Новое красивое кино от обладателя "Оскара" Паоло Соррентино, где старикам самое место.

В дорогом пансионате в Швейцарии очередное лето проводит дирижер Фред Баллинджер (Майкл Кейн) и кинорежиссер Мик Бойл (Харви Кейтель). Первый стремится максимально апатично провести закат своей жизни, не делая ровным счетом ничего. Второй привез с собой команду сценаристов-хипстеров, чтобы снять кинозавещание, самый великий фильм в своей карьере. Баллинджер делает успехи в ничегонеделании. Бойлу остается дописать последнюю сцену, но фильм с названием "Последний день жизни" вряд ли попадет в золотой фильмофонд.

Вместе с ними на отдыхе оказываются и другие персонажи. Например, голливудский актер (Пол Дано), который снискал славу в одном амплуа и теперь пытается кардинально его поменять. Тут же в бассейне плавают Марадона, страдающий от одышки, и дочь Баллинджера (Рейчел Вайс), зализывающая сердечные раны. А к концу "смены" приезжает сама Мисс Вселенная, которая не только развлекает престарелых постояльцев упругими формами, но и наличием интеллекта.

Чтобы перестать много думать, нужно отказать от отдыха, советуют психологи. Но что делать, если этот отдых заслуженный и не где-нибудь, а в самой приспособленной для пенсии стране в Европе? Тут уж сам бог велел задуматься крепко и в общечеловеческих масштабах, чем главные герои и занимаются. Как это обычно бывает, мысли главное разогнаться, а там уж она сама выведет на тропу высокой философии.

"Молодость" Паоло Соррентино, пожалуй, единственного из достойных итальянских режиссеров на сегодня, логичнее было бы назвать "Старостью". Ведь именно с позиции серьезного возраста ведется все повествование. Фильм сам по себе похож на старика, которым многим из нас хотелось бы быть, дожив до 70 или 80. Он не тороплив, не гонится за сиюминутными наслаждениями, определился с ценностями, наблюдает за ходом жизни со стороны и кормит зрителя диалогами, полными житейской мудрости и самоиронии.

При этом "Молодость" - это все равно "Старость" даже в плане драматургии. Это лавочка, на которой по-стариковски обсуждают мимо проходящих людей и вспоминают одни и те же сюжеты из прошлого. Соррентино, безусловно, делает это по-итальянски красиво и богемно, но перескакивание с одного на другое лишает "Молодость" некоторой цельности.

Впрочем, в фильме Соррентино ведет речь не только о буквальном противостоянии молодости и старости. Дирижер, кинорежиссер - эти занятия главных героев выбраны неспроста. Как и в "Великой красоте" Соррентино продолжает изучать само искусство, но уже с другой стороны. В "Молодости" это скорее вопрос культурного наследия не в широком смысле, а в частном порядке.

Будучи классиками музыки и кино при жизни, герои должны трезво оценить то, что они после себя оставляют. Сделать это сложнее всего, ведь на творчество потрачена целая жизнь. А признаться в том, что ты не сделал ничего выдающегося или больше уже не сделаешь, значит признаться в фиаско собственного существования. И на это тоже необходимо мужество - ведь для финального броска не осталось ни времени, ни сил. Хватит ли мужества самому Соррентино в 70 с учетом того, что он наделал с героями "Молодости" в конце?

Изображения: kinopoisk.ru