Лента представляет собой пособие по принятию боли и умению жить дальше.

16 мая в российский покат привезли мелодраму французского режиссера Микаэля Херса «Новая жизнь Аманды». Мировая премьера фильма состоялась 31 августа прошлого года на кинофестивале в Венеции, где лента получила первую награду — специальный приз «Laterna magica». ART1 разглядел в картине манифест толерантности на фоне роста террористической угрозы.

Молодой парижанин Давид (новая звезда французского кино Венсан Лакост) сдает туристам жилье и работает обрезчиком деревьев. Однажды в парке на пикнике погибает его сестра Сандрин, и ее маленькая дочь Аманда (дебютантка Изаура Мюльтрие) остается сиротой. У Давида есть всего несколько недель на принятие важного решения — жить как прежде, отдав племянницу в детский дом, или оформить опекунство на себя. У Давида и Аманды больше никого нет — мать бросила Давида и Сандрин в детстве, и детей воспитала тетка.

Французская драма, снятая с элементами документального кино, рассказывает о принятии горя. Должность обрезчика для Давида выбрана не случайно. Его жизненная позиция состоит из «отрезания» из бытия всех ненужных или ранящих факторов. Он пытался отстраниться от матери, которая после многих лет отсутствия все-таки захотела с ним подружиться, старался избавиться от вещей умершей сестры, чтобы ничто не напоминало ему о горе. Несмотря на все трудности, что принесла ему судьба, есть вещи, которые он приобрел: любовь и привязанность Аманды, ответственность, зрелость, которая помогла ему в воссоединении с матерью, а также любовь девушки Лены (Стейси Мартин, знакомая зрителю по «Нимфоманке»).

Особое внимание заслуживает Аманда. Режиссер сознательно подобрал на ее роль не профессиональную актрису, а дочь своих друзей. Девочка не знает сценических законов, не играет на камеру, а живет в кадре, наполняя его естественностью. Реакции школьницы десяти лет на события не заставляют сомневаться в натуральности ее образа.

Несмотря на то, что Сандрин погибла во время терракта, организованного исламистами, ни Давид, ни Аманда не испытывают ненависти к другим расам и религиям. Давид учит Аманду, что религия не определяет людей, что нормально верить или не верить в бога. Произошедшее — это лишь стечение обстоятельств, за которые другие люди не несут ответственность. Париж, как и весь мир, многонационален. Уважение к другим — это основа мирного существования людей на Земле.

В этом фильме нет интриги, главного злодея и прочих факторов, которые обычно двигают сюжет. Режиссер показывает отрывок из жизни Давида и Аманды, а зритель покорно наблюдает за главными героями. Они общаются дежурными диалогами, на их месте легко представить себя. Подвижная камера только подтверждает догадки, что зритель — это сторонний наблюдатель, который следует за персонажами по пятам и «подсматривает» за ними.

Неспешность драмы «Новая жизнь Аманды» заставляет задуматься над психологией принятия боли. Каждый герой проживает свою потерю по-разному, но в итоге, все сходятся в одной истине: страдания неизбежны, но их стоит принять и жить дальше, находя в таких ситуациях новые, положительные моменты.

Текст: Ольга Зубова