… Не нужно соваться в наш храм искусства со своим уставом!

 

ART1 побывал на выставке «Три века культуры», которая проходит в Центре искусства и Музыки библиотеки Маяковского. Невинная экспозиция спровоцировала нешуточные интернет-баталии так называемых «православных активистов». Ведомые чутким вождем Дмитрием Энтео, многие «активисты» пророчили художникам адские муки, погибель, и даже, не побоюсь этого слова, тлен. Решившие двигаться строго в рамках правового поля РФ, законопослушные, униженные и оскорбленные «активисты» призывали «спалить выставку коктейлями Молотова». Сам Энтео собирает подписи, хочет выставку закрыть, а организаторов привлечь к уголовной ответственности. Предметом тотальной ярости стал ироничный арт-объект «Алтарь семейных ценностей», который «активисты» почему-то приняли за иконостас. Куратор выставки, художник Сергей Вепрев назвал «Алтарь» «зеркалом современного общества», объяснил его значение и призвал «смотреть на алтарь и не брать пример» с персонажей, изображенных на нем.

Действительно, на «Алтаре» изображены стереотипные персонажи современного общества, чьи духовные и материальные ценности и жизненные постулаты обыграли художники. Кроме «Алтаря», вызвавшего бурление эмоций, на экспозиции представлены работы художников Сергея Вепрева, Ирины Дудиной, Александра Зудина, а также другие картины Николая Копейкина.

ART1 пообщался с членом художественной секты «КОЛдовские ХУдожники» Николаем Копейкиным, принимавшем участие в создании «Алтаря». Художник рассказал о своем отношении к нападкам «активистов» и Энтео лично, поведал о подобных случаях «массовых оскорблений», а также сообщил о том, что «КОЛдовские ХУдожники» намерены сделать, если Энтео продолжит писать доносы.  

 

– Николай, вы предполагали, что «Алтарь семейных ценностей» может спровоцировать «православных» активистов?

– У меня и в мыслях такого не было! Мы – сказочные художники, делаем сказочные объекты. Одна из основных задач «КОЛдовских ХУдожников» – «не очаровывать, а разочаровывать». Поэтому мы привлекаем в сказку современность, делая своеобразный синтез. Это все тот же «лубок», но на современном уровне. Может быть с более продвинутыми материалами. Хотя «Алтарь» сделан из старых материалов – дерева, холстов… краска только акриловая. Мы работали целый месяц над этим объектом и были довольны. Кстати, «Алтарь» мы делали специально для выставки «Портрет семьи» в Русском музее в 2014 году. Сначала пригласили меня. Я спросил: «А КОЛХУев не хотите?» Ответили: «Конечно, хотим КОЛХУев! Будут интересней, хорошая идея!». Организаторы попросили специально для выставки сделать объект. Мне сначала представилась форма – терем, наполненный сказочным содержанием. Потом уже наполнили его изображениями современных ценностей.

 

– Так это все-таки терем, а не иконостас, как восприняли его активисты?

– Да, терем. Видите ножки? (указывает на «Алтарь) Это – избушка на курьих ножках. Изначально идея была именно такой. Но потом мы решили назвать объект «Алтарем». Понимаете, алтарь есть везде, в разных конфессиях и религиях, разных храмах – языческих и не языческих. А так как мы живем в храме искусства, то у нас должен быть свой алтарь. Имеем право! В нашем храме искусства действуют другие законы. И когда приходят всякие «псевдо-православцы» не в свой храм, да со своими законами и мерками – это все равно, что приходит к вам гость домой и говорит: «Ну-ка перекрась эти стены, а то в аду будешь гореть!», Етестественно, с таким хамлом следует поступить, как у Козьмы Пруткова: «На крик кондуктор поспешает и тут же веником скотину выгоняет».

Я так понимаю, Энтео-Цорионову не дают покоя лавры Pussy Riot. Он парень молодой, амбициозный. Но, видимо, художественных талантов у него нет. Подумайте сами, совершенно полоумные старухи и дети, которых возглавил отпрыск 1989 года рождения! У меня дочка его ровесница! (смеется). И этот сопляк будет приходить и учить меня, что мне рисовать и чем заниматься в жизни? По большому счету, по-отечески, взять бы его и хорошенько выпороть. Только хорошенько! Можно каждый день. Может чуть-чуть «царя в голове» прибавиться. Только не как усатые «казачки» легонько плеткой хрупких девчат из Pussy Riot. А простым ремнем по заднице.

В принципе, и те и другие, Pussy Riot и вся эта паства Цорионова – радикальные стороны актуального арт-пространства и маргинального социума, с неустроенной жизнью и подвижной психикой, которые сталкиваются лбами в массмедийных сферах. Молодежь без особых талантов, но смелые и дерзкие. А мы – спокойные и даже почти нормальные люди. Не очень молодые и с опытом за плечами. Вообще другое поколение.

Первая выставка наша состоялась 12 лет назад, когда Цорионов пошел в 7-й класс, если он посещал обычную среднюю школу.

У нас старая устоявшаяся художественная секта. Мы себя специально сектантами называем, ведь в нашем храме искусства тоже могут быть сектанты! Мы почти как Энтео со своими полоумными чуваками, только в художественном мире. Но мы не радикальные, как всякие «адвентисты седьмого дня» или какие-нибудь «мотористы седьмого разряда». С этим миром религиозных воззрений мы не соприкасаемся в принципе. Нас «КОЛХУев» объединяют творческие задачи, и, кстати, при этом наша секта могла бы служить хорошим примером того, как могут существовать люди с различными политическими и религиозными взглядами. Среди нас есть и скрытые «типа-иудеи», и нескрытые «почти-православные», принципиальные «вроде-атеисты» и даже «как бы-буддисты» …

 

– И никто не оскорбляется?

