Мы увидели пришедшего из сна Съеденного бога и линчеванного интернет-тролля.

С. Карев «Съеденный бог». Фото Игоря Логвина

 

В Котельной музея стрит-арта в субботу 4 марта открыли первую персональную выставку художника по металлу Сергея Карева. Экспозиция получила название «Съеденный бог».

Неделю назад мы побывали в мастерской Карева пообщались с художником, затронув многие темы: от источников вдохновения и идей, метафор в металле, природных форм; до запаха солдатской казармы и его влиянии на «След червя».

 

Съеденный бог, как и положено гордому идолу, находился на почтительном отдалении от других работ. По сторонам расположились советники – по правую руку Бога – «Самоеды», по левую – «Крабхаб» (о них Сергей подробно рассказал в интервью на прошлой неделе). В соседнем зале, опасаясь Съеденного Бога (и правильно делая) притаился «Тролль». Как рассказал Сергей Карев, в объекте воплощен не лесной, а интернет-тролль, впрочем, уже лишенный власти:

– Он с обрезанными, вырубленными проводами. Тролль виртуален, его не достать, но я представил, что его все-таки линчевали. И мы смогли увидеть, как он выглядит за всеми лицами, когда заблокирован…. без аватарки.

«Тролль».

По центру на постаменте расположили «Державу» (про нее также читайте в первом интервью с Сергеем), слева от нее – «Клюв», напомнивший одной из посетительниц сериал «Игра престолов».

Зрители опасались, стеснялись или считали себя недостойными узреть Съеденного Бога, предпочитали в основном, находиться в зале с безобидным интренет-троллем, «Державой» и с триптихом «Пыль». Привыкли люди к пыли, троллям и державам.

Триптих «Пыль».

 

По пространству Котельной, подпитанные энергией стальных объектов, активно носились дети, резвились, играли в догонялки. Ни один объект не пострадал от детской активности. Съеденный Бог взирал на них со снисхождением.

 

Превозмогая пиетет, подходим с Сергеем к «Съеденному Богу» и продолжаем диалог под его надзором:

– Вроде что-то получилось! – говорит Сергей, оглядывая Котельную.

– «Что-то» – это очень скромно! Какие впечатления от открытия? Все прошло так, как вы ожидали?

– Опыта у меня нет, в следующий раз скажу точнее. Мне все понравилось и кажется, все прошло хорошо. Тени не блуждали. Вроде люди искренне отнеслись. Я уже говорил, что не хочется быть мертвой собакой, которую никто не заметит. Выставка передает энергию зрителей автору. И это дает возможность восполнить затраченную энергию. Художник подпитывается. Когда он перестает заниматься творчеством – то умирает, ведь художник как вампир, питается энергией зрителей, успехом и неуспехом. Я с этим в первый раз столкнулся. Раньше я участвовал в коллективных выставках и не ощущал, все было разбавлено – внимание аккумулировалось на всех авторах.

 

– Вы ожидали, что придет больше или меньше людей на открытие?

– Людей… Скорее, друзей… Мне не удалось уделить всем внимание. И если бы людей было больше… Я так понимаю, лучше бы мне было вообще не приходить… Хочу, чтобы все эти разговоры о выставке не отвлекали внимание зрителей, чтобы они могли дольше останавливатьсяу работ. Хочется, чтобы ко мне было внимания меньше, чем к работам. Не хочется быть публичным, но понимаю, что без этого нельзя – не будет творческого роста, изменений.

 

– Что нам сулит явление Съеденного бога?

– Я надеюсь, это повод увидеть каждому свое. Я боюсь сам дать определение, если честно. Название не слишком завуалированное, лобовое. Думаю, Съеденный бог – все-таки добрый….Я как-то похожую штуку сделал из еловых корней, и он мне приснился потом…. этот божок. Мне показалось, что он охраняет меня от злых духов. Может в этом есть нечто первобытное… Он должен приносить только позитивные эмоции… а ужас – только во сне. Вот мне снился этот корешок, и казалось, что он идет к моему дому…

– Вот он сюда и пришел в итоге.

– Да, без него, может, и выставки не было.

– Вы говорили, что изначально использовали кости животных в «Съеденном боге». Где они располагалась?

– Вот здесь, наверху. Может, образ не явно читается – челюсти и замки. Не хотел делать реальные челюсти и не знал, как их интересней соединить вместе. Мне казалось, что будет странно, я прислонял друг к другу, не находил связки между ними, а получились –  может, колонна или опора, которые держит небо.

 

– Постаменты тоже вы создали?

– Постаменты делали рабочие, моя идея и их воплощение. Большое спасибо, что они помогли. Получилось здорово!

 

– У вас рядом мастерская. Часто будете сюда заглядывать?

– Наверное, нет. Пора заняться чем-то новым. Хотя не хочется отпускать это ощущение. Если делаешь большой «отпуск» – теряется связь с миром чувственных идей.

 

– Т.е., вы уже задумываетесь о следующей выставке?

– Есть идеи и работы, которые нужно сделать. Если откладывать – потом увидишь свою идею у кого-то другого, потому что они перемещаются… и начнешь комплексовать.

– Надо успеть протянуть руку и схватить идею!

– Это верно. Пока она не ушла.

 

– Вы говорили, что к этой выставке долго шли и все вас подталкивало. Нет ощущения после открытия, что наконец открытие прошло, можно перевести дух и отдохнуть? Насколько все прошло эмоционально затратно?

– Сердце болит. Переживания начнут дергать позже. Не сразу можно понять, что произошло. Думаю, что осознание и звонки пойдут через неделю. Уверен, что эмоции еще появятся утром и вечером следующего дня. Сейчас просто как биоробот, стараюсь стоять прямо (смеется) Действительно, судьба художника непонятна – он создает мир на короткое время, а завтра уже сгорит… Например, открытие, друзья пришли в таком большом количестве, потом ведь зрителей уже не будет так много…

– Но в этом тоже есть плюс – допустим, придет завтра десять или двадцать человек, они не будут распылять внимание на других посетителей, смогут полностью сконцентрироваться на работах, подумать.

– Ну да, сейчас все довольно напряженно, людей много – ходят, аурами сталкиваются (смеется).

 

 

 

Фотографии Игоря Логвина.