлению облика городов, мол, вам теперь придется равняться на меня. Ведь даже сталинские высотки со временем перестали резать глаз. Этот женский деспотизм отчасти можно понять: она отдала всю жизнь своей архитектурной мечте, поставив крест на личной жизни. Она требовательна не только к себе, своим сотрудникам, но и ко всему миру. Хадид слишком долго ждала, чтобы ее заметили, и теперь массово репрессирует консерватизм.

Рем Колхас однажды сказал в ее адрес: "Она планета на своей собственной орбите". Хадид, и правда, самобытна и (с чем сложно поспорить) талантлива. А что до вторжения ее космических громадин, то пирамиды Каира несколько тысяч лет назад, вероятно, тоже ругали за размеры, стоимость и несочетаемость с пространством пустыни. Теперь это единственное из оставшихся чудес света.