– Никто не оскорбляется! Более того, более половины православных принимали участие в создании «Алтаря семейных ценностей». Признаюсь, я и сам крещенный. Не могу сказать, что шибко религиозный. Посещаю храмы, смотрю убранство с точки зрения росписи и даже дизайна, наслаждаюсь архитектурными достоинствами. Красиво! Очень красиво! Вот как раз Энтео Иванычу, или как там его, следовало бы  задуматься о красоте. Но я понимаю, что ему, безусловно, не до красот – ведь реально сложно управлять совершенно неуправляемыми людьми, что бы давать им возможность выпустить пар время от времени. Это особые граждане, которые могут двигаться только в направлении ненависти и провокаций, раздражительности и экстремизма. Наверное, он для них является своим «Пусси Райатом». Я отношусь к таким людям без уважения, но с любопытством наблюдаю за их действиями. Помнится, как они били экспонаты на выставке – нехотя, неловко, видно, что  «накручивают» себя, переступают через себя,  рука не хочет, а надо – ведь камеры направлены на них! Хочу предупредить Цорионова: есть такой термин – контактная шизофрения, будь осторожен, Дима, не переусердствуй! Вовремя смени окружение, иначе есть большой риск навсегда пополнить его ряды.

 

– Так Энтео тоже кто-то управляет…

– Не мы! У нас своя самоуправляемая организация… хотя нет, мы вообще не «организация», мы – «дезорганизация». Что касается «активистов»… Это люди,которых направляют бить не царей да королей, а таких, как мы, шутов и веселых дураков. Да, мы своего рода скоморохи, мужчины веселые и художники не унылые. А если кто бьет нас, шутов гороховых, то он – либо осерчавший царь, либо тот, кто на него работает… Вот только вроде Энтео у нас не царь и не Бог, но мнит себя кончиком плети. А по сути, такой же шут гороховый, как и мы, только несмешной вовсе. Поэтому злой, как пушкинский карла Черномор. Так что это мы должны чувствовать себя  оскорбленными его старухами и им самим. А уж если мы попросим всех любителей нашего творчества подать обиженные иски против него, то думаю, на его десятки заявлений в прокуратуру ответом будут сотни, если не больше. Хотя, повторяю, как акционист, он прикольный, надо отдать ему должное! (смеется).Собрать такую армию полоумных! Ему бы в психбольницу, поднимать восстания психбольных! (смеется).

 

– Так вся история демонстрирует невежество этих «православных» активистов, которые не могут отличить иконостас от алтаря?

– Это не невежество православных, это в принципе – человеческое невежество. У меня язык не поворачивается назвать их «православными». Боюсь, что это люди иного толка и другого порядка. С Энтео-Цорионовым и его последователями нет смысла разговаривать – он молодой дурак, который по-своему веселится, выражая недовольство в свое удовольствие. Вот только нам приходится чесаться от него, как от лишая. Pussy Riot в свое время станцевали на православном алтаре. А этот, видимо, метит сплясать на нашем.  

 

– А если Энтео сам предложит Вам встретиться?

– Общаться с этими «активистами»?! Нет, Боже упаси! Ну вы что, я же не психиатр! Времени жаль! Я не общаюсь с этими малахольными даже в интернете!

 

– А до этого сталкивались с «активистами»?

– Нечто подобное было два года назад в Русском музее, на выставке «Портрет семьи». Пришел какой-то православный художник. Хороший, салонный, олдскульный художник-пейзажист. Красиво краску кладет. И вдруг начинал всем писать гневные письма о том, что был оскорблен. И тут же, как черти из табакерки, полетели жалобы от его товарищей с портала, как же он назывался… «Самодержавие и православие…

 

– и смерть»…

– и смерть (смеется). Посыпались на нас обвинения. На руководство Русского музея, на организаторов выставки. Но знаете, за нас даже некоторые попы заступились, говорили этим «товарищам»: «Вы что, сбрендили совсем?!»

 

– Здравомыслящие люди.

– Конечно, среди попов полно здравомыслящих людей. На дорогих машинах ездят. Питаются правильно. Даже у Энтео в комментариях оказался не согласный с ним священник, человек с развитым метафорическим мышлением, легко уловивший наш нехитрый месседж.

 

И тут внезапно наша беседа прервалась! Вдруг откуда ни возмись, в зал проникли удивительные люди, встали у «Алтаря» как ни в чем не бывало, и принялись петь. Мы с собеседником поспешили ретироваться. А то мало-ли что. 

  

 

Как может быть оскорбительным теремок, на котором изображены карикатурные персонажи с подписями: «Все должно быть стильно, сын!» и «Каждую копеечку – в дом»?

Подобные заявления, «православных активистов» наносят сильнейший урон имиджу и образу православной церкви в глазах обычных граждан. Верно заметил Копейкин, язык не поворачивается назвать людей, призывающих «закидывать выставку коктейлями Молотова», православными.

 

 

 

 

 

 

 

 

 См. также: мнение члена "КОЛловских ХУдожников" Виктора Пузо: Энтео и Севка Чаплин прекрывают верой свою погань