Фотограф ART1 побывал на петербургской экспозиции.

Игорь Логвин

В Центре художника Михаила Шемякина в Петербурге открылась выставка «История легенды. Шемякин, Высоцкий и русский Париж 1970-х». Экспозиция посвящена творческому тандему Владимира Высоцкого и Михаила Шемякина. В этому году у поэта и художника юбилеи — Высоцкому 25 января исполнилось бы 80 лет, а Шемякин 4 мая отметит 75-летие. Посмотрите на самые запоминающиеся работы в фоторепортаже ART1 и вместе с нами насладитесь той атмосферой, которая возникает в тандеме, связанном как творчески, так и духовно.

На экспозиции представлены иллюстрации Шемякина к песням Высоцкого, серии картин художника «Карнавалы Санкт-Петербурга» и «Чрево Парижа», любимые работы Высоцкого из серии «Метафизические композиции» Шемякина, уникальный фильм о поэте, который впервые покажут в нашей стране, страницы альманаха «Аполлон-77», изданного художником в Париже, фотографии из личной коллекции Шемякина и редкие фотографии Высоцкого.

Приобрести билет на выставку можно здесь. Она открыта до 18 марта каждый день кроме понедельника, а в 13:00, в 16:00 и в 19:00 проводятся бесплатные экскурсии. Для москвичей выставка «История Легенды. Шемякин и Высоцкий» организована в Altmans Gallery. 

Дружба Шемякина и Высоцкого развивалась на фоне третьей волны русской эмиграции в Париж. Шемякин приехал туда для пропаганды русских художников-нонконформистов и запрещенных в СССР поэтов. В 1974 году благодаря танцовщику Михаилу Барышникову он познакомился с Высоцким, уже женатым на Марине Влади. 

Они стали лучшими друзьями. Шемякин записал семь пластинок Высоцкого, а музыкант в ответ посвятил ему 12 песен и подтолкнул Шемякина к созданию памятника Петру I.

«Было ощущение, что мы давным-давно знаем друг друга, но только очень долго были в разлуке. И вот сейчас нужно было выговориться, поведать друг другу что-то важное и нужное для нас обоих. Наша дружба состоялась», — вспоминает художник первую прогулку с Высоцким по набережной Сены. 

Шемякин «просвещал» Высоцкого в живописи, графике и скульптуре, на тот момент неизвестным в СССР: «Он влюбился в неистовый мир живописных полотен Сутина, восторгался гармонией форм в скульптурах Генри Мура и Джакометти».

В книге «Прерванный полет» Марина Влади так описывает их связь: «Я всегда не понимала их дружбы и что их могло объединять, кроме таланта и страсти к выпивкам». Шемякин, не отрицая, что они, «как два забулдыги, гуляли по Парижу и пили», отмечает, что друзья «старались защитить друг друга от пристрастия к алкоголю».

Шемякин так пишет о поэзии Высоцкого: «Он удивительно соединил в себе бесшабашную русскую душу с трезвым мышлением наблюдателя, аналитика и глубинным восприятием мира, свойственным большому художнику. Этот сплав в сочетании с неистовой творческой энергией и приблизил его к гениальности».

По словам Михаила, создавать иллюстрации к песням Владимира было нелегко, учитывая, что рисунки носили гротескный характер. Труднее всего давались эксизы к песням о Гражданской и Великой Отечественной войне.

Шемякин рассказывает, что у Высоцкого было «мистическое чутье». Когда художник и поэт увиделись в последний раз за три недели до смерти, Высоцкий написал прощальное стихотворение и положил его к рисункам Шемякина. Художник нашел послание уже после смерти друга. 

После гибели Высоцкого Шемякин написал об их связи книгу «Две судьбы» и стал автором памятника поэту в Самаре

Фото Игоря Логвина