Директор Эрмитажа рассказал о цензуре в мире искусства, участии Минкульта в выборе «эстетики выставок», и поделился мнением об акции #позорэрмитажу, запущенной интернет-общественностью против выставки бельгийского художника Яна Фабра.

twitter.com/diletant_media

 

Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский в интервью журналу «Дилетант» поделился мнением об интернет-акции #позорэрмитажу, участники которой негодуют из-за выставки бельгийского художника Яна Фабра, часть композиции которого составляют чучела животных.

Протестующие называли Фабра «фашистом» и призывали «повесить директора Эрмитажа». Фабр не раз подчеркивал, что его искусство – это дань почтения работам старых фламандских мастеров.

Публикуем выдержки из интервью Пиотровского:

Об ответственности за эстетику экспозиций:…– Музей принимает решение, какие у него выставки. Ну, и несет за это ответственность. Если министерству (культуры) нравится, какая выставка сделана музеем, оно может сказать: это мы тоже [принимали участие], но они выбирали. Если не нравится, они могут сказать, что это ответственность музея. Это очень важная позиция, и мы это как раз и отстаиваем. Чтобы не было никакой цензуры: ни цензуры министерско-правительственной, ни «цензуры толпы». 

О комиссиях и комитетах по цензуре: … – Это обычная традиция русской интеллигенции, и советской тоже. Что все – против, против, а чуть что, давайте звать городового, куда смотрит ФСБ, куда смотрит ВЧК и так далее. Это действительно очень опасная вещь. Есть вещи, которые должны обсуждаться. Иногда, может быть, переходить на крик, но без ругани, без мата и без призывов ареста, ликвидации или уничтожения.

– Я на днях говорил, вчера или позавчера, по телефону с министром, который спросил некоторые детали. И самое страшное, если кто-нибудь заставит министерство – а им этого не хочется делать – заставит министерство командовать и, не дай бог, у нас вернутся реперткомы и все остальное.

О шумихе вокруг выставки Фабра: …– Оказалось, что уровень злобы, злости в стране слишком велик. И понимаете, когда люди пишут такое, заботясь о животных… На счет заботы о животных – уж Эрмитаж заботится о животных лучше других… Но когда люди в заботе о животных почти ругаются матом и призывают повесить, распять тех или других, то я, позвольте, сильно не верю в заботу о животных.

– Мы недооценили уровень ненависти, существующий в обществе.

– Мы в какое-то время решили, что уровень культурный достаточно высокий, и людям просто можно подсказать: Вот, подумайте. Оказывается, нет. Оказывается, все-таки надо рассказывать. Начитавшись в интернете #позорэрмитажу, мы с одной стороны там же уже ответили хэштегами #позорпозору и #кошкизафабра. А с другой стороны мы увеличили количество лекций, экскурсий, встреч с людьми, которые хотят что-то услышать. Объяснять надо тем, кто хочет услышать, кто не хочет услышать — это довольно бесполезное занятие. 

– Это то, что делает Фабр. Вот он когда вешает черепа между картинами Снайдерса, зачем он это повесил? Можно восхищаться, можно спросить: зачем? А повесил он, потому что черепа должны напомнить о смерти, потому что все натюрморты на самом деле напоминают о том, что все бренно: все проходит и уходит.

– Он (Фабр) преклоняется перед фламандским искусством. И пытается рассказать, как сегодня эти все вещи могут звучать. И в материале и с разными аллюзиями, которых бесконечное множество. И аллюзии, которые Фабр вкладывает, и аллюзии, которые у меня рождаются, когда я хожу по этой выставке. И когда вдруг маленькие картинки Фабра, входящие в «Карнавал», висят в галерее нидерландской живописи, и ты смотришь на них, приближаясь, и у тебя вся оптика меняется, и ты начинаешь смотреть на соседние картины, которые ты видел тысячу раз, но по-другому, в другом приближении. Тут тебе и Брейгель начинает играть по-другому, Ян Госсарт начинает играть по-другому. Он тебя заставил посмотреть, заставил подумать об этом.

– И, конечно, люди не должны ходить туда, где не нравится. У нас есть множество разных заведений, учреждений в стране, куда я не хожу, потому что они мне не нравятся, страшные и жуткие. Но если они мне не мешают, я не требую их закрыть

– Вот я считаю, что Фабр – это хороший вкус.