Сегодня интерес к востоку силен как никогда. Но пока одни впадают в крайности традиционализма, другие пытаются эти традиции переосмыслить и пустить по ним свежую кровь современного искусства. Одним из таких новаторов стал азербайджанский художник Фаиг Ахмед, превращающий ковры в осязаемые глитч-картины, сюрреалистические инсталляции и скульптуры.

large_2V3A9445

Фаиг Ахмед родился, живет и творит в Баку. Здесь же он закончил Азербайджанскую академию искусств, работал с различными медиа-техниками, но в итоге пришел к понимаю, что его манят материя и старина. Еще в детстве Фаиг был очарован коврами. Для него они были целым игровым миром с нанесенной на него картой, структурой из орнаментов и узоров. С возрастом к художнику пришло более глубокое понимание того, что же кроется за традиционным азербайджанским ковром, висящим на стене или лежащим на полу.

"Я - экспериментатор, - говорит азербайджанский художник. - Главные темы, которые меня интересуют - это старинные традиции, древние культуры, стандарты, каноны и стереотипы. Но в моем творчестве им приходится стать частью моих экспериментов".

ilan

Подопытными Фаига становятся не только созданные по его эскизам новые ковры, но и изделия, которые насчитывают сотню лет (а то и больше). Он, как опытный хирург-генетик, режет их ДНК, раскладывает на фракталы, навьючивает инородные фактуры и формы, но в итоге это все равно ковер, который в то же время язык не повернется не назвать арт-объектом.

2v3a9339-2

На экране монитора произведения Фаига выглядят цепляющей взгляд картинкой, которую художник будто бы просто пропустил через приложение Glitché. На самом деле весь процесс создания такой "картинки" намного сложнее. Во-первых, в реальном мире это не застывшие на экране пиксели, а настоящие ковры из натуральной шерсти, где каждая ниточка выкрашена натуральными же красителями. Их вручную ткут по старым технологиям. И они могут служить годами своему обладателю.

Во-вторых, Фаиг не просто копирует орнамент со старого ковра, а потом редактирует его, грубо говоря, "ликвифаем". Изучение ковровых узоров занимает у художника большую часть времени. Из собранной им библиотеки он выуживает подходящий орнамент, расширяет и трансформирует в пространстве, а затем пиксель за пикселем переносит на инженерную бумагу, чтобы у ткачей вышло так же, как в компьютерном эскизе.

gdgdg

11111111111111111111111111111111

img_2920

untitled-2fdf

Но одно дело, когда Фаиг создает иллюзию объема на плоскости, и другое - когда он подвергает эту плоскость трехмерной экструзии, как, например, в его скульптурах и инсталляциях. Продумать поведение материала со сложным рисунком в этом случае - задача вдвойне не простая.

shift000000000000

KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA

Mostra alla Galleria di Montoro

Будучи без ума от орнаментов и паттернов и бесцеремонно растягивая их в спагетти или формуя в пиксель-арт, Фаиг Ахмед будто бы создает новый визуальный язык, составляет из них новые словари современного искусства. "Паттерны и орнаменты можно отыскать во всех культурах. Иногда они похожи, иногда они разные. Я представляю, что это слова или фразы, которые могут быть переведены и понятны нам", - заявляет художник. В одном из своих интервью Фаиг добавил, что созданные когда-то и кем-то символы необходимо ломать, раздвигать их границы, чтобы обрести настоящую свободу.

Увидев однажды работы этого азербайджанского художника вживую, можно ненароком потерять дар речи (от восторга ли или от возмущения). Возможно, именно такого вербального слома и добивается Фаиг, хотя и лукаво заверяет, будто бы его ковры - это всего лишь эксперименты, не несущие в себе никакого шифра.

Фото: faigahmed.com