Пьеса, которую сняли в 2008 году, вернулась на сцену.

Бернард Шоу создавал пьесу «Дом, где разбиваются сердца», или, как охарактеризовал ее сам автор, «фантазию в русском стиле на английские темы», в течение нескольких лет вплоть до 1917 года. Она была издана в 1919 году, а уже спустя год в нью-йоркском театре «Гилд» состоялась премьера. В Театре Дождей пьеса шла с 2001 по 2008 год. В этом году по просьбе зрителей ее восстановили в измененной версии, но большинство актеров, задействованных в постановке, еще из прежнего состава. ART1 посетил возрожденный спектакль и почувствовал восторженное покалывание в шее.

Знакомство с Театром Дождей для меня началось с его главного режиссера Натальи Никитиной, которая перед началом спектакля вышла с прощальным словом о верно отслужившем 15 лет, но (увы!) умершем незадолго до представления кондиционере. И поэтому двери будут открыты все время действия ради удобства зрителей, пояснила она. И, пока мы смеялись, я всем сердцем почувствовала, что попала к своим: именно на таком прямом с задорным юмором обращении к зрителям и построена работа всей команды театра.

Акт 1 / Первый суд «Я должен верить, что моя искорка, как бы она ни была мала, божественного происхождения, а багровый свет над их дверью — это пламя преисподней». Гектор Хэшебай

Первым делом хочу отметить прекрасный актерский состав, все смотрятся очень органично, как будто живут на сцене. Погружение всех участников процесса, включая зрителей, в атмосферу дома капитана Шотовера (Валерий Соломахин) и его домочадцев происходит на космической скорости. И все следующие пять часов спектакля публика радостно переносит абсурд и дискомфорт от того, что хозяева усадьбы не ставят себе цель быть приятными с гостями — задают каверзные вопросы, шокируют циничной откровенностью. Вместе с героями Александра Иванова (Менген) или Александра Макова (мистер Эттеруорд) зрители гадают, стоит ли принимать правила игры этого дома. Стоит ли позволять столь болезненно срывать маски его прекрасным дьяволицам (Елена Сапронова и Анастасия Никитина).

Акт 2 / Второй суд «Настоящее английское общество делится на два круга: это круг лошадников и круг невротиков» Леди Эттеуорд

Считается, что в этой пьесе нет ни одного положительного персонажа. Перед вами должны предстать отвратительные образчики рода человеческого, которые условно делятся на три группы: бунтари, скептики и дельцы. Условно, потому что жизнь не столь однозначна, и некоторым из героев предстоит побывать во всех амплуа, чтобы пройти очистительное разоблачение и найти подлинного себя.

Откровением стало появление на сцене такого персонажа, как Мадзини Дэн в исполнении замечательного Ивана Кожевникова. Само существование добродушного, сверхтактичного ангела с небольшим заиканием и уютным брюшком явилось главным отличием нашего общества от общества английского. Ох, не зря Шоу назвал его и поэтом, и солдатом свободы.

Акт 3 / Третий суд «Просто удивительно, если принять во внимание все обстоятельства, до чего мы мирно и гладко существуем» Мадзини Дэн

Заканчивается спектакль в соответствии с духом вселенской справедливости: все, кто пытался сбежать, спасаясь с ковчега, погибли, а все, кто остался и продолжил плыть к неведомой земле, получили в дар жизнь еще на один день. Справедливо и то, что это именно те герои, к кому за время действия вы прониклись любовью или хотя бы сочувствием. И, может быть, жить они и не умеют, но нет сомнения, что они сумеют героически умереть. А когда во время оваций под роскошную музыку Queеn происходит метаморфоза обратного превращения актеров, ощущаешь восторженное покалывание в шее, и понимаешь, какие на самом деле красивые люди тебя окружают.

Боже храни Королеву! Queen всех времен и народов!

*****

Театр Дождей существует с 1990 года, начинался он с нескольких человек и за эти годы вырос до 120 энтузиастов своего дела. У театра есть сплоченный круг верных почитателей, есть заслуги и награды, есть сложившаяся репутация и в городе, и за его пределами. Есть планы будущих постановок. Нет у Театра Дождей только достойного помещения для работы.

Труппа вынуждена продолжать ютиться в небольшом зале, рассчитанном на 47 зрительских мест, без помещений для репетиций и только с одной общей для всех актеров гримеркой. Нет фойе для зрителей, нет буфета, нет административных помещений, нет даже той самой вешалки гардероба, с которой и должен начинаться театр. В Год театра Театр Дождей активно ищет новое помещение и собирает подписи под обращением, чтобы найти решение и на городском, и на федеральном уровнях. Подписать петицию можно на сайте или в театре. Будете рядом — не забудьте зайти и поставить подпись.

 

Текст: Евгения Мищенко

Фото: Юлия Кудряшова-Белокрыс (https://vk.com/dom_show)