Экспозиция продлится до 16 июня.

В музее современного искусства «Эрарта» открылась выставка Гургена Петросяна «Dividuum». Это дебютный показ московского скульптора в Петербурге. В экспозицию вошли работы из циклов «Герои и боги», «Модели Ива Кляйна» и «Красные». Скульптуры рассказывают три разные истории и объединены темой потери современным человеком индивидуальности. Несмотря на небольшое количество привезенных скульптур, на выставке можно провести целую вечность, так как коварные экспонаты безмолвно, но настойчиво провоцируют зрителей на споры по самым актуальным вопросам нашего времени.

Как глубоко современное общество погрязло в одержимости потреблением? Есть ли границы у беспощадного феминизма? Знает ли Квентин Тарантино, сколько на самом деле литров крови в человеческом теле? ART1 снимает шляпу перед автором «Dividuum» за создание столь полемического проекта и вступает со скульптором в риторические дискуссии на тему каждого из трех циклов.

Дискуссия о располневшем Геракле

Работы из цикла «Герои и боги» — это потерявшие былое величие, форму и красоту Дорифор, Венера, Геракл и другие античные эталоны. Таким образом автор обращает внимание на то, что в наши дни у людей в приоритете материальные ценности. И самая показательная из них — вкусно и много покушать.

Но действительно ли лишние килограммы — показатель духовного упадка? Стоит признать, что в XXI веке в развитых странах проблема голодания — явление редкое. Общество пришло к такому уровню развития, при котором многим людям не стоит беспокоиться, смогут ли они сегодня поужинать. И не удивителен тот факт, что этому обществу не присущи впалые ребра. Мы не закрываем глаза на проблему ожирения (которая все-таки преимущественно локальная — Америка еще не завладела всем миром), но нельзя не замечать и обратную тенденцию. Может быть, увлечение вегетарианством и, скажем, велоспортом — лишь мода. А мода изменчива. Но мы также наблюдаем, как на смену вегетарианству приходит идея о ПП — правильном питании, а с велосипедов люди переходят на пилон. Составляющие меняются, но идея о здоровом образе жизни остается. Кроме того, не приятнее ли наслаждаться искусством или думать о вечном, когда от этого не отвлекает урчание живота?

Но важно не то, как сейчас выглядят люди. (Приготовьтесь, сейчас вы прочтете возмутительное утверждение). Важно то, какими они запечатлевают себя на селфи. Наши потомки не узнают, что у нас был лишний жирок и синяки под глазами — они увидят красивые отредактированные фотографии в соцсетях. Вряд ли в Древней Греции скульптор стал бы тратить мрамор на статую простого жителя. Он искал идеального человека — одного на миллион. Весьма сомнительно, что каждый второй в прошлом был неотличим от Геракла.

Но даже если и так. Гераклу приходилось сражаться с чудовищами. Его мускулы спасали ему жизнь. Сегодня нашу жизнь спасает парень в очках, который приходит починить интернет. Может быть, у него нет мускулов, но сияние монитора делает выразительными его голубые глаза. Его сила не в прессе, а в навыках и интеллекте. Мы продолжаем измерять людей Гераклами, потому что это «классика», но стоит признать, что мир изменился, и вместе с ним — эталоны. 

Дискуссия о девушке-кисточке

Цикл «Модели Ива Кляйна» содержит прямую отсылку к проекту «Антропометрии» французского концептуалиста. Он упростил привычную схему «художник-натурщик-холст» до «натурщик-холст», предложив моделям обмазаться краской его фирменного синего цвета и оставить след на полотне. Гурген Петросян выразил сочувствие девушкам-кисточкам и изобразил на своих скульптурах их «протест и дискомфорт».

Во-первых, сложно поверить в то, что в середине прошлого века художник каким-либо способом мог заставить девушку против ее воли участвовать в подобном перформансе. Напротив, добровольцев наверняка было немало. Другое дело, что фанатки ради кумиров часто готовы совершать безумные вещи, превращая себя в жертву неосознанно. Или же, как разъяснили бы феминистки, иногда женщины ошибочно воспринимают действия по отношению к себе как «нормальные» из-за исторически сложившихся несправедливостей. Но ведь в данном случае речь не идет о насилии, вреде здоровью или даже репутации. Почему не допустить, что кому-то может быть искренне весело делать то, на что бы вы никогда не согласились.

Второй спорный момент всего этого арт-процесса — модная проблема объективации женщины. Мол, злостный художник видит в девушке исключительно инструмент для актуализации своего величия. Но почему бы не снять монокль-обвинитель и не допустить, что мастер, как и все прочие до него уважаемые творцы, настолько восхищается совершенством женского тела, что хочет запечатлеть его в максимально не искаженной и натуральной форме. Более верным способом было бы только заковать девушку в гипс. Или, постойте, так кто-то уже сделал?

Дискуссия о жизни и смерти

«Красные» экспонаты — любопытный эксперимент автора по синтезу скульптуры и кино, вдохновленный фильмами Квентина Тарантино. По сути, это фантазии на тему досуга киллера. Герои погружены в красную массу — и остается лишь гадать, метафорическая ли эта кровь, обнажающая совесть убийцы, или реальная.

Мы прекрасно помним, как неправдоподобно обильно всегда фонтанируют кровью герои тарантиновских фильмов, но задумывались ли мы когда-нибудь, для чего нужен это прием? Вряд ли только ради комичного эффекта. Может быть, это намек на то, что человек слишком легко и бесследно уходит из жизни. Ранив кого-то физически или, что более актуально для большинства (надееюсь!), морально, легко не заметить последствий этого поступка. Может, если бы нам еще долго приходилось отмываться от причиненной нами боли, мы были бы более чуткими и добрыми по отношению к другим.

Текст: Эжена Быкова

Фото: Игорь Логвин