Андрей Стрельников отправился в один из самых индустриальных районов Санкт-Петербурга, чтобы осмотреть возрожденный к жизни образец неоготики.

Пивоваренный завод «Вена», Ломоносовский фарфоровый завод, промзона, виадуки и путепроводы, неизвестно откуда и неизвестно куда тянущиеся железнодорожные пути, ряды хрущевских пятиэтажек, экспериментальные дома для рабочих постройки 1920-1930-х годов, знаменитый дом «колбаса» для рабочих фарфорового завода, детсады, школы и дома культуры - в общем, настоящий рабочий район, вокруг метро «Ломоносовская». Район простой, без навороченных торговых центров и пафосных особняков. Вот, например, иду я к парку имени революционера Бабушкина, и вдруг посреди утилитарной застройки неожиданно появляется контур большого кирпичного здания, выполненного в неоготическом стиле. Такое неожиданное свидание в местной архитектурной среде не может не удивить. Откуда здесь этот чужак? И чужак ли он?

Если углубиться в историю этой местности, станет ясно, что уже в конце XIX - начале XX века количество католиков, работавших на заводах и фабриках Невской заставы (на противоположном берегу Невы была еще и немецкая колония) выросло настолько, что возникла необходимость возведения католического храма. В 1907 году началось строительство. Но средств не хватало, ведь храм возводился на пожертвования будущих прихожан. К началу Первой мировой войны едва смогли построить стены, и только усиленный сбор денег по всем католическим приходам помог завершить стройку в непростом для нашей страны 1917 году.

151A9020

Увы, проект архитектора Стефана Гелензовского не был полностью реализован. На строительство колоколен денег все-таки не хватило. Именно этим обусловлено впечатление массивности и незавершенности всей постройки. Тем не менее, храм начал действовать, и верующие получили возможность его посещать. Но вскоре наступили нелегкие времена для всех церквей на территории СССР.

В молодом советском государстве не было места для религии. Её рассматривали как конкурента для коммунизма, не щадя в идеологической борьбе не только служителей культа, но и церковные здания, уничтожая их или же приспосабливая под сугубо утилитарные нужды. Помимо тысяч закрытых православных церквей, закрывались храмы и других конфессий, в том числе и католические. Первый раз церковь Святого Сердца Христова была закрыта в 1922 году, снова открыта в 1923 году и окончательно закрыта в страшном 1937 году.

Чего только ни происходило в стенах церковного здания. Сначала из него сделали кинотеатр, потом общежитие «Ленгаза». Когда здание было передано тресту «Спецстрой», оно было кардинально перестроено внутри. От первоначального единого пространства ничего не осталось: внутри было построено четыре этажа, и заложены высокие стрельчатые окна.

Шло время, вместо одной страны появилась другая. В 1990-е годы в церкви Святого Сердца Христова снова начались богослужения. Но кроме отправлений служб необходимо было решить еще одну, довольно мирскую задачу - восстановить исторический облик храма не только снаружи, но и внутри, убрав возведенные ранее межэтажные перекрытия.

151A9208

151A9202

151A9068

151A9033

Сегодня стройка подходит к концу. Внутри здания снимаются строительные  леса, и взору предстает удивительный интерьер: строгий, по-северному суровый. Очищенный от многолетних наслоений лаконичный и предельно скупой, но при этом изящный неоготический интерьер выглядит как декорация из западноевропейской сказки или часть сцены исторического фильма. Пока в этом интерьере нет никаких дополнительных украшений. Даже предметы, необходимые для богослужения, пока еще приносятся сюда на несколько часов.

151A9101

151A9040

151A9006

Здесь сразу же вспоминаются неоштукатуренные стены средневековых замков и скупой романский декор их донжонов. Над головой парит легкий и изящный свод. Из восстановленных в исторических формах стрельчатых окон струится свет, и кажется, что ты находишься не посреди знаменитого индустриального района Санкт-Петербурга, а в небольшом немецком или чешском городке.

Фото: Андрей Стрельников