АRТ1 подготовил рецензию на книгу Нины Георге, посвященную тем, кто все еще любит.


LiveLib

Роман о тяжести пережитых потерь, о боязни начать новую жизнь, о затворничестве, о любви, которая была однажды, но стала «длиною в жизнь» — все это книга немецкой писательницы Нины Георге «Лавандовая комната», изданная в Германии в 2013 году. Недооцененная тогда и обделенная вниманием сейчас. АRТ1 решил разобраться, заслуженно ли эта история прошла мимо тысяч людей и, если да, почему. 

Начало пути

После выхода книги журналисты издания Rbeiniscbe Post написали следующее: «Поэтичная и обаятельная история, полная достойных цитирования размышлений о жизни и смерти, страхе и скорби, друзьях и дружбе… А еще — вдохновенное признание в любви к литературе — источнику, питающему нашу жизнь».

Главный герой Жан Эгаре владеет баржой, пришвартованной у набережной Сены, в которой он устроил плавучий книжный магазин. «Литературная аптека» — такое название носила баржа, ставшая единственной отдушиной и местом покоя в его жизни.  Эгаре верил, что книга — это и лекарство и лекарь в одном флаконе. Книга способна как поставить диагноз, так и оказать терапевтическое действие. Он считал, что правильно выбранный роман может исцелить болезни, которых нет в медицинском справочнике. 

Эгаре был уверен, что у каждого человека есть свои таланты. Его талант заключался в «рентгеноскопическом слухе». Он слушал своих «пациентов» нутром, подбирая книги именно для их недуга. Он мог сканировать каждого и в 99,99 случаях попадал в яблочко. Но были и те, кого он не мог просканировать. Например, он сам.

Затворничество в лавандовой комнате

Прошел 21 год с момента, когда он получил письмо от *** перед ее исчезновением. Боязнь услышать стандартные причины для расставания заставляет его замуровать нераспечатанное письмо в одной из комнат дома. Той самой лавандовой комнате, где они были счастливы. Ее любимой комнате. С этого момента начинается его затворничество. Страх всполошить в памяти хоть что-то из той жизни заставляет его сознание обходить ее имя, как обходят канализационные люки. Поэтому в его мышлении она лишь ***.

Пробираясь сквозь страницы, мы увидим, как прошлое настигнет Эгаре так неожиданно, что, незаметно для него самого, стена, которую он возвел между собой и миром, даст трещину. А прошлое вывернет его наизнанку, наконец-то примиряя с действительностью.

Ходячая цитата

Некоторые сочтут книгу одной ходячей цитатой. Есть немало людей, которым трудно проникнуть в смысл повествования, когда кажется, будто читаешь сборник афоризмов. Но не спешите относить это к недостаткам книги, ведь сам Эгаре говорил, что собрал у себя своего рода аварийную аптечку для экстренных случаев. Все цитаты тонко подобраны и усиливают атмосферность, мысли, переживания героев. К тому же, читая, вы можете найти те фразы, которые могут подлатать и вас.

Кроме цепляющих цитат и упоминаний самых различных книг и авторов, эта книга увлекает еще описанием Прованса и путешествий по этой живописной местности.

Живописность на страницах

Если вас очаровывает Прованс и в принципе юго-восток Франции с его городами, с описанием местной жизни, продуктов, рецептов блюд, то эта книга наверняка очарует вас. Может, даже станет своеобразным путеводителем.

Со временем к нашим героям добавятся еще несколько человек в их невероятном путешествии: повар от Бога и автор, чьи «Южные огни» поддерживали жизнь в Жане Эгаре. Узная истории этих удивительных людей, мы увидим цену настоящего счастья и предваряющие его мучительные ожидания. А также поймем, что муки любви — это лишь «порог», который мы преодолеваем. И совсем не нужно бежать от себя и от своих чувств.

Смущающая нагота

Некоторая откровенность в книге действительно может смутить многих. Что же подразумевалось под фразой «природная естественность»? Это описание сексуальных сцен Эгаре и его возлюбленной, кто-то в комментариях назвал даже подобное «дичайшим натурализмом». Дело в том, что автор совсем не боится называть вещи своими именами. Даже тем читателям, которые обычно без неловкости воспринимают постельные сцены, данный «натурализм» может показаться диссоциативным. Некоторые посчитали, что этим автор испортил сюжет. Однако лишь поняв, как главные герои упивались друг другом, как ощущали свои тела, свои души, свою жажду жизни и свой страх смерти, читатель сможет осознать ту боль, которая заставила Эгаре закрыться от людей.

В конце концов, когда сплетается столько контрастов, да еще задевающих что-то внутри тебя, смешанные чувства — это нормальная реакция на прочитанное. Но Нина Георге сумела сгладить все это своей концовкой, особенно послесловием. 

Книга начинается с эпиграфа, которым и стоит закончить: «Этот роман посвящается тем, кого уже нет. И тем, кто их все еще любит».

Текст: Анастасия Заячук