«Это совсем не похоже на Россию, я такого не ожидал», – фотограф поделился мыслями о шумихе, возникшей вокруг закрытия его московской фотовыставки.

vk.com

 

В Москве и в интернете кипят страсти из-за проведения/закрытия выставка американского фотографа Джока Стерджеса. По сообщениям СМИ, на выставке были представлены фотографии «голых девочек» допубертатного и раннепубертатного возраста. Сенатор Елена Мизулина обвинила организаторов в «публичной демонстрации детской порнографии», а совладелец центра фотографии имени братьев Люмьер, где проходила выставка «Без смущения», был вынужден закрыть экспозицию, чтобы «не будоражить общественное мнение». Более того, после инцидента с закрытием выставки, Общественная палата РФ хочет создать специальную комиссию, которая будет оценивать произведения искусства на предмет допустимости их к открытому показу. По сообщениям СМИ, неизвестный активист облил работы фотографа мочой. 

69-летний Джок Стерджес рассказал в интервью Life, что думает по поводу реакции российской общественности на его выставку. «Честно говоря, для меня это загадка. Я считаю, русские люди уже давно славятся тем, что любят искусство, защищают его и продвигают больше, чем любая страна в мире. У Большого театра лучшая балетная труппа в мире, это даже не обсуждается. Русские так ценят и любят искусство, что самое страшное оскорбление в России – "некультурный" (произносит слово по-русски). И я очень удивлен происходящим, правда. Это совсем не похоже на Россию, я такого совсем не ожидал».

Фотограф отметил, что он понимает «осторожность и желание» организаторов выставки защищать права детей. Он надеется, что организаторы изучат работы и поймут, что его «творчество имеет хорошую репутацию в культурном обществе не без причин».  «И как только они это сделают, они смогут решить, что выставка была абсолютно безвредной и даже полезной», – уверен Стерджес.

Фотограф добавил, что на некоторых его фотографиях запечатлены три поколения одной семьи. «Если бы кто-то из них чувствовал себя уязвленным или обиженным, они не позволили бы мне снимать своих детей».